Последние новости

Переходить реку, нащупывая брод: президентские выборы в Казахстане — 2019

29 мая 2019
560
0

Выборы президента 9 июня 2019 г. станут первыми в новейшей истории Казахстана, когда среди кандидатов не будет Нурсултана Назарбаева. Руководство Республики позиционирует выборы как наиболее открытые и конкурентные за весь постсоветский период. К участию в предвыборной гонке допущены официальный преемник Нурсултана Назарбаева — действующий президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, представители парламентских партий Дания Еспаева (Демократическая партия Казахстана «Ак жол») и Жамбыл Ахметбеков (Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК)), профсоюзный лидер Амангельды Таспихов, кандидат от непарламентской партии «Ауыл» Садыбек Тугел. Главной интригой выборов стало выдвижение представителя несистемной оппозиции, бывшего соратника Акежана Кажегельдина, опытного общественного и политического деятеля Амиржана Косанова, который, несмотря на весь свой оппозиционный бэкграунд, был зарегистрирован в качестве кандидата в президенты страны. Постоянно подчеркивается равенство всех кандидатов и информационная открытость кампании.

 

В то же время лидер предвыборной гонки очевиден — это действующий президент К. Токаев. Поэтому возникает вопрос, за что тогда сейчас идет основная борьба? Существуют три фронта борьбы в рамках нынешней избирательной кампании: борьба за явку, борьба за процент голосов, отданных за К. Токаева, борьба за второе место.

 

Борьба за явку избирателей. Политическая система постназарбаевского Казахстана, очевидно, нуждается в легитимности, причем в реальной легитимности. Поэтому одна из главных задач, стоящих перед участниками предвыборной гонки, — привлечение людей, в первую очередь, молодежи, на избирательные участки. Жители Казахстана должны поверить, что их голос что-то решает. Только полноценная легитимность позволит властям разделить с населением бремя будущих непопулярных решений.

 

Борьба за процент голосов, отданных за официального преемника Н. Назарбаева действующего президента К. Токаева. За всю постсоветскую историю на президентских выборах Н. Назарбаев никогда не набирал меньше 80% голосов. От К. Токаева, который до этого момента никогда не выступал как публичный политик, таких же цифр никто не ожидает, тем более, что слишком высокий процент даст оппозиции право говорить о фальсификациях. Поэтому в нынешних условиях получение 70–80% голосов будет рассматриваться как несомненный успех.

 

Борьба остальных кандидатов за второе место. Действующий президент Касым-Жомарт Токаев при всесторонней поддержке со стороны Н. Назарбаева может рассчитывать на уверенную победу уже в первом туре, однако борьба за второе место также играет важную роль в развитии политической системы Казахстана. Представители системных партий работают над мобилизацией партийного электората перед предстоящими парламентскими выборами и выборами в маслихаты в регионах страны. Для несистемной оппозиции в лице А. Косанова занятие второго места позволит поставить вопрос о создании новой политической партии. Для оппозиционных кандидатов второе место и получение 10% будет успехом. Только три кандидата — А. Косанов, Д. Еспанова и Ж. Ахметбеков — могут бороться за 2-е место, однако точные цифры сейчас назвать трудно, так как, к сожалению, нынешние президентские выборы в Казахстане страдают от полного отсутствия социологических данных. Круг организаций, которые могут проводить полноценные опросы, крайне узок, а проведение соцопросов в интернете и социальных сетях запрещено; и некоторые граждане Казахстана за это уже были оштрафованы.

 

В условиях недостатка социологической информации большой интерес представляет анализ предвыборных программ кандидатов. С точки зрения анализа все идеи и лозунги кандидатов можно разделить на политический мэйнстрим и политический эксперимент. Политический мэйнстрим в программах представлен тремя направлениями.

 

Первое направление — социальная повестка дня (повышение уровня жизни, социальная помощь и гарантии, создание рабочих мест). Эту тематику в той или иной степени затрагивают все кандидаты вне зависимости от политической ориентации.

 

Второе направление — борьба с коррупцией. Эта тема освещается во всех программах от центриста К. Токаева и коммуниста Ж. Ахметбекова до представительницы либерального крыла Д. Еспаевой и популиста А. Косанова.

 

Третье направление — национал-популизм. В программах кандидатов постоянно подчеркивается независимость Казахстана, необходимость многовекторной внешней политики и защиты национальных интересов, развития казахского языка и культуры, упоминаются идеи партии «Алаш».

 

Кроме этого политического мэйнстрима, в рамках избирательной кампании поднимаются некоторые вопросы, направленные, как представляется, на изучение реакции казахстанского общества. Во-первых, это участие в выборах Д. Еспаевой — первой женщины-кандидата в президенты. Существует теория, что это тестирование общественного мнения для выдвижения Дариги Назарбаевой на следующих выборах президента. Во-вторых, в программах Д. Еспаевой и А. Косанова упомянута необходимость десоветизации и декоммунизации казахстанского общества. Эта тема в контексте украинских событий в России воспринимается неоднозначно.

 

В тоже время существует ряд важных тем, которые не нашли свое отражение в программах кандидатов в президенты. Во-первых, это русский язык. Ни один из кандидатов не говорит о том, какова дальнейшая судьба русского языка и русскоязычного образования в Казахстане. Неопределенность будущего языка, являющегося родным для европейской части населения Казахстана и значительной доли этнических казахов, создает дополнительные трудности для казахстанского общества. Во-вторых, нигде не упоминается вопрос религии, в первую очередь ислама. На фоне роста популярности ислама в стране и постоянных споров о возможности или невозможности носить хиджаб в учебных заведениях это порождает проблемы с интеграцией людей, исповедующих ислам, в казахстанское общество.

 

Важно также отметить, что президентские выборы 2019 г., безусловно, не являются завершением транзита власти — это важный, но далеко не последний шаг на пути к формированию постназарбаевской политической системы.

 

В-третьих, это серия реформ, которые должны быть проведены в горизонте ближайших пяти лет: медицинская, пенсионная, налоговая и земельная. Изменения, которые повлекут за собой эти реформы, будут настолько серьезными, что их проведение может встретить общественное противодействие. Например, медицинская реформа, главная цель которой — переложить часть расходов на медицинское обслуживание непосредственно на население. Пенсионная реформа, стартовавшая в 2018 г., направлена на постепенное повышение пенсионного возраста для женщин до 63 лет. Параллельно с пенсионной идет реформа налогового законодательства, задача которой состоит в выводе из тени неформально занятого и самозанятого населения, которое с 1 января 2019 г. должно делать единый совокупный платеж, включающий в себя индивидуальный подоходный налог, социальные отчисления в Государственный фонд социального страхования, пенсионные выплаты в Единый накопительный пенсионный фонд и отчисления в Фонд обязательного социально-медицинского страхования. Вскоре продолжится земельная реформа, на проведение которой до 2021 г. наложен мораторий, и которая уже вызвала массовые волнения в 2016 г.

 

Кроме того, в программах часто идет речь о создании рабочих мест. При этом умалчивается, что Казахстан испытывает серьезный кадровый голод, в первую очередь это касается квалифицированных кадров, особенно в регионах страны. Стране не хватает инженеров, профессиональных рабочих, экономистов, врачей, ученых, работников творческих индустрий и т.д. Ответа на вопрос, как решать эту проблему, в программах кандидатов нет.

 

Стоит добавить, что существует проблема вновь расширяющейся эмиграции. Казахстан уже сталкивался с мощной волной эмиграции в 1990-х гг., когда страну покинули несколько миллионов человек (в первую очередь из северных и восточных регионов). В 2000-е гг. ситуация стабилизировалась, и Казахстан даже стал привлекательным для казахов-репатриантов и трудовых мигрантов из-за рубежа. Однако в последние годы можно наблюдать новую волна эмиграции из Казахстана. Хотя масштабы этого явления не столь велики, как 25 лет назад, некоторые тренды вызывают серьезные опасения. Если раньше в основном эмигрировали русские, немцы и евреи, то сейчас уезжают не только европейцы, но и сами казахи; и едут они не только в Россию или Германию, но и в США, Канаду, Западную Европу и Австралию. Уезжают обеспеченные и образованные люди, квалифицированные специалисты, представители творческих профессий; то есть те, кто может стать социальной базой и движущей силой политической и экономической трансформации Казахстана.

 

В сложившейся конфигурации власти К. Токаев в целом продолжит курс первого президента Республики, просто потому, что последний будет этот процесс контролировать.

 

Важно также отметить, что президентские выборы 2019 г., безусловно, не являются завершением транзита власти — это важный, но далеко не последний шаг на пути к формированию постназарбаевской политической системы. Транзит власти проходит на фоне замедления экономического роста и ухудшения социально-экономической ситуации в стране, сопровождающегося кризисом среднего класса, падением доходов основной массы населения, усилением неравномерности экономического развития страны из-за неустойчивой урбанизации, проблем с развитием инфраструктуры, сложной экологической обстановки. Новая индустриализация Казахстана, начавшаяся 10 лет назад, не дала результатов; до сих пор основная статья экспорта — минеральное сырье, а многие актуальные, но непопулярные реформы отложены.

 

Что ждет Казахстан в будущем? Очевидно, что в ближайшие 6–7 месяцев будет объявлено о проведении досрочных парламентских выборов, это позволит завершить формирование промежуточной политической модели и приступить к продолжению важных, но непопулярных реформ. В сложившейся конфигурации власти К. Токаев в целом продолжит курс первого президента Республики, просто потому, что последний будет этот процесс контролировать. Гораздо более серьезным испытанием политической системы Казахстана на прочность станет новый избирательный цикл 2024–2025 гг., когда срок полномочий К. Токаева истечет, болезненные изменения в экономике и обществе будут проведены, а запас физических сил и политического авторитета Н. Назарбаева (его возраст к тому времени приблизится к 85-ти годам) уже будет не таким, как сейчас. В этих условиях важную роль будет играть семья Первого президента Казахстана, обладающая рычагами политического и экономического давления, которая будет искать свое место в реалиях нового Казахстана.


Артём Данков | РСМД
  • Не нравится
  • +4
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO