Последние новости


Казахстан устроит постоянство многовекторности

4 февраля 2019
707
0

Коллаж: © Русские в КазахстанеАстана готова укреплять отношения с Россией, заявил в ходе своего первого визита в Москву в качестве министра иностранных дел Казахстана Бейбут Атамкулов. По его словам, отношения Казахстана и России - эталон международных связей. Атамкулов заверил, что курс на расширение добрососедских отношений будет продолжен. Эксперты считают, что Астана верна своей политике многовекторности.

 

Бейбут Атамкулов посетил с официальным визитом Москву, где встретился с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. В ходе встречи дипломаты обсудили перспективы развития двустороннего сотрудничества и обменялись мнениями по различным вопросам международной повестки, после чего подписали план мероприятий по сотрудничеству внешнеполитических ведомств на ближайшие два года. Лавров отметил успехи астанинской дипломатии на международной арене.  Атамкулов рассказал о переформатировании деятельности возглавляемого им ведомства. Он подчеркнул, что МИД планирует усиливать экономическую составляющую казахстанской дипломатии. "Серьезный акцент будет сделан на вопросах привлечения инвестиций и продвижения казахстанского экспорта. Рассчитываем, что активизация взаимодействия на экономическом направлении окажет обоюдный положительный эффект для наших стран, как в части увеличения взаимной торговли, так и в направлении инвестиционного сотрудничества, промышленной кооперации. Россия входит в семерку крупнейших инвесторов в казахстанскую экономику", – сказал Атамкулов.

 

Первое и второе место среди инвесторов традиционно удерживают ЕС и США. Но Россия лидирует как внешнеполитическое направление в Казахстане. Внешняя политика Казахстана и ее возможные изменения обсуждалась в ходе круглого стола "Многовекторность Центральной Азии: казахстанский вариант" 29 января. Как отметил старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института Востоковедения РАН, руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин, Казахстан первым из государств СНГ на официальном уровне провозгласил многовекторную внешнюю политику и придерживается ее в течение всех лет независимости. По мнению эксперта, на казахстанскую политику многовекторности повлияли не только субъективные факторы (руководство решило, руководство приняло концепцию многовекторности), но и объективные обстоятельства.

 

К объективным относится территория страны и ее географическое расположение. Казахстан – гигантское территориальное образование, запертое в центре Евразии и лишенное выхода к мировым морским коммуникациям. Каспий – крупный закрытый водоем - не в счет. Поэтому власти страны были вынуждены принять концепцию многовекторного лавирования между мировыми центрами силами. Впоследствии к этому лавированию добавились другие меры. Речь об умении использовать интересы этих мировых центров силы себе во благо и реализовывать собственный национальный интерес.

 

К субъективным факторам относятся внешняя политика Казахстана, которая, подобно всем постсоветским республикам, обусловлена интересами правящего политического класса страны, работающего на удержание и укрепление своей власти, своих политических систем. Экономика в определенной степени вторична.

 

Андрей Грозин также напомнил, что казахстанская специфика еще и в том, что в отличие от своих соседей по региону, страна смогла интегрироваться в мировую экономическую систему. С одной стороны, проведенная на заре независимости либерализация и разгосударствление экономики дали определенные плоды, которые собрала политическая и бизнес элита страны. Казахстан по оценкам экспертов, остается экономическим лидером региона. Уровень жизни населения в республике выше, чем в других странах Центральной Азии. С другой стороны, возникла серьезная сырьевая зависимость.

 

По мнению эксперта, вся внешняя политика РК, равно как и других центрально-азиатских стран, за исключением Киргизии, выстраивается из интересов высшего политического руководства страны и президента. Решения принимаются исключительно в зависимости от того, как высшее руководство смотрит на те или иные вопросы повестки дня.

 

Казахстан, помимо объективно существующих факторов, которые обусловили принятие и реализацию политику многовекторности, в перспективе будет придерживаться сложившегося стиля и сохранит модель внешнеэкономической и внешнеполитической балансировки между различными мировыми центрами силы.

 

Последнее послание президента Нурсултана Назарбаева в очередной раз расставило политические приоритеты с небольшими изменениями. Впрочем, перестановки, с сохранением российско-казахстанского сотрудничества на первых строчках, не являются отражением колебаний внешней политике Астаны. "Республика будет стараться придерживаться тех же стратегий по отношению к Москве, Пекину, Брюсселю и Вашингтону, а также и к другим столицам. Вряд ли кто-то из мировых центров силы будет добиваться некой большей односторонности от Астаны", – сказал Андрей Грозин. По его словам, Астана, имея самые тесные отношения с Россией, никогда не проводила политику, которая на 100 процентов отвечала бы российским национальным интересам. Астана, например, не признала решений Москвы по Закавказью; в Казахстане достаточно критично относятся к ряду российских шагов последнего времени. Периодически возникают элементы взаимного непонимания по ряду вопросов, но они носят технический характер. И что важно, они не настолько "громкие", как, например, между Москвой и Минском. Причина этого в стилистике и манере поведения элит. Казахстанская элита в большей степени, чем белорусская интегрирована в российский контекст. Кроме того, сама политическая система РК в отличие от Белоруссии не склонна к эпатажным заявлениям. Назарбаев по факту стал старейшим президентом на постсоветском пространстве. Очевидно в силу возраста и политического опыта ему хватает понимания того, что портить отношения с руководством России не слишком продуктивно, не слишком разумно и в итоге ни к чему хорошему не приведет.

 

Казахстану удалось реализовать стратегию повышения политического веса и авторитета страны на мировой арене; удалось не рассориться с ведущими мировыми игроками и удается сглаживать все те сложности, которые возникают и с Кремлем, и с Белым домом. Астане пока удается лавировать в усложняющейся мировой повестке. Но есть и минусы. Казахстан в определенной степени стал отражением английской пословицы: " Друг всем – никому не друг". Текущая геополитическая реальность может поставить Астану, желающую сохранить модель внешнеполитической активности с ориентацией на всех, перед выбором. Другой вопрос, насколько вообще возможно подобного рода развитие событий.

 

На вопрос "Вестника Кавказа", сохранится ли статус-кво Казахстана в постназарбаевский период, Грозин ответил, что, скорее всего, да. "Транзит власти пройдет ближе к узбекскому сценарию, чем к туркменскому. Это, вероятно, будет плановая передача власти, а не неожиданная, порождающая многочисленные конфликты и проблемы. Во всяком случае, судя по активности, которая наблюдается в государственном строительстве последние два–три года, видно, что выстраивается механизм страховки для форс-мажорного периода. Это и вопрос касающиеся нового статуса Совета безопасности, вопросы перспектив проведения досрочных парламентских и президентских выборов, о чем сейчас в республике много говорят. Переход власти будет характеризоваться консенсусом между основными финансово-промышленными элитными группами, как в Узбекистане. А если будет достигнут консенсус, будет предпринята попытка сохранения той политической системы, которая сложилась за последние 25 лет. Кто бы ни оказался преемником, будет заявлено, что государственная линия останется неизменной, как при Назарбаеве, включая и внешнеполитические ориентиры, тактику и стратегию выстраивания внешней политики, не стоит ожидать и крупного пересмотра экономических решений".

 

Однако руководитель исследований Исследовательского института "Диалог цивилизаций" Алексей Малашенко не уверен, что транзит власти в Казахстане будет максимально приближен к узбекскому сценарию: "Есть нюансы. Есть жузы, которые как утверждают, уже устарели, но тем не менее они есть. В Казахстане яркая политическая элита. Можно назвать минимум пять-шесть амбициозных политиков, которые в душе на что-то надеются. Фамилии называть не стану, поскольку, как говорят в Казахстане, если вы хотите испортить биографию, назовите имя того, кто метит в президенты. Более того, есть казахстанские политики, которые находятся в эмиграции. В частности, бывший премьер-министр Акежан Кажегельдин. Передача власти будет построена не на преемственности жесткого авторитарного режима, а на некоем синтезе авторитаризма и консенсуса. Для Казахстана это оптимальный вариант", – считает Малашенко.


Виктория Панфилова | Вестник Кавказа
  • Не нравится
  • +2
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO