Последние новости


Новый виток активизации национал-патриотов Казахстана

6 октября 2018
680
0

Публикация политической программы недавно созданного движения «Жана Казахстан» («Новый Казахстан») хоть и «потерялась» в казахстанском информационном потоке и не привлекла особого внимания общественности и экспертов, тем не менее нуждается в осмыслении.

 

В первую очередь это обусловлено тем, что за последние несколько лет это первая заявка на создание новой, «альтернативной» общественно-политической организации на зачищенном от оппозиционных организаций партийно-политическом пространстве Казахстана.  Слово «альтернативной» намеренно взято в кавычки, поскольку в современных условиях ни одна «альтернатива» не может быть реализована без одобрения Акорды (президентской администрации. – Ред.).

 

Во-вторых, сам факт активизации национал-патриотического сегмента вызывает определенный интерес, поскольку она редко происходит сама по себе. В большинстве случаев активность нацпатов является частью политической игры. В новейшей политической истории Казахстана националисты выполняли несколько функций – отвлечь внимание от актуальных проблем, выгодно оттенить инициативы власти и пр.

 

Наконец, в-третьих, большинство политологов сходятся во мнении, что в стране, несмотря на все попытки построения общегражданской нации, сложилась устойчивая прослойка этноориентированного электората. Закрывать на это глаза  неразумно. Следовательно, нужно действовать по старой, хорошо проверенной модели: не можешь контролировать – организуй и возглавь.

 

Исходя из этого, появление «Жана Казахстан» и его текущие действия представляют интерес как для специалистов, так и для политиков стран-соседей.

 

Банальное начало

 

Сразу по возвращении из Брюсселя, где и было принято решение о создании политического объединения, нацеленного на период «после Назарбаева», объединение выступило с меморандумом «О признании геноцида казахов».

 

В документе, выполненном в стилистике «нас полтора века притесняли», звучит призыв «без эмоций и домыслов осмыслить трагические события ХХ века», в частности массовый голод начала 30-х годов (Ашаршылык), в результате которых казахи потеряли более миллиона человек. Дать этим событиям четкие и ясные формулировки и – внимание – правовую оценку.

 

Этот документ вызывает смешанные чувства. С одной стороны, эти события являются «темными пятнами» в национальной истории, и пролить свет на них, конечно, требуется. С другой - призывающие к объективности и беспристрастности авторы меморандума весьма стремительно нашли и обозначили главного виновника этих событий: «Современная постсоветская пропаганда соседних государств стала преемником и наследником этого разрушительного для государственной независимости процесса. В последние годы активно культивируется шовинистическая политика «русского мира», которая прежде была тщательно закамуфлирована под советско-коммунистическую идеологию». Позже один из функционеров нового движения Расул Жумалы, отвечая на вопрос, зачем бороться с коммунизмом, которого нет уже больше 20 лет, ответил: «Есть Россия – правопреемница СССР».

 

Еще один характерный штрих кроется в самом названии документа: «О признании геноцида казахов. Правовые основы и политическая оценка». Между тем, согласно нормам международного права, отнести случившееся к геноциду нельзя даже с большой долей допущений. Впрочем, разбираться в хитросплетениях международного законодательства – задача юристов.

 

Тем не менее следует отметить последовательность и принципиальность национал-патриотов в продвижении тезиса о геноциде казахов. Впервые подобного рода предложения прозвучали лет 10 назад, и с тех пор национально ориентированный сегмент казахстанского общества периодически поднимал эту проблему. Однако особую активность в этом вопросе национал-патриоты стали проявлять после того, как официальный Киев внес в палату представителей Конгресса США проект резолюции о признании геноцидом голода 1932-1933 годов на Украине.

 

Кстати, летом текущего года один из видных функционеров и идеологов «Жана Казахстан» Айдос Сарым в интервью популярному казахстанскому еженедельнику довольно уверенно заявил о намерении добиться принятия подобного решения и в РК: «Я думаю, что в ближайшие 2-3 года мы добьемся такого же документа для Казахстана как внутри страны, так и за рубежом». При этом, отвечая на замечание журналиста, что подобная точка зрения далека от официальной, А. Сарым заявил, что не исключает, что в ближайшее время она станет таковой.

 

Конечно, мы не склонны придавать большое значение этим словам, поскольку любой оппозиции, в том числе и национал-патриотического толка, свойственно делать громкие заявления, имеющие мало общего с реальностью, гиперболизировать собственную значимость и выдавать желаемое за действительное. Но однозначно можно зафиксировать, что нациоцентричный политический тренд в Казахстане выходит на новый виток.

 

Кстати, справедливости ради надо сказать, что не менее критическую и непримиримую позицию «Жана Казахстан» занимает и по отношению к южному соседу – Китаю. Это довольно ярко проявилось во время судебного процесса в отношении Сайрагуль Сауытбай – этнической казашки, проживавшей в Китае, которой в КНР предъявили обвинения в незаконном переходе границы. Члены движения не только приветствовали решение казахстанского суда не депортировать обвиняемую в Китай, но и обеспечили адвоката для подсудимой, а Амиржан Косанов и Серикжан Мамбеталин – заметные деятели движения - приняли участие в процессе от имени «Жана Казахстан».

 

«Тюркская солидарность» и «европейское печенье»

 

Продолжилось все весьма логично. После недолгого затишья «Жана Казахстан» объявил о намерении принять политическую программу и призвал общественность к её обсуждению.

 

Что касается содержания документа, то это пока не полноценная программа, а лишь политические тезисы. Предполагается, что в ходе поездок функционеров движения по регионам они будут обсуждаться с населением и лишь после этого с учетом всех мнений будет принята полноценная политическая программа.

 

Всего тезисов 33, и они очень эклектичны. С 1-го по 9-й пункт они выдержаны в демократической риторике: народовластие, права человека, демократические ценности, честные и свободные выборы и прочие штампы, которые можно  увидеть в программе большинства политических партий.

 

Затем, с 9-го по 21-й пункт акценты смещаются в сторону этноцентризма. В принципе в этом блоке тоже нет ничего принципиально нового. Все предложения в том или ином виде уже озвучивались ранее. Они касаются статуса казахского языка, вопросов «деколонизации, десоветизации и декоммунизации», оценки исторических событий, репатриации казахов из других стран.

 

Внешнеполитический блок представлен предложениями о выходе из ЕАЭС и переориентации на вступление в Совет Европы, пересмотре контрактов о недропользовании, закрытии иностранных военных баз и полигонов, обретении внеблоковового статуса Казахстана в военном и политическом  планах. Кроме того, «Жана Казахстан» предлагает «возврат к идеологии многовекторной дипломатии на основе базовых принципов международного права о невмешательства во внутренние дела, уважении территориальной целостности, равноправия и учета взаимных интересов», а также активизацию сотрудничества со странами Центральной Азии и возрождение тюркской солидарности. Предлагается закрепить норму о невозможности продажи земли, а также ее аренды иностранцам.

 

Вообще внешнеполитический блок предложений полон логических противоречий. С одной стороны, предлагается выйти из межгосударственных объединений, с другой - налаживать коллективное сотрудничество и безопасность с соседями по Центрально-Азиатскому региону. С одной стороны, декларируется стремление закрыть иностранные военные базы, с другой - говорится о необходимости сотрудничества с иностранными партнерами по экологической реабилитации этих объектов.

 

Далее идет социально-экономический блок, тоже не блещущий оригинальностью: борьба с коррупцией, выравнивание доходов, минимизация социального разрыва, отход от сырьевой экономики и прочие предложения, озвучиваемые властью на протяжении последних 10-15 лет.

 

Однако, несмотря на то что тезисы явно «сырые», при определенных усилиях они могут превратиться в политическую программу, привлекательную для небольшой, но сложившейся электоральной страты.

 

Превратится ли «Жана Казахстан» в партию?

 

Активизация деятельности «Жана Казахстан» вызывает логичный вопрос: а сможет ли недавно организованное движение перерасти в политическую партию?

 

Мнения казахстанских экспертов на этот счет различаются. Одни в довольно саркастичных выражениях полностью исключают эту возможность, другие, говоря о непредсказуемости политических решений, допускают такой вариант развития событий. Сами же представители «Жана Казахстан» открыто говорят о своих намерениях принять участие в грядущих электоральных кампаниях.

 

Так, упомянутый выше С. Мамбеталин во время одной из встреч в регионах заявил: «Я думаю, здесь 100% людей не хотят видеть президента, который сейчас есть. Здесь все ждут нового президента. Но вопрос, «кем он будет», – самый главный. И, к сожалению, мы, как оппозиция, не можем на него ответить. У людей в голове давно сформировалось мнение, что нынешний президент должен уйти, а вот кто на его место придет, мы на этот вопрос ответа не даем. И эта неизвестность пугает народ еще больше, чем существующая система.  Но в наших рядах есть люди, которые подходят под те требования, которые нужны кандидату. И даже опыт на государственной службе – это есть. У нас 4-5 кандидатур от движения. Поэтому мы можем сразу заявить, что будем выставлять кандидатуры».

 

Его соратник общественный деятель Амиржан Косанов подтвердил намерение «Жана Казахстан» принять участие в выборах: «…но если случится обратное и нас зарегистрируют, то почему бы не принять участие в выборах: как парламентских, так и президентских?»

 

В заключение отметим, что, по нашему мнению, вариант с превращением движения в партию исключать нельзя. Сейчас «Жана Казахстан» занят организационной работой: пытается взаимодействовать с населением, прикидывает возможность создания структурных подразделений, нарабатывает внешние связи, пытается разработать концепции программных документов.

 

Конечно, решение об их регистрации как движения или как партии будет приниматься в Акорде. И в принципе, учитывая последние тренды, национал-патриоты могут легитимизироваться в партийно-политическом пространстве страны.

 

Однако это может и не произойти. Но в любом случае внешнеполитическим партнерам Казахстана стоит обратить внимание на этот тренд.


Михаил Розов | Ритм Евразии
  • Не нравится
  • +2
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO