Последние новости


«Узбекский спецназ». Как российские бойцы спасали Таджикистан

9 апреля 2018
449
0

В эпоху распада Советского Союза гражданская война в Таджикистане затмила все конфликты на постсоветском пространстве. Страна развалилась на множество отдельных территорий под контролем кланов и банд. Исламисты контролировали огромные территории, включая столицу республики Душанбе, и претендовали на решительную победу в конфликте. В республике находились российские пограничники, части 201-й мотострелковой дивизии, однако их сил фатально не хватало для противостояния фанатикам. Люди в зелёных фуражках стерегли границу, 201-я дивизия была слишком малочисленной для того, чтобы поспеть везде. Правительство было бессильно и не контролировало ситуацию в стране. Однако пожар в Таджикистане был не только местной проблемой. Победа экстремистов означала бы расширение конфликта на всю Среднюю Азию, а в перспективе угроза нависала и над Россией. Резня в Таджикистане быстро набирала обороты, беженцы заполонили соседние страны и даже воюющий Афганистан.

 

Беда в том, что Россию все эти события застали в момент самого тяжёлого кризиса в её истории. Только что рухнул Советский Союз, в государстве царил хаос. Армия также переживала далеко не лучшие годы. На территории союзных республик осталось множество воинских частей, оружия и военного имущества. Позволить экстремистам завладеть арсеналами бывшей Советской армии Москва не могла. Однако боеспособных частей, способных быстро и эффективно решить проблему в Средней Азии, под рукой также было чрезвычайно мало. Однако выход нашелся.

 

Самоуправляемая бригада

 

Единые Вооружённые силы СССР после распада советского государства также оказались разорваны на части. Далеко не всегда в новых государствах чётко понимали, что делать с негаданным "наследством". Тем более что соединения регулярно оказывались разрезаны по живому. Советская армия была огромным организмом, обладающим колоссальными запасами оружия и снаряжения. Теперь возникла проблема с подчинением воинских частей. Стремительно нищающие новые республики не хотели упускать доставшиеся им части, но часто смутно представляли, как их использовать на благо себе. К таким неприкаянным подразделениям относилась среди прочих 15-я бригада специального назначения ГРУ под началом полковника Владимира Квачкова. 15-я бригада была закалённым в боях подразделением. Солдаты срочной службы уходили на гражданку, но множество офицеров бригады, включая командира, воевало в Афганистане.

 

После Афганской войны бригада расположилась в базовом лагере в узбекском городе Чирчик. Она продолжала заниматься боевой подготовкой, когда на бригаду обрушилась потрясающая новость: её передают в ведение независимого Узбекистана. Взбешёные офицеры бригады начали высказывать самые радикальные предложения, включая бунт и марш в Россию на собственной бронетехнике. Однако Квачков сумел выговорить право для своих подчинённых перевестись в Россию и продолжить службу в её армии. Однако перед этим предстояло выполнить специфическую миссию в Средней Азии.

 

В Узбекистане без всякого удовольствия следили за развитием гражданской войны в соседнем Таджикистане. Тем более, через границу находился воюющий Афганистан. Люди Квачкова сумели договориться и с российскими, и с узбекскими властями, и убедить политиков в том, что бригада специального назначения необходима для стабилизации обстановки. Бригада получила невиданную для армии степень автономии и фактически управлялась собственным офицерским собранием.

 

Офицеры бригады отлично помнили собственный афганский опыт, поэтому 15-я получила дополнительную бронетехнику, вертолётный полк, миномёты, даже речные катера. От них даже не потребовали принимать присягу Узбекистану. Лояльность объяснялась просто: бригада готовилась к важнейшей и сложной задаче. Вскоре бригаде предстояло вести операцию в Таджикистане и одолеть местную исламскую оппозицию. Задачу согласовали в России и Узбекистане. Вместе с 15-й бригадой действовали отряды других частей российского спецназа, так что в Таджикистан отправлялась мощная группировка российских войск с решительными целями. Правда, разведчики специального назначения действовали без шума и огласки.

 

Изодранная войной страна

 

Гражданская война в Таджикистане, начавшаяся в 1992 году, быстро приобрела самый зверский характер. С одной стороны находились спаянные верой фанатики — "вовчики" (так в Таджикистане сокращали незнакомое слово "ваххабит"). Их деятельно поддерживали экстремисты из соседнего Афганистана. С другой стороны воевали кланы, которым не нашлось места в царстве истинной веры, почему-то прозванные юрчиками. Обе стороны объединялись вокруг своих знамён весьма условно, власть принадлежала полевым командирам, которые властвовали и судили по своему произволу. Посреди всего этого хаоса остались мотострелки 201-й дивизии старой армии, которые не позволяли уничтожить наиболее ценные объекты инфраструктуры в стране и давали защиту людям от распоясавшихся убийц.

 

Первое, чем занялись спецназовцы, это отработка уничтожения бронетехники. Каждый солдат получал подробные инструкции по уничтожению стоящих на месте танков и БТР. Дело в том, что спецназовцы и политическое руководство в Москве опасались захвата складов техники 201-й дивизии "вовчиками" или просто вооружёнными бандитами. Это не был страх каких-то фантомов, такие планы лидерами фанатиков действительно лелеялись. В конечном счёте задачу по уничтожению собственной техники отменили. Вместо этого спецназовцы на вертолётах перелетели в Курган-Тюбе. Там стоял небольшой гарнизон мотострелков, находившийся в глухой осаде. К ограде части приходили толпы одуревших погромщиков, раскачивали забор и обещали зарезать полковника Меркулова, командира гарнизона.

 

Кроме собственных жизней солдаты полка защищали скопившихся в военном городке беженцев, спасшихся от резни. В городе шли погромы, грабежи и безумная война всех против всех, без компромиссов и пощады. Прямо к воротам военной базы периодически подкидывали трупы людей, принадлежавших "неправильному" клану. Массовые казни не останавливались. В это осиное гнездо и прилетели первые вертолёты со спецназом.

 

Командовавший операцией офицер спецназа Александр Чубаров даже предположил, что военный городок уже может быть захвачен. В этом случае он собирался захватывать военную базу сходу, используя ракеты вертолётов. Всё оказалось не так плохо, но спецназовцам пришлось сразу же идти в бой. Отряд сходу захватил мост, взял под контроль госбанк и подавил сопротивление "вахов". В городе был создан плацдарм, а окружённый полк получил возможность передохнуть. Солдаты были уже измотаны долгой осадой.

 

Солдаты и офицеры бригады быстро прибывали в Таджикистан. Главной их задачей стало создание местной армии. Однако в хаосе войны приходилось выполнять множество различных задач сразу. Например, одной из первых миссий спецназовцев стал вывод группы астрофизиков из опасной зоны. Другая задача оказалась и вовсе неожиданной — бойцы эвакуировали сумасшедший дом.

 

Таджикские вооружённые силы сколачивали вокруг "Народного фронта Таджикистана", который объединял сторонников советской власти. Во главе этого движения встал Сангак Сафаров. Этот человек провёл полжизни в тюрьмах, но обладал талантами лидера, так что приходилось опираться на него. Другим лидером, которого взяли на заметку, был Файзали Саидов, которого прозвали Батькой Махно. Этот тип никогда не отрывался от бутылки и повсюду носился с кочующим полевым гаремом, но других командиров в Таджикистане взять было негде.

 

Спецназовцы объединяли разрозненные отряды мафиози и деревенских ополченцев в боевые единицы, учили воевать, оснащали оружием и боеприпасами. Поначалу местные ополченцы вели себя под огнём просто чудовищно. После атаки в стиле голливудских боевиков изумлённый спецназовец спросил местных, кто их учил стрелять, и те честно ответили, что действительно подглядели тактические приёмы в кинофильмах.

 

Так что неудивительно, что офицерам ГРУ регулярно приходилось самим ходить в бой. Для этого спецназовцы разживались сверхштатным вооружением. Например, майор Голыбин и капитан Мусиенко всюду возили с собой миномёт, который отобрали у моджахедов ещё в Афганистане. Разведчики научились обращаться с ним поистине виртуозно: как-то раз они ухитрились положить первую же мину с нескольких километров точно в окоп моджахеду. Этих двух разведчиков Сафаров ценил особо, вплоть до того, что обещал отлить их бюсты из золота. С золотыми бюстами не сложилось, но репутация офицеров 15-й бригады была чрезвычайно высока.

 

Кропотливая работа принесла плоды. Сначала боевики "Народного фронта" устраивали эффектные набеги на неприятельские кишлаки небольшими механизированными группами. Они врывались в сёла на гантраках, бронетранспортерах и танках, наносили удары и быстро отходили. Вскоре таджики перешли к более регулярной войне.

 

В декабре 1992 года "Народный фронт" очистил от исламистов Душанбе. Однако теперь бои переместились на восток — в дикие горные районы. Исламская оппозиция окопалась в Ромитском и Гармском ущельях. Попытки выбить их оттуда лобовой атакой окончились скверно: слабо обученные и вооружённые отряды "Народного фронта" несли тяжёлые потери, но результаты атак были очень ограниченными. Квачков прибыл на место лично и сначала возглавлял "правильный" штурм, но через некоторое время решил сменить тактику.

 

Новый план выглядел дерзким на грани разумного. Спецназовцы разработали замысел воздушного десанта общей численностью в две тысячи человек. В тыл "вовчиков" их забрасывали вертолётами. Основу десантных отрядов составляли таджикские солдаты группами по 40–60 бойцов, которым придавалось по 1–3 спецназовца. Офицеры ГРУ нужны были для командования, контроля и взаимодействия десантников с авиацией. Десанты забрасывались в глубокий тыл ваххабитов — на 150 и более километров за линию фронта. Отряды высаживались на заснеженные пустоши и могли найти пищу и кров, только выбив противника из ближайших кишлаков. Если противник оказывался силен, спецназовцы наводили на него авиацию. Если слаб — кишлаки переходили под контроль правительственных войск. Кстати, сами авторы плана не боялись участвовать в его реализации. Даже замкомбрига Александр Чубаров участвовал в этой операции лично.

 

Учитывая боевые качества солдат "Народного фронта", этот план отдавал авантюрой. Однако он принёс успех. Десантники потеряли до 80 человек погибшими. Не все пали в бою. Некоторые замерзли насмерть, а одну из групп "вовчики" заманили якобы на переговоры, дождались, пока злополучные десантники разомлеют в тепле, и хладнокровно перерезали. Однако эта залихватская операция кончилась захватом Гарма и падением укрепрайона моджахедов. 

 

Занятие Гарма стало последней крупной операцией войны. Вскоре Сангак Сафаров и Файзали Саидов пали жертвами внутритаджикских интриг и погибли. Война продолжалась по инерции, и окончилась миром между правительством и оппозицией только в 1997 году. Президентом республики к тому моменту уже несколько лет был Эмомали Рахмонов, разгромивший всю оппозицию. Спецназовцы отправились в Россию.

 

Таджикистан находился в откровенно скверном состоянии, но распад республике не грозил, а резня прекратилась. Российская армия провела очень успешную миротворческую операцию: едва ли "вовчики" в случае своей победы остановились бы на Таджикистане.


Евгений Норин | Лайф.ру
  • Не нравится
  • +3
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO