Сегодня
436,29    492,83    68,48    5,92
   Нур-Султан C    Алматы C
История
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Подъем целины в Казахстане – триумф или трагедия?

Жандос АсылбековQMonitor
28 сентября 2021
65 лет назад, осенью 1956-го, в Казахстане впервые был собран миллиард пудов зерна. Как много позже мы прочли в памятной книжке за авторством Леонида Брежнева, это был звездный час тех, кто осваивал целину. Масштабный проект, охвативший огромные территории и задействовавший миллионы людей, в наши дни оценивается очень неоднозначно. Причем не только в Казахстане, но и в соседней России, ставшей правопреемницей СССР, руководство которого и затеяло эту эпопею. 

Планов громадье


Впервые о планах по освоению целинных и залежных земель, важная роль в которых отводилась Казахстану, первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев объявил в сентябре 1953-го. Как бы к нему ни относились, но он искренне хотел накормить народ, а в Советском Союзе остро не хватало и хлеба и необходимого для животноводства зернофуража. Кроме того, он считал, что победу в борьбе между социалистическими и капиталистическими странами принесет не военная мощь, а более высокий уровень жизни людей. Отсюда и резкое сокращение армии в 1950-х, и начавшееся тогда же массовое жилищное строительство, о котором до сих пор напоминают сохранившиеся во многих городах «хрущевки».

Как утверждают отдельные историки, сказалась и борьба за власть, развернувшаяся после смерти Сталина в марте 1953-го внутри «триумвирата». Каждый из троих – Хрущев, Маленков и Берия – пытался завоевать расположение советских граждан. В июне, после ареста Берия, остались двое. А в июле Маленков как глава правительства предложил усилить материальное стимулирование труда крестьян, снизить взимаемые с них налоги, повысить закупочные цены на сельхозпродукцию. Рассказывали, что сельчане до дыр зачитывали газету с его докладом и приговаривали: «Вот этот - за нас!». Родилась даже поговорка «Пришел Маленков – поели блинков!». И видя, что главный конкурент перехватывает инициативу, Хрущев решил выложить свой козырь. Впрочем, трудно сказать, насколько эта версии правдива.

А вот то, что поначалу он не получил поддержки в президиуме (политбюро) ЦК КПСС, который принимал все ключевые для страны решения, – это факт. Оппоненты считали более целесообразным вложить силы и средства в традиционные зерносеющие районы центральной и западной России, а также Украины. Против выступило и руководство Казахской ССР в лице первого секретаря ЦК Компартии республики Жумабая Шаяхметова, который полагал, что распашка столь огромных площадей лишит животноводство, главную на тот момент отрасль местного сельского хозяйства, пастбищных и сенокосных угодий. А сам Хрущев в своих мемуарах писал: «У меня сложилось впечатление, что здесь имелись и политические мотивы, …что Шаяхметов был несколько заражен националистической бациллой. Он понимал, что если увеличить площади под зерно, то обработать эту землю казахи сами не смогут, …что придется призвать на помощь добровольцев. Он этого не хотел, так как понимал, что тогда снизится удельный вес коренного населения в Казахстане».

Упрямый Хрущев сумел-таки настоять на своем. Уже 6 февраля следующего года Шаяхметова отправили в отставку, его место занял Пантелеймон Пономаренко, бывший руководитель Белоруссии, а вторым секретарем ЦК Компартии республики стал Леонид Брежнев, которому и поручили кураторство над освоением целины. В конце того же месяца на пленуме ЦК КПСС было принято постановление «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». А уже весной механизаторы, направленные сюда из разных регионов СССР, приступили к распашке. 

Иначе говоря, с момента выдвижения инициативы и до начала ее практической реализации прошло всего полгода. Между тем, речь шла об освоении десятков миллионов гектаров, причем в зоне рискованного земледелия – в Казахстане и Западной Сибири. Разумеется, не было проведено никакой предварительной подготовки и тем более никаких научно-исследовательских работ, связанных с агротехникой возделывания, что спустя несколько лет аукнется выносом плодородного слоя, эрозией почв на значительных площадях, другими негативными явлениями. И в этом был весь Хрущев – импульсивный, шедший к цели напролом, не желавший просчитывать последствия. Как окрестили его позже – «волюнтарист». 

Мало того, в стремлении «выполнить и перевыполнить планы партии» первоцелинники обработали намного больше земель, чем намечалось. Так, в течение первых двух лет (1954-55) вместо 13 миллионов гектаров было распахано чуть ли не вдвое больше, том числе и непригодных к возделыванию. В одном только Казахстане зерновой клин увеличился почти на 15 миллионов гектаров. Такая прибавка плюс благоприятные погодные условия и позволили нашей республике в 1956-м собрать миллиард пудов зерна, или 16,4 миллиона тонн, – в четыре раза больше, чем в среднем за пять предцелинных лет. Казахстан стал одной из главных хлебных житниц СССР. 

Плюсы и минусы


Сегодня часто спорят о том, чего было больше в освоении целины – позитивного или негативного, что можно отнести к плюсам, а что к минусам. В Казахстане главный акцент обычно делают на отрицательных последствиях для животноводства. Безусловно, они имели место. Но взгляните на таблицу, составленную на основе данных официальной статистики: 



Как видим, к моменту распада СССР поголовье овец и коз увеличилось вдвое по сравнению с тем, что было и перед освоением целины, и незадолго до начала массового голода 1930-х. Примерно в такой же пропорции выросла численность крупного рогатого скота. Количество лошадей и верблюдов, резко сократившееся в результате коллективизации и перевода казахов на оседлый образ жизни, после освоения целины практически не изменилось. Впрочем, верблюдов всегда разводили и разводят, главным образом, на юге и западе Казахстана, которых целинная эпопея 1950-х не коснулась.

Возможно, если бы не распашка земель на севере республики, то рост поголовья скота был бы более значительным. Например, не исключено, что удалось бы довести количество овец и коз до 50 миллионов – кстати, именно такая задача была поставлена руководством Казахской ССР в 1970-х. Но это мы можем только предполагать. К слову, за тридцать лет независимости их поголовье сократилось до 16,9 миллиона, или более чем вдвое. 

В России же сегодняшнее негативное отношение к «целинному проекту» вызвано следующими причинами. Поскольку все силы и средства были брошены на Казахстан и Западную Сибирь, то без внимания государства остались центральные и западные регионы РСФСР, традиционные центры аграрного производства, и прежде всего земледелия, которые в результате понесли и социально-экономические, и людские потери. Там, как говорят критики, «ускорился процесс деградации сельского хозяйства и всего сельского образа жизни», По их убеждению, решение Хрущева «стало окончательным приговором русской деревне». 

Целинная эпопея серьезным образом изменила национальный состав нашей республики. Как показала проведенная в 1959-м всесоюзная перепись населения, в Казахстане на тот момент среди 9,3 миллиона жителей славяне составляли 52,1 процента, а казахи – лишь 30,1. Хотя, конечно, здесь повлияли также массовая эвакуация в годы войны, создание уже в 1950-х годах крупных добывающих и перерабатывающих промышленных предприятий, на которые привлекали инженеров и рабочих из других республик. Непосредственно в целинных регионах доля казахов и вовсе снизилась до 18-19 процентов. 

Через год, в конце 1960-го, эти пять областей (Акмолинская, Кокчетавская, Кустанайская, Павлодарская и Северо-Казахстанская) образовали новую территориально-административную единицу – Целинный край, который оставался в составе Казахской ССР, но имел определенную экономическую самостоятельность от нее. Спустя тридцать с лишним лет, в 1990-х, стали появляться публикации о том, что, дескать, это решение, которое продавил Хрущев, имело целью впоследствии отчленить край от Казахстана и то ли создать автономию, то ли присоединить к РСФСР. И что, мол, только мужество тогдашнего председателя Совета министров республики Жумабека Ташенева (которому, кстати, недавно установили памятник в Нур-Султане), бросившего вызов Хрущеву, остановило последнего от такого шага и сохранило северные области в составе Казахской ССР. На эту тему даже книги написаны. 

Но как было на самом деле, никто не знает. Никаких документальных подтверждений нет, все рассказы основаны на чьих-то воспоминаниях или даже слухах. И, зная о том, как наши «аксакалы» от политики любят интерпретировать события тех лет в угоду нынешней конъюнктуре и насколько представители так называемой национальной творческой интеллигенции склонны к мифологизации прошлого, как-то не особо веришь таким статьям и книгам. И потом, вряд ли Хрущев с его крайне упрямым характером пошел бы на попятную только потому, что ему возразил председатель Совмина одной из пятнадцати республик. Если еще в 1954-м, когда его позиции были не столь сильны, он добился передачи Крымского полуострова Украине, то в 1960-м, став уже полновластным хозяином (главой и партии, и правительства), «неистовый Никита Сергеевич» тем более реализовал бы свой замысел. Если, конечно, такой замысел существовал. 

К целинной эпопее, кардинально изменившей облик Казахстана во всех смыслах – экономическом, социальном, этническом, культурном, языковом – можно относиться по-разному. И рисовать все только одним цветом, белым или черным, наверное, нельзя. Но факт то, что мы по сей день пользуемся ее результатами. Наша страна входит в число наиболее крупных производителей и экспортеров зерна, и даже в случае самых серьезных мировых катаклизмов казахстанцы не останутся без хлеба. Который, как известно, всему голова…
0
    8 112