Последние новости


Как рассматривался вопрос контрабанды из Китая в Казахстане

6 февраля 2019
247
0

Может ли государство и общество сотрудничать в борьбе с коррупцией в Казахстане

 

Одним из главных вопросов политологии в постсоветских странах является вопрос сотрудничества государства и гражданского общества как напрямую, так и в виде различных организаций. Как правило, утверждается постулат о том, что в большинстве стран из-за авторитаризма или олигархии такое сотрудничество невозможно. Он настолько массированно насаждается всеми, что у граждан часто наступает синдром выученной беспомощности, как у собаки из знаменитого эксперимента, — они уже заранее сдаются и ничего не хотят делать. Однако ситуация далеко не так плоха, как им внушается, и на это можно привести соответствующие примеры, благо как раз в одном из них я и участвовал.

 

Осенью 2018 года Общественный фонд Transparency Kazakhstan провел исследование по теме «Таможенная коррупция Казахстана: зеркальный анализ товарооборота». 30 ноября исследование было закончено и опубликовано на трех языках на сайте организации. Также пресс-релиз об исследовании был направлен в значимые казахстанские СМИ. Автором методологии исследования был председатель попечительского совета ТК — автор этих строк, а автором доклада — исполнительный директор ТК Ольга Шиян.

 

Исследовалась таможенная статистика по экспорту в Казахстан следующих стран — Китай, Италия, США, Германия, Швейцария, Польша, Пакистан, Великобритания, Южная Корея и Япония. Она сравнивалась с казахстанскими данными по импорту за последние пять лет. В результате сверки выявлено две группы стран.

 

Статистика по странам, чей импорт занижается

Импорт из Китая, Швейцарии и Польши в Казахстан

2013

2014

2015

2016

2017

Казахстанские данные, тысяч долларов

8 434 500

7 969 275

5 557 826

4 030 015

5 158 402

Данные стран-экспортеров в Казахстан

12 815 214

13 516 165

9 015 230

8 768 817

11 698 734

Разница, тысяч долларов

4 380 714

5 546 890

3 457 404

4 738 802

6 540 332

 

Статистика по странам, чей импорт завышается

Импорт из Италии, США и Японии в Казахстан

2013

2014

2015

2016

2017

Казахстанские данные, тысяч долларов

4 270 608

3 957 220

3 245 017

2 665 207

2 613 727

Данные стран-экспортеров в Казахстан

2 816 552

2 606 937

1 613 564

2 233 889

1 535 991

Разница, тысяч долларов

-1 454 056

-1 350 283

-1 631 453

-431 318

-1 077 736

 

Сопоставление таможенной статистики показало расхождения в статданных внешней торговли Казахстана как со странами Азии, США, так и Европы. Расхождение данных более 50% свидетельствует о наличии в таможенных органах Казахстана таких признаков коррупции, как вымогательство и дача взяток с целью избежать налогов и тарифов через занижение экспорта и чрезмерное выставление счетов на импортную продукцию, а также поставки контрафактных товаров.

 

Исследование вызвало большой интерес у СМИ, но самое главное — оно было также выслано в парламент и различные ведомства.

 

6 декабря сенаторы Дарига Назарбаева, Мухтар Кул-Мухамед, Талгат Мусабаев, Серик Джаксыбеков, Тулеубек Мукашева направили запрос вице-премьеру Ерболату Досаеву по проблемам, озвученным в докладе. В запросе было оглашены следующие вопросы:

 

  • Ознакомлено ли руководство минфина с результатами исследования ОФ Transparency Kazakhstan? Являются ли данные, представленные в этом исследовании, объективными?
  • Проводятся ли таможенными службами аналогичные зеркальные сопоставления официальных статданных о взаимной торговле со странами внешнеэкономических связей? Если да, то с какими странами и насколько эти данные совпадают друг с другом?
  • Каков объем контрабандных и контрафактных товаров при импорте товаров в нашу страну и какие потери несет госбюджет от коррупционных схем в таможенных органах?
  • Какие меры планируется принять минфином по устранению выявленных фактов значительного расхождения статданных?
  • Какие изменения необходимо внести в Соглашение между правительством Казахстана и правительством Китайском Народной Республики о международном автомобильном сообщении в целях осуществления погрузочно-разгрузочных работ товаров, импортируемых из Китая, на территории Казахстана?

 

Представители министерства национальной экономики, в чей адрес также оглашен был этот запрос (вице-премьер Досаев курирует экономический блок), ответили сенаторам следующим образом:

 

  • Статданные значительно расходятся не только по импорту в Казахстан, но и по экспорту из Казахстана в мир. Казахстанская статистика по экспорту превышает данные стран-партнёров на 9,9 млрд долларов;
  • Методология формирования данных по экспорту/импорту в разных странах различается;
  • Китай может включить транзит товаров в общий объём экспорта, а в Казахстане транзитные товары не подлежат включению в таможенную статистику внешней торговли;
  • Некоторые страны (например Россия) в стоимость импорта включают транспортные расходы.

 

В ответ на это Transparency Kazakhstan 11 декабря опубликовало пресс-релиз, в котором привело для сравнению статистику России по импорту из Китая. Россия, так же как и Казахстан является членов ВТО, так же входит в Таможенный союз, пользуется тем же Таможенным кодексом.

 

Сравнение данных по таможенной статистике импорта из Китая в Россию, тысяч долларов США

Год

Российские данные

Китайские данные

2013

53 173 086

49 591 172

2014

50 853 010

53 676 944

2015

35 199 264

34 756 877

2016

38 086 982

37 339 601

2017

48 373 353

42 830 600

 

Расхождение составляет от 1,3 до 11,5%, если взять за 100% российские данные и сравнить их с китайскими. Данные по Казахстану за тот же период, если взять за 100% казахстанские данные и сравнить их с китайскими, показывают разницу от 50,0 до 147,9%. Такая разница говорит о том, что проблемы с таможенной статистикой далеко не исчерпываются разницей методик подсчета.

 

Надо отметить, что хотя министерство национальной экономики отвечает за стратегическое планирование в экономике, но таможенные сборы и налоги остаются за министерством финансов.

 

14 декабря Комитет государственных доходов министерства финансов сделал пресс-релиз, в котором подтвердил выводы доклада и отметил, что

 

«в ходе сопоставительного анализа данных импорта Казахстана и экспорта Китая были установлены пять налогоемких групп товаров (изделия из кожи, предметы одежды, текстильные изделия, обувь), имеющих наибольшее расхождение и риски недостоверного декларирования и занижения таможенной стоимости товаров. Детальный анализ указанных групп товаров позволил выявить 53 основных участника ВЭД, имеющих наибольшие объемы импорта этих групп товаров.

 

Общий объем импорта товаров из КНР по указанным участникам ВЭД по этим налогоемким группам составил 59,4 тыс. тонн, или 77,5% к импорту из КНР указанных групп.

 

Органами государственных доходов в отношении участников ВЭД, имеющих риски нарушений таможенного законодательства Республики Казахстан, будет осуществлен анализ деятельности и при необходимости проведен комплекс контрольных мероприятий по выявлению нарушений, привлечению к ответственности и уплате налогов и платежей в бюджет в соответствии с законодательством Республики Казахстан».

 

Надо отметить, что Transparency Kazakhstan не ограничилось только Казахстаном и 21 декабря направило запрос премьер-министру Казахстана о проблемах контрабанды китайских и других товаров через Киргизию. Там также суммы несоответствий достигали нескольких миллиардов долларов в год.

 

Запрос был основан на исследовании таможенной статистики Киргизии, опубликованной 21 ноября мной. Однако, в отличие от казахстанских властей, власти Киргизии отрицают наличие контрабанды и не признают разности в таможенной статистике.

 

28 декабря на парламентском часе в Мажилисе депутат Омархан Оксикбаев поднял вопрос, связанный с таможенной сферой, сообщив, что разница между суммами Казахстана и КНР исчисляется в миллиардах. Министр финансов Алихан Смаилов объяснил причину расхождений:

 

«Из этой суммы расхождение в миллиард долларов связано с тем, что на МПЦС «Хоргос» осуществляется передвижение импорта и экспорта товаров населением, которое не подлежит декларированию.

 

Разница в 3,3 миллиарда долларов связана с технологическими расхождениями, в частности весь экспорт, идущий из Китая в другие страны через Казахстан, китайской стороной указывается как экспорт в Казахстан.

 

И порядка 2,6 миллиарда долларов связаны с недобросовестным поведением участников внешнеэкономической деятельности, которое выражается в занижении таможенной стоимости, указании неправильных кодов», — отметил Смаилов.

