Последние новости


Советский Суворов... Ветеран двух мировых войн - генерал Батов

10 июля 2017
1 975
0

«Наш Суворов» - так сказал Рокоссовский, представляя фельдмаршалу Монтгомери генерала Батова

 

Дважды Герой Советского Союза Павел Батов был награжден тремя орденами Суворова I степени, орденами Кутузова I степени, Богдана Хмельницкого I степени. А еще – восемью орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени, десятью иностранными орденами и многочисленными медалями. О ратной биографии замечательного военачальника в эти дни вспоминают его родные и близкие, все, кто помнит и чтит.

 

 Фронтовики помнят, как победной весной 1945-го выжженная, израненная долгой войной земля Европы не успела взойти цветами. Но повсюду буйно цвела сирень. Как будто сама природа радовалась тому, что скоро придет долгожданный мир. Цвела сирень и на балтийском берегу Германии, где в конце апреля еще продолжала вести бои 65-я армия под командованием генерала Батова (она входила в состав 2-го Белорусского фронта).


В районе города Барт на пути наступавших оказался лагерь военнопленных. Выяснилось, что немцы готовили подлую провокацию: переодевшись в форму солдат Красной Армии, уничтожить пленных американских и британских пилотов. Не вышло! Зловещий план сорвали бойцы Батова, и уносить ноги пришлось самим гитлеровцам.

 

 2 мая 1945 года 133-й гвардейский Гданьский Краснознаменный ордена Суворова стрелковый полк 44-й гвардейской Барановичской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии занял город Барт на берегу Балтийского моря, где располагался лагерь пленных летчиков «Шталаг-Люфт 1». В нем содержались свыше 9 тысяч летчиков военно-воздушных сил западных союзников: 7500 американцев и более 1500 англичан, а также уроженцев британских доминионов. Подавляющее большинство пленных – 8 тысяч – офицеры. Об освобождении лагеря советское военное командование незамедлительно сообщило союзникам, и те вывезли соотечественников на самолетах.


Прошли десятилетия. Бывшие узники лагеря «Шталаг-Люфт 1» не забыли своих освободителей. Один из них организовал в США туристическую фирму и почти каждый год возил своих коллег, их детей и внуков в Германию. Как-то он пригласил в такую поездку дочь советского полководца Наталью Павловну Батову, которая в то время работала советником в российском посольстве в Вашингтоне. Ее и других участников группы встречали букетами сирени. Как тогда, в 45-м, бойцов генерала Батова.


Конечно, разговор зашел и об отце. Операции, разработанные Павлом Ивановичем и его штабом, приносили блестящие результаты. Начальник Генерального штаба, член Ставки Верховного Главнокомандования Маршал Советского Союза Александр Василевский отзывался о нем как об опытнейшем боевом командарме, великолепной души и скромности человеке. Они познакомились еще в начале 30-х годов, когда Батов был командиром батальона в одном из полков Московской Пролетарской стрелковой дивизии. Уже тогда в работе Батова чувствовался хороший методист и организатор, отлично знающий свое дело, и заботливый командир. Зарекомендовал себя великолепно подготовленным боевым военачальником, умеющим правильно организовать общевойсковой бой и управление им.


«Настоящее боевое знакомство у нас началось со времен Великой Отечественной войны, – вспоминал Василевский. – П.И. Батов бессменно и отлично решал самые ответственные задачи на основных направлениях тех фронтов, в составе которых находилась 65-я армия. Большую часть войны она была во фронте К.К. Рокоссовского, который очень любил, ценил и уважал Павла Ивановича. Высоко ценила его и Ставка Верховного Главнокомандования».


Начальник Института военной истории генерал-лейтенант Павел Жилин рассказывал, что первым ворваться в Берлин и взять Гитлера в плен мечтал британский фельдмаршал Бернард Монтгомери. Из-за этого он даже поссорился с американским генералом Дуайтом Эйзенхауэром, будущим президентом США. Однако карты тому и другому спутал Батов. Войска под его командованием первыми форсировали Одер и открыли дорогу на Берлин.


Уже в завершающие дни войны маршал Константин Рокоссовский представил дважды Героя Советского Союза Павла Батова главнокомандующему сухопутными войсками союзников в Европе Бернарду Монтгомери. В числе немногих иностранцев он был удостоен высшей полководческой награды СССР – ордена «Победа» (№14). «Господин фельдмаршал, это тот самый генерал, который первым форсировал Одер и открыл ворота в Берлин», – сказал Рокоссовский. И перечислил несколько эпизодов ратной биографии Павла Ивановича. Прапорщик Батов получил отменный боевой опыт еще в Первую мировую, когда за храбрость был награжден двумя Георгиевскими крестами. Вступив в 1918-м в Красную Армию, успешно продвигался по ступеням военной службы. После окончания Военной академии им. Фрунзе добровольцем отправился в Испанию. Под псевдонимом Пабло Фриц воевал в 12-й Интернациональной бригаде генерала Лукача, был дважды ранен. А затем – советско-финская война… В годы Великой Отечественной соединения и части 65-й армии под командованием Батова отличились в Сталинградской и Курской битвах, в сражении за Днепр, в боях при освобождении Белоруссии. В Бобруйской операции (1944) генерал Батов применил для поддержки атаки пехоты и танков двойной огневой вал, умело организовал маневрирование соединениями и частями. Подобные новаторские приемы в организации наступательных боев Павел Иванович использовал и позднее – в Висло-Одерской, Берлинской, Восточно-Померанской (1945) операциях, при штурме городов Росток, Штеттин (Щецин). Боевые успехи 65-й армии под его руководством 23 раза отмечались в приказах Верховного Главнокомандующего.


Монтгомери пристально смотрел на русского генерала, долго жал ему руку и вдруг спросил: «А вы случайно не родственник Суворова? Я хорошо знаю историю и видел его портреты. Ваше сходство с генералиссимусом поразительно: невысок, худощав и точно такой же хохолок на затылке». «Почти угадали, господин фельдмаршал, – рассмеялся Рокоссовский, – мои солдаты так его и называют: наш Суворов».

 

В этих словах был глубокий смысл. Или, если точнее, символика. «Наш Суворов» был награжден тремя орденами Суворова I степени, орденами Кутузова I степени, Богдана Хмельницкого I степени. А еще – восемью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, «Знак Почета», десятью иностранными орденами и многочисленными медалями. Павел Иванович – обладатель редкого для иностранного, а тем более для советского военачальника, статуса – Рыцарь-Командор Ордена Британской Империи (1944).


Я не случайно начал это повествование с эпизода освобождения бойцами Батова германского концлагеря, где содержались военнослужащие стран антигитлеровской коалиции. В хронике боевого пути 65-армии это не единственный эпизод высочайшего гуманизма и трепетного отношения к человеческим жизням.


Начало весны 1944-го. Готовится решающая операция по освобождению Белоруссии – «Багратион». Лесисто-болотистая местность Полесья – не лучшее направление для будущего крупного наступления, и наши войска пока не ведут там активных боевых действий. Но штаб 9-й армии вермахта настораживает относительное спокойствие. После февральских боев на участке Озаричи – Паричи немецкое командование обеспокоено ненадежностью обороны на этом рубеже. Оно опасается наступления частей 65-й армии генерала Батова, обладающей огромным боевым опытом еще со времен Сталинградской битвы.


Командарму 65-й доложили: в прифронтовой зоне, в частности в районе поселка Озаричи, оккупанты спешно создали концлагеря. Это было сделано по инициативе бывшего личного адъютанта Гитлера генерала Фридриха Хоссбаха, их узникам командование 9-й немецкой армии уготовило участь живого щита. Люди были намеренно заражены тифом и другими инфекционными болезнями. Им отводилась роль «живого бактериологического оружия».


Об этом стало известно армейским разведчикам. В ночь с 18 на 19 марта передовые подразделения 65-й армии скрытно, в быстром темпе выдвинулись к концлагерю Озаричи. Оккупантам, застигнутым врасплох, пришлось оставить свои позиции. По разминированным проходам бойцы Батова вывели из концлагеря 33480 человек. Из них – 15960 детей в возрасте до 13 лет, в том числе 517 сирот. Там было также 13072 нетрудоспособные женщины и 4448 стариков, о которых немедленно позаботились военные медики. Для спасения освобожденных было оперативно развернуто 25 военно-полевых госпиталей.


«Мы все благодарны судьбе и красноармейцам генерала Батова за то, что остались живы». Так спустя более семи десятилетий сказал немецкому радиожурналисту на Поклонной горе в Москве один из спасенных – Михаил Синькевич. Ныне – полковник в отставке, член-корреспондент Академии военных наук, ведущий сотрудник одного из оборонных НИИ. А в ту далекую пору маленькому Мише не было и четырех лет. Одно из памятных событий в жизни Михаила Синькевича – встреча с вдовой командарма Ниной Федоровной Батовой. Она подарила ему книгу «В походах и боях» со своей дарственной надписью. В ней генерал Батов поведал и о неизвестных страницах спасения тысяч детей и их матерей из фашистского ада.


С 1962-го по 1965-й генерал армии Батов был начальником штаба Вооруженных Сил стран Варшавского Договора. В 1970–81 годах возглавлял Советский Комитет ветеранов войны (СКВВ). Много сил и времени уделял совершенствованию работы коллектива, укреплению связей с зарубежными ветеранскими организациями. Под его руководством число секций в Комитете увеличилось с 17 до 36. Сколько он сделал для фронтовиков! Люди помнят о его неустанной заботе о ветеранах, условиях их жизни. Не случайно именно в тот период возглавляемый Батовым коллектив стал единственной в стране общественной организацией, награжденной орденом Отечественной войны I-й степени.


Сирень, с которой начат рассказ, высажена и на Аллее Героев в Волгограде, где 75 лет назад в ходе грандиозной битвы героически сражалась 65-я армия. Об этом, а также о событиях финала Великой Отечественной войны, боевому генералу, который прошел ее с первого дня до последнего, напоминали кусты с фиолетовой кипенью на его даче и во внутреннем дворике Комитета ветеранов.


О ратной биографии замечательного военачальника в эти дни вспоминают его родные и близкие, все кто его помнит и чтит. Повод для этого особый: 1 июня Павлу Ивановичу исполнилось бы 120. А чуть ранее, в конце мая, бывшая офицер-связист узла связи 65-й армии Нина Федоровна Батова отметила свои девяносто четыре…


Юбилей Павла Ивановича достойно отметили и те, кого его солдаты освободили в далеком 1944-м. В Минске в издательстве «Кнiгазбор» только что вышла книга бывших узников концлагеря «Озаричи» Аркадия Шкурана и Михаила Синькевича «ПОЛЕСЬЕ. ТРАГЕДИЯ И ПАМЯТЬ». Преступления вермахта: концлагерь «Озаричи», 1944 год». Это фундаментальное издание с редчайшими, недавно рассекречеными документами и фотографиями из белорусских, немецких и российских архивов. Научный редактор и консультант книги – автор этих строк.


Владимир Рощупкин | ВПК
  • Не нравится
  • +1
  • Нравится
Читайте также:
Комментарии:
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO