Сегодня

469,17    495,07    67,46    7,56
История
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Ярослав Галан: жизнь и судьба

Петр МаслюженкоСтолетие
22 ноября 2022

В этом году 120 лет со дня рождения легендарного антифашиста


Мы позабыли уже, что Галиция века именовалась Червонной Русью, и что Львов был, в значительной мере, русским городом еще накануне Первой мировой войны, и что, в конце-то концов, еще в составе Польши, накануне Второй мировой, в этом городе жили активные антифашисты, такие как Ярослав Галан.
    
«Украинский фашизм — это верный союзник польского фашизма. Человека, который не в курсе, могло бы удивить, что большинство украинских национальных и так называемых культурных представителей борются против всего, что попадет из Советской Украины, и отрицают ее достижения. Если ближе рассмотрим экономическое положение украинской буржуазии, то поймем, откуда происходит эта ненависть к Советскому Союзу. Как известно, украинская буржуазия в пределах польского государства более слаба чем польская буржуазия и польский капитализм. Тогда когда польский капитализм развивается дальше через целый ряд частных монополий, то украинский капитализм как капитализм такого себе «бедного родственника» не может на более длинный период времени выдержать конкуренцию с этим польским капитализмом. Какой путь избрал этот молодой украинский капитализм для привлечения потребителя? Путь, понятный в таких условиях,— использует национальные чувства, а притеснение, которое применяют на этих землях, есть словно оружие в его руках для привлечения потребителей. Освободительные стремления умеет использовать и благодаря сетке, сплетенной путем лживой пропаганды, добывает этого желаемого потребителя. Кооперативное движение является в его руках орудием, которое ведет к той же цели. Кого-то могла бы обмануть видимость правды, что украинские депутаты борются в сейме за свободу украинского слова. Определены возможности развития украинского языка, созданные ими, украинская буржуазия использует для создания самых выгодных условий, чтобы получить потребителя. Молодой украинский капитализм осознает, что он неспособен существовать самостоятельно и, скажем, овладеть широкими рынками сбыта. Знает, что объектом его аппетитов могут быть только восточные земли Украинской Надднепрянщины. Именно отсюда источник этой бешеной ненависти к Советской Украине».
    
Эти слова из речи львовянина, публициста Ярослава Галана, произнесенной на Антифашистском конгрессе деятелей культуры во Львове восемь с половиной десятилетий назад, актуальны, увы, и сегодня.
    
К слову, отец писателя, Александр Галан, был узником печально известного концентрационного лагеря «Талергоф», созданного властями Австро-Венгерской империи в первые дни Первой мировой войны.
    
Известный публицист Мирослава Бердник, публикуя сканы польских газет о Львовской бойне и терроре, устроенном тогда польскими властями украинским и польским рабочим, в своем блоге в ЖЖ писала, что Львов приобрел незавидную репутацию оплота, столицы украинского радикального национализма, во всяком случае, именно так его воспринимают многие на востоке Украины и в России. Однако представление это несколько одностороннее и упрощенное, не учитывающее все перипетии истории западноукраинских земель и их центра.
 
Удивительно, но столь радикальный Львов имеет, как написали бы в советское время, и «славные революционные традиции». Именно здесь проходил в 1936 г. Антифашистский конгресс.
    
Цитируем. «1936 г. выдался во Львове особенно жарким. Совместная борьба рабочих — украинцев, поляков, евреев — за свои экономические и человеческие права достигла наивысшего накала. 14 апреля прошли демонстрации безработных, переросшие в столкновения с полицией. В них был убит полицией безработный Владислав Козак, и это злодеяние вызвало бурное негодование народа. На похороны собралось 40 тыс. человек. Чтобы остановить демонстрацию под лозунгами "Геть фашизм!", "Геть панську Польщу!", "Хай живе Радянський Союз!", власти открыли огонь из пулеметов. В городе развернулись баррикадные бои, на улицах появились бронемашины и танки. Итог: 46 убитых, 200 раненых, около двух тысяч арестованных.
    
В ответ 20 апреля Львов охватила забастовка — на работу не вышли 60 тыс. человек, в т. ч. 2 тыс. железнодорожников; встали трамваи. Новые забастовка и демонстрация состоялись 1 мая, а 8-го "страйк" (забастовку) объявили студенты.
    
В обстановке крайнего обострения социальной борьбы и разнузданного террора, устроенного "пилсудчиками", открыл свою работу Антифашистский конгресс. В нем приняли участие Ярослав Галан, Ванда Василевская, Степан Тудор, Александр Гаврилюк и другие выдающиеся представители украинской и польской интеллигенции. Они прибыли во Львов изо всех крупных городов Польши, Западной Украины и Западной Белоруссии. Присутствующие почтили память львовских рабочих, погибших в боях с полицией 16 апреля. Во время форума были заслушаны доклады по темам "Культура, война и фашизм", "Литература и общественные проблемы" и др. Широко обсуждался национальный вопрос — участники конгресса потребовали от властей открытия украинского и белорусского университетов, равноправия языков на этнически смешанных территориях. Конгресс заклеймил польский профашистский режим, разоблачил антинародные действия украинских националистов, принял резолюцию, в которой призывал интеллигенцию к борьбе против фашизма, против подготовки новой империалистической войны.
    
Всего лишь через два месяца после конгресса во Львове, 18 июля, «над всей Испанией» установится "безоблачное небо". Начнется гражданская война, в ходе которой фашизму впервые будет дан вооруженный — интернациональный — отпор.
    
Наступление фашизма заставило тогда объединяться все здравомыслящие силы. Пример подала Франция. В 1934 г. в этой стране возникла угроза переворота. Попытка фашистов (организация "Огненные кресты" и др.) захватить власть была сорвана благодаря созданию Народного фронта, объединившего партии весьма широкого спектра».

     * * *

    
73 года прошло со дня трагической гибели писателя, антифашиста со стажем еще со времен, когда до начала Второй мировой войны оставалось несколько лет, хотя ее предчувствие уже было разлито в воздухе.
 
В 1949 г. Галан был убит двумя бандеровцами, как утверждают, по личному указанию бывшего гауптштурмфюрера СС Романа Шухевича, в своей львовской квартире.
    
Галицкие нацисты нанесли ему 11 ударов гуцульским деревянным топором. Убийство известного публициста, разоблачавшего деяния бандеровцев, стало самым громким делом в послевоенной Украине. Но правда, которую говорил и писал Ярослав Александрович, била по бандеровцам беспощадно и по кончине писателя, бьет и по сей день.
    
Разве могли эсэсовцы-бандеровцы простить писателю правду о них, высказанную, например, в очерке «Чему нет названия»: «Четырнадцатилетняя девочка не может спокойно смотреть на мясо. Когда в ее присутствии собираются жарить котлеты, она бледнеет и дрожит, как осиновый лист. Несколько месяцев назад в Воробьиную ночь к крестьянской хате недалеко от города Сарны пришли вооруженные люди и закололи ножами хозяев. Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на агонию своих родителей. Один из бандитов приложил острие ножа к горлу ребенка, но в последнюю минуту в его мозгу родилась новая <идея>: «Живи во славу Степана Бандеры! А чтобы чего доброго, не умерла с голоду, мы оставим тебе продукты. А ну, хлопцы, нарубайте ей свинины!..». «Хлопцам» это предложение понравилось. Через несколько минут перед оцепеневшей от ужаса девочкой выросла гора мяса из истекающих кровью отца и матери…».
    
В вышедшей не так давно книге «СМЕРШ против бандеровцев» есть глава, посвященная Я. Галану. В свое время ее автор Владислав Чубенко отдавший много сил для ликвидации вооруженных бандформирований, один из ведущих организаторов и кураторов агентурно-боевых групп и легендированного подполья, участник оперативных игр в борьбе с ОУН* и разведками США и Великобритании, последние годы жизни посвятил защите доброго имени Я. Галана, из которого украинская националистическая пропаганда всегда старалась сделать антисоветчика, так ей было выгодно. В своей публикации «Ярослава Галана убивают снова» В. Чубенко подчеркивает: «Убивший журналиста Михаил Стахур, для которого это преступление было условием вступления в ОУН*, на судебном процессе сказал, что Галан, его слово, были страшны Ватикану. Но и заказчикам, и их побратимам-оуновцам он и после смерти внушал страх. Поэтому ныне в Западной Украине повсеместно прилагаются усилия, чтобы убить его еще раз».
    
Так кем же был на самом деле Галан? В довоенное время он в рядах подпольной компартии Западной Украины самоотверженно боролся с режимом панской Польши. Его арестовали, и в ужасных условиях содержали в тюремных казематах. Он с радостью встретил воссоединение украинских земель в 1939 г. Во время войны переехал на восток и все свои силы и яркий талант журналиста отдал делу разгрома самой страшной чумы XX века — нацизма. После освобождения Украины возвратился во Львов. Галан внимательно следил за событиями, происходившими на оккупированной немцами территории.
    
Ярослав Галан не мог мириться ни со словами митрополита Андрея Шептицкого «От болящего сердца приветствуем нашу немецкую армию и ее вождя Адольфа Гитлера. Искренне просим Всевышнего о победе немецкого оружия над большевизмом. Благословляю вас, сыны мои, на святую борьбу во имя правды Божьей. В ваших руках судьба народа нашего и наше будущее. Начинайте с Богом!», ни, тем более с тем, что нахтигалевцы только во Львове уничтожили более 3 тыс. человек, в основном польскую и украинскую интеллигенцию. У Вулецких холмов они истязали и убивали известных Галану ученых: члена многих академий мира Казимира Бартеля, писателя Бай-Желенского, академика Соловья, профессора Яна Грека, ректора университета Владимира Серадского, академика Антония Цешинского, профессора Тадеуша Тровского и многих других.
    
Не мог мириться Я. Галан и с зачитанным в присутствии представителей абвера Ярославом Стецько «Актом провозглашения самостийной Украины», составленным лично С. Бандерой, один из пунктов которого гласил: «Возрожденная Украинская держава будет тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией, которая под руководством вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире»...
    
После была дивизия СС «Галичина», УПА*, сожженные села, тысячи замученных людей не только на Украине, но и далеко за ее пределами. При тесном сотрудничестве ОУН* с фашистами. Памятен нам и послевоенный бандеровский зверский бандитизм.
    
Острые памфлеты Галана с красноречивыми названиями «С крестом или ножом», «Что такое Уния», «Сумерки чужих богов», «Апостолы предательства», «Их лицо» (1948 г.), «На службе у сатаны» (1948 г.), «Перед лицом фактов» (1949 г.), «Отец тьмы и присные» (1949), «Ватиканские идолы жаждут крови» — били без промаха. В ответ на его отлучение от церкви папой Пием XII Галан написал сатирическое произведение «Плюю на Папу!» А его трагедия «Под золотым орлом» (1947 г.) долгие годы не сходила с театральных подмостков Украины, в ней автор сопоставил преступления против человечества, совершавшиеся в нацистских концлагерях, с произволом американских оккупационных войск в Западной Германии.
      
После вхождения Западной Украины и Западной Белоруссии в состав СССР (в сентябре 1939 г.) Я. Галан публиковался в западноукраинской и советской прессе, писал очерки и рассказы об изменениях на воссоединенных западных областях УССР. В годы Великой Отечественной войны работал в редакциях фронтовых газет, а также на радио, в 1946 г. в качестве корреспондента «Советской Украины» представлял советскую прессу на Нюрнбергском процессе по делу немецких военных преступников. Сталинской премии второй степени Я. Галан был удостоен посмертно, в 1952 г.

Галан убедительно показывал, как мельниковцы и бандеровцы боролись друг с другом за право быть первыми на службе у немецкого фашизма. Он разоблачал лидеров ОУН*, пытавшихся отрицать участие абвера в создании УПА*, раскрывал преступления батальона «Нахтигаль», роль униатской церкви в создании дивизии СС «Галичина».
    
«Для Львова того времени писательский труд Галана был действительно героическим, — пишет В. Чубенко. — В его адрес посыпались угрозы, а после убийства священника Гавриила Костельника Ярослав понял, что следующей жертвой будет он. Ему неоднократно предлагали переехать в Киев, но он категорически отказывался, так как считал, что такое решение его враги расценили бы как бегство и проявление трусости.
    
Неудачных попыток убить Галана было несколько. Однако реализовали план оуновцы Илларий Лукашевич и Михаил Стахур. Вооружившись пистолетами, гранатами и излюбленным оружием Стахура гуцульским топориком, они направились на ул. Гвардейскую к дому № 18, где на четвертом этаже в квартире № 10 жил Я. Галан. Домработница знала Лукашевича по прежним посещениям и спокойно впустила пришельцев в квартиру. Ярослав Александрович находился в кабинете. Выбрав момент, Лукашевич дал знак Стахуру, и тот топориком ударил журналиста по голове. Уже мертвому он нанес еще десять ударов в голову. Стахур потом говорил на судебном процессе: «Писателя Галана нужно было убить, потому что он в своих произведениях разоблачал украинских националистов и униатское духовенство. Ватикан страшился его».
    
Стахур был пойман через два года и по приговору суда повешен, другие убийцы — расстреляны. Пособники получили по 10-25 лет лишения свободы.
    
Ярослав Галан был похоронен на Лычаковском кладбище. Его в последний путь провожали тысячи сограждан. Тогда никто и предвидеть не мог, что через десятилетия бандеровщина и нацизм снова поднимут голову во Львове.
 
И все эти «щепанские, лукашевичи, стахуры и им подобные будут называть себя демократами, хвастаться своим преступным прошлым, станут выдавать себя за освободителей, борцов против фашизма и создателей новой, независимой Украины.
    
Что все те же стахуры и щепанские будут гордо маршировать не только по древним львовским улицам, помнившим грохот сапог оуновско-абверовского батальона «Нахтигаль», солдат дивизии СС «Галичина», но и по киевскому Крещатику. Что официально будет поднят вопрос (и может быть положительно решен) о признании бандитов ОУН-УПА* ветеранами Великой Отечественной со всеми льготами и привилегиями. А ведь это они снесли памятник Галану, надругались над его могилой и уничтожили музей, при этом куда-то исчез окровавленный свидетель оуновского террора, любимое оружие Стахура — гуцульский топорик...».
    
В 1971 г. в серии «ЖЗЛ» (М.: Молодая гвардия) вышла книга В. Беляева и А. Елкина «Ярослав Галан». В 1973 г. по событиям жизни Я. Галана был снят художественный фильм «До последней минуты», с Владиславом Дворжецким в главной роли.
    
Имя писателя теперь вычеркнуто из школьных учебников, закрыт его музей, памятник ему во Львове снесен в 1992–1993 гг. и переплавлен в памятник «Просвите»...
    
Послежизнь борца с украинским нацизмом продолжается. В частности, Компартия Украины (после госпереворота 2014 г. запрещена) возродила премию имени Я. Галана, которая была учреждена еще в УССР (кстати, ее лауреатами были в те времена известные приспособленцы, некоторые из нынешних активных «нэзалэжников»). В 2010 г. возрожденной премией была награждена киевский писатель-публицист Мирослава Бердник за книгу «Пешки в чужой игре. Страницы к истории украинского национализма». В книге приведены факты сотрудничества бандеровцев с фашистским абвером, спецслужбами западных стран, они почерпнуты автором при изучении архивных документов. Теперь это и другие издания М. Бердник на Украине запрещены, а публицисту пришлось покинуть страну.
    
В городах Украины, в частности, в Харькове, еще несколько лет назад оставались улицы, носившие имя Ярослава Галана. Однако в связи с тотальной «декоммунизацией», на волне сноса памятников и переименований, полукилометровая улица в центре города в 2016 г. ныне переименована в Литературную... 
0
    5 656