 

По оценкам Минфина, из-за занижения стоимости товаров в казахстанский бюджет не поступает порядка 200 млрд тенге. По данным министерства, в текущем году принимаются меры по решению этой проблемы, в частности ведутся переговоры с КНР над тем, чтобы получать копии электронных деклараций до того, как казахстанские импортеры будут декларировать товары».

 

«Благодаря разработанному комплексу мер до конца этого года Минфин планирует поступление в бюджет дополнительных 200 миллиардов тенге», — рассказал Смаилов.

 

Окончательную точку в вопросе по признанию проблем учета таможенных платежей на границе с Китаем поставил президент Нурсултан Назарбаев 30 января на расширенном заседании правительства, обращаясь к министру финансов.

 

«Борьба с теневым оборотом ведется слабо. Например, показатели импорта нашей таможни значительно расходятся с данными китайской стороны. Задача — сократить долю теневой экономики как минимум на 40% за три года», — сказал Назарбаев.

 

«Действительно, расхождения с КНР у нас 6,9 млрд долларов составляет. Из них 3,3 млрд долларов — это транзит через Казахстан в другие страны. Китайская сторона его записывает как экспорт в Казахстан, это подтверждается сведениями по российско-китайской статистике. 1 млрд долларов — это ввоз товаров в Казахстан через «Хоргос» гражданами Казахстана, и 2,6 млрд долларов действительно это занижение декларируемой стоимости, примерно. Потери бюджета 205−206 млрд тенге составляют в год. Мы сейчас эту проблему комплексно решаем», — пояснил Смаилов.

 

После того как политическое решение было принято и одобрено на всех уровнях, Комитет государственных доходов начал действовать, начав 2 февраля налоговые проверки импортеров:

 

Комитет государственных доходов министерства финансов Республики Казахстан в настоящее время проводит работу по усилению таможенного контроля ввозимых товаров.

 

Проведенный анализ имеющихся расхождений таможенной статистики с КНР показал наличие признаков недостоверного декларирования и занижения таможенной стоимости ввозимых товаров. По предварительным оценкам, потери бюджета составляют порядка 200 млрд тенге (около 526 млн долларов).

 

В этой связи для минимизации таких фактов выработаны дополнительные профили в системе управления рисками.

 

Также начаты налоговые проверки в отношении участников ВЭД, на которых приходится наибольшая доля импорта из КНР. В ходе проверок уже выявлены схемы уклонения от уплаты налогов, которые указывают на наличие признаков умышленного уклонения.

 

Часть субъектов, являвшихся крупными импортерами в прошлых периодах, находится в розыске, что указывает на признаки недобросовестности. Более того, в ходе текущего контроля выявляются юридические лица — участники ВЭД, оформленные на подставных лиц, которые не принимают участия в хозяйственной деятельности.

 

Работа в этом направлении будет продолжаться. В целом проводимые мероприятия направлены на снижение объемов теневой экономики и обеспечение равных конкурентных условий. Усиление контроля не коснется добросовестных субъектов бизнеса».

 

В итоге можно уже сейчас констатировать следующее:

 

  1. Исследование Transparency Kazakhstan подтвердило давно существующую в Казахстане проблему контрабанды. Последний раз такие масштабные объемы констатировались в 2011 году, когда было начато «Хоргосское дело».
  2. Данное исследование показало, что экономические отношения между Китаем и Казахстаном существенно изменились, что влияет и на политический баланс в регионе в целом.
  3. Проблема контрабанды нашла большой отклик среди СМИ и депутатов парламента Казахстана. В то время когда идет увеличение налоговой нагрузки на граждан, нельзя игнорировать объемы денег, вращающиеся в теневой экономике.
  4. Власти Казахстана на всех уровнях признали проблему, поднятую в докладе, и приняли политическое решение бороться с ней. Для примера можно оценить реакцию властей Киргизии.
  5. Данный пример показывает существенное изменение в отношении между властью и гражданами в виде НПО, которое может указать государству на проблему и продвинуть ее решение.

 

В целом я рассчитываю на то, что этот пример послужит для многих уроком — всегда можно сделать ситуацию лучше. Особенно если удачно выбрать для этого тему и время.


Марат Шибутов | ИА Регнум
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO