Сегодня

469,17    495,07    67,46    7,56
История
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Степан Туманов – изобретатель жидкого золота

Евгений ГолодновАтмосфера
7 октября 2022
Полвека назад такой великий изобретатель жил в подмосковном Ликино-Дулёво. В противоречивые годы НЭПа он сумел найти способ получения жидкого золота - его под особым секретом держали в тайне целое столетие немцы. Будучи монополистами в этом деле, они извлекали из жидкого золота огромную прибыль на мировом уровне. Кто же он, этот почти забытый в сегодняшней России труженик?

Родился Степан Герасимович Туманов 135 лет назад в Орехово-Зуеве, в крепкой старообрядческой семье, которая дала ему и добротное воспитание и образование. Отец будущего изобретателя Герасим Яковлевич родом из купеческого сословия. Он работал и у промышленников Зиминых на местной красильной фабрике и служил по коммерческой части на Богородско-Глуховской мануфактуре фабрикантов Морозовых (территория современного Ногинска). Отец Туманова входил в состав Совета Богородской старообрядческой общины, являлся Почётным гражданином Богородска (Ногинска). Его лично знал и уважал хозяин Мануфактуры Арсений Иванович Морозов – близкий родственник Саввы Морозова, знаменитый благотворитель, финансировавший строительство многих старообрядческих храмов в Москве и в Московской области.

Изучая биографии наших выдающихся земляков-староверов из Подмосковья, я увидел, что их родители стремились дать детям прежде всего техническое образование. При поддержке отца и матери Степан Туманов получил хорошее среднее образование в столичном коммерческом училище. Но так как Московский университет принимал выпускников только классических гимназий, то Герасим Яковлевич отправил сына учиться в Швейцарию, в Лозанский университет. Такой шаг мудрый родитель сделал ещё и потому, что в то время Туманов-младший (в годы первой русской революции) увлекался революционными марксистскими идеями, даже участвовал в нелегальных сходках революционеров. И ему грозил арест.

В 1906-1907 годах будущий учёный "прогрызал гранит науки" на естественном отделении Лозанского университета, позже перевёлся в Московский университет (нынешний МГУ им. Ломоносова), на физико-химическое отделение. Окончил его в 1912-м. Затем в 1912-1913 гг. наш земляк постигал азы науки в Высшей школе химии и колористики в Мюльгаузене в Германии. Вернувшись в Россию, в 1914-1916 годах трудился помощником главного колориста на Богородско-Глуховской мануфактуре у Арсения Ивановича Морозова, которому много лет верой и правдой служил Туманов-старший.

Начавшаяся Первая мировая повлияла на судьбу Степана. Около трёх лет прапорщик Туманов воевал в качестве командира взвода мортирного дивизиона 41-й мортирно-артиллерийской дивизии на Кавказе. Бог миловал. Остался живым. После демобилизации вновь вернулся в родное Подмосковье.

Шёл 1918-й. В стране произошла революция, власть перешла к большевикам во главе с Лениным. Бывший хозяин Тумановых, 68-летний Арсений Морозов, остался без фабрики и работы, почти без средств на существование, хотя продолжал бывать на Глуховской мануфактуре и консультировал молодых специалистов. Уважая Морозова и помня его доброту, советские рабочие даже сбрасывались ему на пропитание. Кстати, будучи хозяином, Арсений Иванович знал и помнил имена почти всех своих сотрудников, а их было более девяти тысяч человек.

Коллеги по Московскому университету пригласили тридцатилетнего Туманова в созданное ими частное общество "Кооперхимия". Но молодого учёного не заинтересовала артель, выпускавшая для продажи на рынках мало, соду и кислоты. Исследователя тянуло к производству.

Так случилось, что вскоре инженера Туманова нашли представители рабочего контроля Дулёвского фарфорового завода и попросили помочь в непростом деле – научной организации производства отечественных красителей. И это в стране, в которой полыхала гражданская война, процветали разруха и голод? Кстати, до Октябрьской революции в России никогда не производили своих керамических красок, их можно было приобрести за большие деньги только в Германии, а немцы очень строго хранили свои производственные секреты…

Предприятие находилось всего в 14 километрах от родного Орехово-Зуева и Степан Герасимович с радостью откликнулся на предложение дулёвцев. В августе 1918-го он впервые приехал на ДФЗ.

Опыта в новом деле у Туманова не было. Отсутствовали на тот момент необходимые рецепты, специалисты. Узнавши о планах, бывший владелец завода Сергей Матвеевич Кузнецов попытался отговорить молодого инженера от "авантюрной затеи": "Неужели Вы всерьёз думаете конкурировать с Германией, Англией и Францией? Ничего у вас не получится!" Жизнь же на практике показала иное.

В это время по указанию Ленина советские учёные приступили к необходимым поискам на Курской магнитной аномалии… Туманов и его коллеги сделали первые скромные шаги. Добились ассигнования на необходимое оборудование – тысячу рублей. В то время этой суммы не хватило бы и на пуд хлеба, он стоил в полтора раза дороже. Самое ценное приобретённое на первых порах оборудование – это лабораторная печь. По счастливой случайности, купили её на знаменитом столичном Сухаревском рынке.

Первоначальный штат Туманова – четыре человека. Сам инженер, два рабочих и один ученик. Когда им дали помещение побольше, то один старый рабочий не удержался от восторга: "Ну и ну, да это целый вокзал!". Явная бедность перекрывалась желанием работать, энтузиазмом и поддержкой простых работяг. Они во всём помогали молодому руководителю и учёному: приходили, подсказывали, как ставить пробы, как обжигать, молоть, просеивать красители.

Россия всегда была щедра на одарённых людей. Они обладали сметкой, самобытным складом ума. Многим из них не хватало теоретических знаний, а часто и элементарной грамотности, но огромный практический опыт перекрывал все их недостатки.

С такими умельцами, "данилами-мастерами" на исходе первого года работы в заводской лаборатории ДФЗ Туманов получил начальную палитру красителей. В 1918-м тумановская лаборатория выпустила сорок восемь килограммов керамических красок. К исходу 1919-го разработали рецептуру ещё нескольких красителей и производство их увеличилось до 1197 килограммов. Дулёвский завод расписывал посуду своими красками, палитра которых с каждым годом расширялась. К 1921 году коллектив под руководством Туманова весьма увеличил объём исследовательских работ – красителями дулёвской лаборатории стали пользоваться и многие другие предприятия, входившие в Центрофарфортрест.

Так начинался будущий Дулёвский красочный завод, основанный Тумановым. У его истоков стоял брат супруги Туманова, выпускник Московского университета Семён Николаевич Грачёв и другой выпускник МГУ – Сергей Михайлович Гусев. Супругой доктора технических наук стала талантливая актриса МХАТа и столичного театра имени Вахтангова Мария Грачёва, а среди его близких друзей были известные светила науки, выдающиеся артисты, писатели…

Специальные эмали, разработанные Тумановым и его коллегами, ныне украшают ювелирные изделия. Стеклопанельные тумановские краски использовались для украшения знаменитых московских зданий: СЭВ (комплекс зданий международного межправительственного Совета Экономической Взаимопомощи), Аэровокзала, гостиниц "Россия", "Интурист", а также – панорамы Бородинского сражения. Активно применялись эмали учёного и в иных городах России, Украины, Белоруссии… Фамилия изобретателя долгие годы была на слуху в Европе.

Неутомимый Туманов свою плодотворную деятельность на производстве совмещал с активной педагогической работой в Москве на керамическом факультете при Высших художественно-технических мастерских (ВХУТЕМАС).
 
Гражданская война оторвала ДФЗ от юга России, где находились уже разведанные месторождения каолинов – белой глины, получаемой при переработке минерала каолинита. Возникла необходимость срочного изучения и опробования каолинов, полевого шпата и кварца Урала. Туда были срочно организованы экспедиции во главе с Тумановым. Они проводились летом 1921, 1922 и 1925 гг. и подтвердили ценные качества чебаркульского каолина. ДФЗ начал применять уральское сырьё.

Наладив массовое производство керамических красок, с осени 1919-го тумановцы приступили к опытам по получению препарата жидкого золота. Пришлось провести несколько тысяч практических исследований, пока не удалось получить желанный драгоценный металл!

Однажды Туманов выехал в научную командировку в Германию. На одном из немецких заводов это жидкое золото как раз и изготавливали. Но процесс изготовления, его нюансы немцы по-прежнему держали в тайне (аж с 1825 года!). Рассказывают, что их секрет – капельку жидкого золота – советский учёный смог унести "под ногтем"…

После пяти лет подвижнических изнурительных опытов, в 1927-м, Туманов и его соратники всё-таки создали свой оригинальный метод получения жидкого золота, не уступающего немецкому. Россия наконец-то освободилась от импорта дорогостоящего красителя! Сейчас страна тоже нуждается в гениальных тружениках тумановых, чтобы эффективно внедрять импортозамещение.

Удивительным человеком был Степан Герасимович! Везде поспевал, до глубокой старости сохранил хорошую память, живость ума, каждый день начинал с обычной физзарядки… В годы Великой Отечественной, в 56 лет, успешно защитил "докторскую".

Во время 1941-1945 гг., благодаря Туманову и его соратникам Дулёвский красочный завод стал единственным поставщиком ювелирных эмалей для советских орденов, медалей, знаков отличия. Тёмно-красный рубин, сверкающий на орденах, пятиконечных звёздочках, носимых солдатами, офицерами, генералами и маршалами - произведён в г. Ликино-Дулёво Московской области. Здесь же, к сведению, плавили эмали и для высшего военного ордена "Победа", учрежденного в 1943-м.

Первооткрыватель отечественного жидкого золота, потомственный русский старовер, большой патриот малой родины и страны Степан Герасимович Туманов прожил долгую достойную жизнь. Построил дом, воспитал детей, воспитал сотни достойных учеников, последователей, сделал великое открытие, помог подняться на ноги в тяжёлое время отечественной промышленности, России, основал новое производство… Его открытия и по сей день верно и безотказно служат современной России, её людям!
+1
    12 072