Последние новости


Магистр спецопераций. К 110-й годовщине со дня рождения легендарного разведчика Павла Судоплатова

25 июля 2017
570
0

Павел Анатольевич Судоплатов – одна из самых загадочных и трагических фигур в истории советских спецслужб. Имя его было на десятилетия вычеркнуто из народной памяти. Его следственное дело, где изложены все выполненные под его руководством спецоперации, засекречено до сих пор.

 

Ликвидация Льва Троцкого, убийство лидера ОУН Евгена Коновальца, создание каналов связи между советскими разведчиками и западными учёными, похищавшими для СССР секреты атомной бомбы – всё это лишь осколки в мозаике выполненных лично начальником 4-го диверсионно-разведывательного управления НКВД Павлом Судоплатовым или под его руководством секретных операций в Восточном и Западном полушарии.

 

Накануне и в ходе Великой Отечественной войны комиссар госбезопасности 3-го ранга Судоплатов не только занимал значительный пост в шкале государственной безопасности Советского Союза, но и внёс весомый вклад в нашу Победу, будучи руководителем и принимая непосредственное участие в уникальных спецоперациях НКВД «Монастырь» и «Березино», проводимых в целях дезинформации Гитлера, высших иерархов Третьего рейха и немецкой военной разведки…

 

АРХИВЫ ГОВОРЯТ

Из рассекреченной части личного дела №-000000 комиссара государственной безопасности 3-го ранга НКВД СССР Судоплатова Павла Анатольевича

 

Павел Судоплатов родился 7 июля 1907 года в городе Мелитополе в семье мельника. Украинец. После пятого класса, оставшись без родителей, сбежал в Одессу, где примкнул к компании беспризорников, промышлявших попрошайничеством и кражами съестного на базаре, но, будучи малым смышлёным, конфликтов с законом не имел. В начале 1920 года, после бегства белых из Одессы, голодающего сироту добрые люди пристроили «сыном полка» в 14-ую РККА, где он стал помощником телеграфиста роты связи. В составе армии участвовал в боях на Украине и на Польском фронте.


В мае 1921 года во время рутинного досмотра личных вещей красноармейцев начальник Особого отдела (военная контрразведка) дивизии обнаружил в походной сумке Судоплатова книгу Бухарина «Азбука революции». Пометки на полях, сделанные рукой Павла, свидетельствовали о его политической зрелости, и он был направлен на курсы подготовки политработников. С февраля 1925 года семнадцатилетний Судоплатов в Мелитопольском отделе ГПУ уже отвечал за работу агентуры, действующей в греческом, болгарском и немецком поселениях.


У него блестящие способности к языкам, феноменальная память, абсолютный музыкальный слух, и уже через год он бегло говорит по-гречески, по-болгарски и по-немецки. Именно в тот период Судоплатов сложился как профессиональный вербовщик, «охотник за головами». А приобретённые навыки перевоплощаться – сойти за грека или болгарина – не раз сослужат ему добрую службу при выезде в Западную Европу и Финляндию в качестве разведчика-нелегала в 1930–1940 годы.

 

Смертельная коробка конфет

 

В двадцать лет Павел встретил Эмму Каганову (Коган). Голубоглазая еврейка с волосами цвета дикого мёда вмиг покорила его сердце и помыслы. В свои 22 года она окончила несколько классов Гомельской гимназии, свободно владела русским, белорусским, украинским, идиш и немецким языками. В центральном аппарате ГПУ УССР координировала деятельность секретных агентов, работавших в среде украинской творческой интеллигенции, – писателей и театральных деятелей.

 

В 1928 году молодые люди поженились, а через четыре года супругов перевели в Москву, в центральный аппарат ОГПУ СССР. Эмму определили в Секретно-политический отдел, где она руководила работой секретной агентуры, действовавшей в Союзе писателей и в других творческих объединениях СССР. А Судоплатов, готовясь к работе в Германии, в штаб-квартире Организации украинских националистов (ОУН), которую создал и возглавлял Евген Коновалец, стал штудировать немецкий язык.

 

В годы Первой мировой войны Евген Коновалец, полковник австро-венгерской армии, воевал против России на Юго-Западном фронте. В 1918 году после трёх лет пребывания в русском плену вернулся на Украину и во главе банды украинцев-националистов занялся грабежами и еврейскими погромами. После ликвидации банды, прихватив два чемодана с награбленными драгоценностями, бежал в Германию, где познакомился с Гитлером. С первой же встречи между ними возникла дружба, которую подпитывала общая ненависть к России. По инициативе Гитлера и с помощью офицеров германской разведки Коновалец создал Организацию украинских националистов (ОУН). В Германии для членов ОУН были открыты особые школы, где немецкие офицеры обучали их диверсионному ремеслу и организации терактов. И в 1934 году боевики Коновальца успешно сдали экзамен на аттестат зрелости наёмных убийц: в Варшаве убили польского министра Перацкого, а во Львове – советского дипломата Майлова.

 

В 1935 году Судоплатов под прикрытием представителя украинского антисоветского подполья был внедрён в руководство ОУН в Берлине. Ему удалось попасть на учебу в специальную нацистскую партийную школу НСДПА в Лейпциге, где проходили обучение подручные Коновальца. Завоевав расположение лидера ОУН, Павел сопровождал его в инспекционных поездках в Вену и Париж. Коновалец настолько проникся доверием к Судоплатову, что назначил своим полномочным представителем на Украине и посвятил в стратегические планы ОУН. Опираясь на поддержку немцев, он собирался «освободить» ряд областей Украины. Для этого сформировал две бригады боевиков в две тысячи сабель. «Акцию отторжения» от СССР украинских территорий финансировала германская военная разведка. Коновалец также планировал устроить ряд покушений на ответственных партийных работников центрального аппарата ВКП (б) в Москве.

 

Добытые сведения Судоплатов доложил лично Сталину. Награда не заставила себя ждать – за успешное выполнение задания и «проявленные при этом выдержку и изобретательность» Судоплатов был награждён орденом Красного Знамени.

 

По указанию Сталина был разработан план упреждающих оперативных мероприятий против ОУН, в частности, ликвидация Коновальца. Остановились на предложении Судоплатова использовать патологическую страсть Коновальца к шоколаду. Для этого взрывное устройство с часовым механизмом вмонтировали в коробку его любимых шоколадных конфет. Чтобы привести устройство в боевое состояние, достаточно было придать коробке горизонтальное положение. Мина срабатывала через 20 минут, что, по мнению разработчиков операции, давало возможность Судоплатову уйти невредимым и создавало ему алиби.

 

21 августа 1938 года Судоплатов в качестве радиста сухогруза «Шилка» отбыл из Ленинграда в Норвегию. Оттуда он позвонил Коновальцу и назначил встречу в Роттердаме. 23 августа в 11.50 Судоплатов и Коновалец встретились в ресторане «Атлант». После взаимных приветствий Павел заявил, что свидание будет очень коротким, так как он обязан вернуться на судно, но в 17.00 они вновь встретятся, чтобы обсудить всё «досконально». Тут же Павел положил на стол перед Коновальцем коробку конфет.

 

Чтобы изменить внешность, Судоплатов в ближайшем магазине приобрёл шляпу и белый плащ, а при выходе услышал слабый хлопок взрыва, напоминавший звук лопнувшей шины…

 

Как ликвидировали «Старика»

 

– В троцкистском движении нет важных политических фигур, кроме самого Троцкого.

 

Сталин раскурил трубку и взглянул на сидевших по другую сторону стола Берия и Судоплатова. Затем, чеканя слова, будто отдавая приказ, сказал:

 

– Вам, товарищ Судоплатов, партия поручает провести акцию по устранению Троцкого. Вы обязаны лично провести всю подготовительную работу и лично отправить специальную группу из Европы в Мексику. Вам будет оказана любая помощь и поддержка. Обо всём будете докладывать непосредственно товарищу Берия и никому больше. ЦК требует представлять всю отчётность по операции исключительно в рукописном виде в единственном экземпляре!

 

Так глубокой ночью 9 мая 1939 года закончилось совещание в Кремле «малой тройки» – Сталина, Берия, Судоплатова – и началась спецоперация НКВД под кодовым названием «Утка» по ликвидации Троцкого (кличка «Старик»).

 

На следующий после совещания день Судоплатов получил повышение – был назначен заместителем начальника внешней разведки НКВД. Из агентов, осевших в Мексике после окончания гражданской войны в Испании, а также из агентуры, живущей в Западной Европе и в США, Судоплатов со своим заместителем Эйтингоном сформировали две группы. Первая – «Конь» во главе с Давидом Сикейросом, знаменитым мексиканским художником. Вторая – «Мать» под началом Каридад Меркадер, смелой и самоотверженной испанской революционерки.

 

«Конь» и «Мать» действовали автономно и не знали о существования друг друга. «Конь» готовился к штурму виллы Троцкого в Койякане, пригороде Мехико. «Мать» должна была внедрить своих людей в окружение «Старика», поскольку там не было ни одного агента НКВД, и из-за этого стопорилась работа первой группы – ведь не было ни плана виллы, ни данных о системе и численности охраны, ни сведений о распорядке дня Троцкого.

 

Жизнь подсказала, что путь в ближайшее окружение Троцкого лежит через сердце женщины. Красавца Рамона, сына Каридад, познакомили в Париже с некой Сильвией. Решающую роль должна была сыграть не сама Сильвия, а её родная сестра Рут Агелофф, сотрудница секретариата и связная «Старика» с его сторонниками в США. Рамон вскружил голову Сильвии, и дело шло к свадьбе. В январе 1940 года они вместе появились в Мехико. Рут ходатайствовала перед Троцким за свою сестру, и он взял её на работу секретаршей. Так, используя «втёмную» двух сестёр, Рамон стал вхож в дом Троцкого. С марта 1940 года он 12 раз побывал там и даже беседовал с Троцким, представившись Жаном Морнаром, журналистом, подданным Бельгии.

 

Ранним утром 24 мая 1940 года 20 человек в полицейских мундирах подъехали к воротам виллы-крепости. Нейтрализовали стражу у входа. Проникнув внутрь, отключили сигнализацию, связали всех охранников и, рассредоточившись вокруг спальни «Старика», открыли шквальный огонь. Троцкий, который жил в постоянном ожидании покушения, среагировал мгновенно: схватив в охапку жену, бросился с постели на пол и спрятался под кроватью. Массивная кровать морёного дуба спасла обоих: у них ни царапины, а спальня превращена в крошево – нападавшие выпустили более 200 пуль (!).

 

Ни одного покушавшегося полиции задержать не удалось. Кроме Сикейроса. Но в застенке он пробыл всего пару дней – президент Мексики был страстным поклонником его таланта и отпустил на все четыре стороны…

 

Режиссёры-постановщики спектакля «Утка» были вынуждены переделывать сценарий. Сменив амплуа обольстителя на роль ликвидатора, на авансцену вышел Рамон Меркадер. В начале августа он показал свою статью Троцкому (составленную умельцами с Лубянки) о троцкистских организациях в США и попросил высказать своё мнение. Троцкий статью взял и предложил зайти для обсуждения 20 августа.

 

Рамон явился в обусловленное время, имея при себе пистолет и ледоруб. На случай, если охрана отберёт пистолет и ледоруб, в подкладке пиджака он спрятал нож. Обошлось: никто не останавливал и не обыскивал. Рамон прошёл в кабинет Троцкого. Тот присел к столу и, держа в руках статью, стал высказывать своё мнение. Меркадер стоял чуть позади и сбоку, делая вид, что внемлет замечаниям учителя. Решив, что пора действовать, выхватил из-под полы пиджака ледоруб и ударил Троцкого по голове. То ли удар был слабый, то ли голова калёная, но Троцкий живо обернулся, дико закричал и зубами впился в руку Рамона. Ворвавшаяся охрана скрутила его и избила до полусмерти.

 

Троцкого транспортировали в госпиталь, Меркадера – в тюрьму.

 

Троцкий скончался сутки спустя, Меркадер вышел из тюрьмы через 20 лет.

 

Кстати, «Старик» чуть было не лишил Меркадера руки – на месте укуса возникло гнойное воспаление, которое грозило перейти в гангрену. Абсцесс удалось купировать пенициллиновой блокадой. Пенициллин, только-только появившийся на мировом медицинском рынке, агенты Эйтингона за огромные деньги приобрели в США и обманным путём доставили в тюрьму.

 

За выполнение «специального задания» Эйтингон и Каридад были награждены орденами Ленина, Судоплатов – орденом Красного Знамени. Рамону Меркадеру было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда», но обрёл он их лишь 31 мая 1960 года в Москве…

 

Иго моё благо, и бремя моё легко…

 

Погожим майским днем 1970 года в Москве в отдельном кабинете Испанского клуба трое убелённых сединами клиентов за бутылкой отборного коньяка «Метакса» вели степенную беседу. Едва ли кому-то из посетителей заведения пришло бы в голову, что эти почтенные старцы имеют на троих 47 лет «отсидки»: один провёл в тюрьме 12 лет; второй – 15, третий – все 20! Именно они привели в исполнение приговор Сталина и ликвидировали Троцкого – два бывших генерала госбезопасности Наум Эйтингон и Павел Судоплатов и Рамон Меркадер. Они впервые встретились через 30 лет после завершения операции…

 

Эйтингон начал рассказывать о «крысиных тропах», коими он продвигался по Штатам в поисках лекарства, которое спасёт Рамона, но вдруг прервал свой монолог, и, вперив взгляд в сидевшего напротив Меркадера, жёстко спросил:

 

– Скажи честно, Рамон, почему ты употребил ледоруб, а не пистолет? Я ведь выдал тебе немалую сумму…

 

– У меня был пистолет, но нужно было сделать всё без шума, ведь в ЕГО ранчо, как в муравейнике муравьев, был целый легион охранников. И если бы я выстрелил, меня бы сразу схватили. Я же намерен был уйти по-английски, тихо, не раскланиваясь… А ледоруб – орудие бесшумное и надёжное. Но что поделаешь, либо у меня в последний миг рука дрогнула, либо у НЕГО череп был крепче общечеловеческого. Но дело даже не в этом… Он истошно завопил. Эхо его жуткого вопля не менее десяти лет будило меня по ночам… Ни один актёр, ни один вокал не в состоянии воспроизвести этот вопль – так орут только те, кто заглянул смерти в её пустые глазницы.

 

Наступила тишина. Меркадер раскурил сигару и спросил генералов, каким образом администрации тюрьмы удалось узнать его настоящее имя?

Ответил Судоплатов:

 

– Истинное имя «Жана», то есть твоё, стало известно мексиканцам от ФБР, когда в 1946 году в США сбежал один видный функционер испанской компартии… Но в утечке информации виновна и твоя матушка, пусть земля ей будет пухом... Во время Великой Отечественной войны, находясь в эвакуации в Ташкенте, она под «большим секретом» рассказала своему «другу», кто в действительности был убийцей Троцкого. Через некоторое время этот «друг», чтобы «срубить деньжат», поделился секретом с ФБР. Только после этого в Испании, где тебя не раз задерживала полиция как зачинщика анархистских манифестаций, отыскали твою дактилоскопическую карту и переправили в Мехико для сравнительного анализа…

 

Ты поступил правильно, признавшись, что ты действительно тот самый шалопай-анархист Рамон Меркадер, который по молодости бесчинствовал в Мадриде, и утверждая, что убил Троцкого исключительно из личных побуждений, – потому что он приставал к твоей невесте Сильвии… Мексиканские полицейские поверили твоей версии, так как похотливость «демона революции» уже была им известна. Сразу после прибытия в Мексику Троцкий, проживая на вилле известного мексиканского художника Диего Риверы, домогался его жены, за что был поколочен прислугой и отлучён от дома…

 

– Похоже, вы правы, Павел, ведь именно в 1946 году, после шести лет непрерывных издевательств, меня перестали избивать и допрашивать…

 

Меркадер, впервые за время встречи перейдя на испанский, прокричал «Сamarados, no passaran!», опорожнил до дна бокал и запел «Интернационал»…

 

P.S. Трудно в это поверить, но, несмотря на все заслуги, Павел Анатольевич Судоплатов, кавалер ордена Ленина, трёх орденов Красного Знамени, ордена Отечественной войны 1-й степени, ордена Суворова 2-й степени, двух орденов Красной Звезды, десятка медалей, в 1953 году был арестован, обвинён в бериевском заговоре, имевшем целью «уничтожение членов советского правительства и реставрацию капитализма в СССР», и приговорён к тюремному заключению сроком на 15 лет. Во Владимирской тюрьме он перенёс три инфаркта, ослеп на один глаз, стал инвалидом 2-й группы, но не был сломлен духовно. Полностью реабилитирован лишь в 1992 году. Скончался в 1996-м, не дожив шести месяцев до своего девяностолетия.

 

В октябре 1998 года Указом Президента РФ генерал-лейтенант Судоплатов посмертно восстановлен в правах на изъятые при аресте государственные награды.


Игорь Атаманенко | Литературная газета
  • Не нравится
  • +2
  • Нравится
Читайте также:
Комментарии:
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO