Последние новости


Врата учёности. Этого человека считал своим учителем Ломоносов

25 января 2018
286
0

215 лет назад в Москве вышел в свет первый русский учебник по математике. На титульном листе значилось: «Арифметика, сиречь наука числительная, с разных диалектов на славянский язык переведённая, и воедино собрана, и на две книги разделена. Сочинися сия книга чрез труды Леонтия Магницкого». Позже «Учебник Магницкого» назовёт своими «вратами учёности» великий Ломоносов. Что ж – Михайло Васильевич и Леонтий Филиппович судьбой своей были схожи. Только один известен «как сам университет», другой меньше.

 

Alma Mater

 

Учебник Магницкого – первый в России учебник математики. Помимо основ арифметики в нём содержались и материалы по алгебре, геометрии, навигации, астрономии и тригонометрии.

 

Если быть совсем точным, из 2400-го тиража последний экземпляр был «оттиснен» 11 января 1703 года.

 

Произошло это в типографии школы «математических и навигацких, то есть мореходных хитростных наук учения», помещавшейся в здании Сухаревой башни. Указ Петра I об образовании «Школы…» появился 1 января 1701 года. Для того времени это было «прорывное» учебное заведение – учиться могли выходцы из разных сословий – не только дворянские дети (не менее двух третей), но и дети священников. Общее количество – не более 150 человек. Набирались мальчики с 12 лет, верхний предел возраста не ограничивался – так что сидели за партами и совсем пацаны, и великовозрастные болваны. Если «болваны» учиться не желали, им брили лбы и отправляли в солдаты.

 

Школяров учили грамоте, арифметике, геометрии, тригонометрии, географии, геодезии, навигации и астрономии, готовили не только к военной и военно-морской, но и к штатской карьере. Преподавали в основном приглашённые Петром иностранцы (большей частью шотландцы). Но был среди учителей и русский – Леонтий Филиппович Магницкий.

 

Многих славный путь

 

Родословная Леонтия Филипповича до конца не ясна. По одной версии, он сын землепашца Филиппа по прозвищу Телятина (по другим источникам Телитина – это именно прозвище, а не фамилия, фамилии крестьянам в то время не полагались), и[end_short_text] мальчишкой самостоятельно выучил грамоту и пристрастился к чтению. Но тут возникают вопросы – у кого и где мог брать книги крестьянский сын? Другое, более правдоподобное предположение – что Леонтий был племянником архимандрита Нектария, устроителя Ниловой пустыни близ Осташкова Тверской губернии.

 

Биографию Магницкого очень хочется сравнить с биографией Ломоносова. Для потомков они выглядят почти современниками, но всё же учтите – Магницкий Ломоносову годился в отцы, ему было уже 42 года, когда великий помор появился на свет. Да и расцветали их таланты в эпохи близкие, но всё же разные. Хотя в чём-то параллели совпадают до буквального. Ломоносов, как известно, пришёл в Москву с рыбным обозом. А взлёт юного Леонтия Телятина начался с того, что однажды подростком на возу с рыбой он приехал в Иосифо-Волоколамский монастырь. Парнишка был грамотен, и его здесь оставили для чтения Священного Писания с амвона. Дальше выяснилось, что «отрок» не просто грамотен, а ещё и весьма толков. Его отправили в московский Симонов монастырь, а там было принято решение определить Леонтия в Славяно-греко-латинскую академию – ту самую, которую 34 годами позже окончил Михаил Ломоносов.

 

«Как магнит привлекает…»

 

По окончании академии Леонтий стал заниматься репетиторством детей в частных домах. Знания Леонтия Филипповича в области математики удивляли многих. Правда, до сих пор загадка, где и от кого он мог их получить. Видимо – самообразование. Ведь Леонтий Филиппович «самообразовывался» всю жизнь, помимо выученных в академии латинского, греческого и старославянского языков самостоятельно освоил французский, немецкий, голландский и итальянский.

 

О московском таланте доложили царю – а Пётр повсюду искал подобных людей. При встрече Леонтий произвёл на него настолько сильное впечатление, что царь «пожаловал» ему фамилию Магницкий, заявив, что «как магнит привлекает к себе железо, так он природными и самообразованными способностями своими обратил внимание на себя». А ещё распорядился назначить Леонтия преподавателем школы «математических и навигацких, то есть мореходных хитростных наук учения» – и велел написать учебник математики.

 

Тихая жизнь

 

Сравнивая судьбы Магницкого и Ломоносова, всё же не будем увлекаться. Хорошо это или плохо, однако ломоносовская судьба закрученнее (особенно в юности). Михайло Васильевич и за границей учился, и с противниками смертно конфликтовал, и проявлялся в том и этом, в его жизни есть моменты вполне авантюрные (чего стоит одна история, как юного гения в Германии, подпоив, забрили в прусские гренадеры, а он потом сбежал). Яркая, буйная, порой необузданная натура определяла эпизоды биографии.

 

У Магницкого – иначе. Видимо, по характеру он сам по себе был спокойнее – и жизнь его прошла спокойнее. Но это достойная жизнь учёного и наставника юных поколений.

 

В 32 года Магницкий стал в «навигацкой школе» помощником учителя математики Андрея Фарварсона. Вскоре занял должность штатного учителя арифметики и заведующего учебной частью. Одновременно писал свой учебник – тот самый, с которого мы начали разговор. Работа длилась два года. На время написания «Арифметики…» Магницкому назначили кормовые в расчёте 5 алтынов в день, что за год составило 50 рублей. Плюс разовое пожалование из доходов Оружейной палаты в 12 рублей и ещё 8 – от церкви. Много всё это или мало? Считайте сами: средний размер заработной платы неквалифицированного работника в это время составлял 5–8 копеек в день. Для понимания: пуд мяса тогда стоил 30 копеек, пуд хлеба – 10 копеек. В общем, деньги неплохие, хотя, заметим, жалованье учителей-иностранцев было гораздо больше.

 

В итоге Магницкий представил не просто перевод иностранных источников, а полностью самостоятельный труд – фактически энциклопедию тогдашних математических и навигационных знаний. Потом по его учебнику более столетия учились российские школяры – пока ученики Магницкого не написали новые.

 

После выхода «Арифметики...» Пётр пожаловал Леонтию Филипповичу дворянство. И далее не забывал, пока был жив, – наградил деревнями во Владимирской и Тамбовской губерниях, велел выстроить дом на Лубянке, а за «непрестанные и прилежные в навигацких школах во учении труды» даровал «саксонским кафтаном» и другой одеждой.

 

В стенах «Школы» дальнейшая жизнь Леонтия Магницкого и прошла – со временем он стал её директором и проработал в этой должности до конца дней.

 

Кстати, по его материалам были составлены первая «генеральная карта всея Руси» и первый географический атлас страны.

 

Перо и лампада

 

Скончался Леонтий Филиппович Магницкий в возрасте 70 лет 19 (30) октября 1739 года. Его отпели и похоронили в церкви Гребневской иконы Божией Матери у Никольских ворот в Москве.

 

Мы часто вздыхаем, что в ходе своей непростой истории Россия утратила могилы многих замечательных сынов. Но иногда бывают сюжеты удивительные. Вот и Магницкий… В 1932 году при строительстве московского метро на глубине четырёх метров был обнаружен кирпичный склеп. Там оказались останки Леонтия Филипповича и его жены. Сомнений в данном случае нет – вблизи нашлась надгробная плита с именами.

 

Рядом со скелетом учёного лежали чернильница в виде лампады и полуистлевшее гусиное перо – видимо, их перед захоронением положили в гроб его близкие и ученики.

 

Найденный тогда прах ныне покоится на родине Леонтия Филипповича – в Осташкове.

 

Задачи из учебника Магницкого

 

«Вопросил некто некоего учителя, сколько имеешь учеников у себя, так как хочу отдать сына к тебе в училище. Учитель ответил: если ко мне придёт учеников ещё столько же, сколько имею, и полстолько, и четвёртая часть, и твой сын, тогда будет у меня учеников 100. Сколько было у учителя учеников?» (Отв. 36).

 

 «Некий человек продал коня за 156 рублёв; раскаявшийся купец начал отдавать продавцу, говоря, что конь недостоин такой высокой цены. Продавец предложил ему иную куплю, говоря: если тебе кажется, цена коню высока, то купи только гвозди, которые у коня в подковах, коня же возьми даром, а гвоздей в каждой подкове 6. За 1-й гвоздь дай мне полушку (1/4 копейки), за другой – 2 полушки, за 3-й – копейку, за 4-й – две копейки и т.д. за все гвозди. Купец, полагая, что все гвозди обойдутся не свыше 10 рублёв, восхотел коня в дар получити и согласился на такую цену. Ведательно есть, коликим купец-он проторговался». (Отв. 4 178 703 3/4 коп.).

 

«Некий человек нанял работника на год, обещав ему дать 12 рублёв и кафтан. Но тот по случаю, проработав 7 месяцев, восхотел уйти и просил достойную плату с кафтаном. Ему дали по достоинству 5 рублей и кафтан. Какой цены был оный кафтан?» (Отв. 4 4/5 рубля, или 48 гривен).

«Один человек выпьет кадь пития в 14 дней, а с женой выпьет ту же кадь в 10-й день. И ведательно есть, в колико дней жена его особно выпьет ту же кадь?» (Отв. 35 дней).

 


Сергей Серафимович | Аргументы и факты
  • Не нравится
  • +5
  • Нравится
Читайте также:
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO