Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Митинги в Казахстане: от тарифов до транзита власти

CABAR.AsiaCABAR.Asia
23 декабря 2019

Коллаж: © Русские в КазахстанеОфициальная статистика по количеству акций протеста в Казахстане не ведется. Поэтому единственными источниками информации стали публикации в СМИ и данные неправительственных организаций.

 

19 сентября на совещании ОБСЕ по человеческому измерению представитель Генеральной прокуратуры Казахстана Азамат Саргазин сообщил, что за последние пять лет в стране прошло свыше 750 акций протеста, в которых приняли участие более 25 тысяч человек.

 

«При этом более 86 процентов этих акций проведено стихийно, разрешения на их проведение от местных исполнительных органов не было. Однако к административной ответственности привлечено менее 3 процентов от общего числа участвовавших лиц, и только судом», – заявил он (цитата по Азаттык). 

 

При этом открытых данных о точном количестве митингов, которые проходили в Казахстане, Генеральная прокуратура не предоставляет. Отчеты о результатах мониторинга реализации права казахстанцев на мирные собрания ежегодно публикует Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ), но и их данные нельзя считать полными.

 

Антикитайские митинги 2010 года

 

В конце 2009-го и в 2010 году в Казахстане были отмечены первые антикитайские митинги. Протесты начались после того, как бывший тогда президентом страны Нурсултан Назарбаев заявил о том, что Китай заинтересован в аренде миллионов гектаров сельхозземель в приграничных районах.

 

В январе и феврале 2010 года в Алматы и Актобе состоялись митинги, участники которых заявляли о том, что Казахстану угрожает китайская экспансия.

В феврале в Кокшетау примерно 500 человек выступили против повышения тарифов. А в апреле в Атырау активист Макс Бокаев и около десятка его соратников провели митинг «За чистый Атырау» против строительства комплекса по производству ароматических углеводородов, который, по их мнению, мог нанести существенный вред экологии региона.

 

Также в этот год в Усть-Каменогорске на митинг выходили рабочие Первомайского механического завода. Они требовали защитить предприятие от банка, который грозился распродать имущество завода в счет погашения кредита.

 

Большая часть заявок на проведение митингов в 2010 году носила политический характер. В частности, активисты незарегистрированной партии «Алга» тогда подали 159 заявок против принятия закона «О Лидере нации». Все они были отклонены.

 

Жанаозенские события

 

В 2011 году количество митингов в Казахстане резко возросло. Только в первой половине года состоялось почти 100 акций протеста. 

 

Такая активность в основном объясняется электоральным периодом – 3 апреля прошли выборы президента Казахстана. Больше половины митингов были посвящены вопросам политического характера. При этом наиболее массовые акции были организованы партией «Нур Отан» в поддержку действующего главы государства.

 

В то же время многие митинги были организованы оппозицией, призывавшей бойкотировать выборы. Сотрудники КМБПЧ зафиксировали более 20 таких митингов.

 

Помимо политических требований митингующие заявляли и другие претензии. Однако, как отмечают эксперты, многие акции протеста проводились с расчетом на то, что во время электоральной кампании больше шансов добиться положительного решения вопросов. Тема бойкота выборов зачастую использовалась для оказания давления на власти страны.

 

В 2011 году продолжились и антикитайские выступления. Масла в огонь подлил бывший зять экс-президента Казахстана Нурсултана Назарбаева – Рахат Алиев, который заявил, что правительство намеревается передать Китаю 1 млн га земли в аренду. 

 

В лидеры по количеству митингов выбились, помимо Алматы, западные регионы – Актау и Уральск. Политические вопросы во второй половине года отошли на задний план. Больше стало выдвигаться социально-экономических требований.

 

Одними из самых массовых выступлений стали акции нефтяников на западе Казахстана. Рабочие требовали повышения заработной платы и выражали недовольство низким уровнем развития Мангистауской области. В политическую плоскость конфликт перешел лишь 14 декабря, когда было опубликовано обращение с требованием отставки президента.

 

16 декабря в акции протеста в городе Жанаозен приняли участие 1,5 тысячи нефтяников. Митинг перерос в массовые беспорядки, в столкновениях с полицией в Жанаозене и соседнем поселке Шетпе погибли, по официальным данным, 16 человек.

 

В преддверии электоральной кампании полицейские старались не задерживать протестующих. Ситуация изменилась после жанаозенских событий. По подозрению в беспорядках в Жанаозене были арестованы 100 человек. В Актау были задержаны 150 нефтяников Каражанбаса, вышедших на акцию в поддержку жанаозенских рабочих.

 

Суд над частью задержанных в результате жанаозенских событий состоялся в 2012 году в Актау. 13 человек были осуждены на срок от 3 до 7 лет лишения свободы. 21 подсудимый получил условное наказание или был освобожден в связи с амнистией. Трое – оправданы. 

 

Смещение акцентов

 

После беспорядков в Жанаозене количество акций протеста постепенно стало снижаться. Отчасти этому способствовало то, что акции протеста стали достаточно жестко подавляться, их участников стали чаще задерживать.

 

Изменения произошли и в тематике собраний. Количество политических требований заметно упало. В 2014 и 2015 годах, судя по анализу КМБПЧ, митингов на политические темы не было вообще. На первый план стали выходить экономические и социальные вопросы.

 

При этом, если в 2012-2013 годах экономические проблемы волновали протестующих в 70% случаев, то в дальнейшем соотношение изменилось – в 2017 году в 78% митингов основной темой становилась социальная тематика.

 

В 2015 году топовыми стали такие темы, как жилищные проблемы и вопросы ипотеки. 

 

В 2016 году в связи с проведением выборов в мажилис парламента политическая тематика вновь появилась в риторике протестующих. 15,5% митингов были посвящены политическим требованиям.

 

Но главной темой года стали земельная реформа. Против нее было проведено 19 акций протеста. И снова одним из главных страхов казахстанцев стала возможность китайской экспансии. В 2017 году возле офиса брачного агентства в Астане состоялся митинг против заключения браков казахстанок и китайцев. В последствии оказалось, что синофобия была использована в качестве «черного» пиара.

 

В сентябре 2017 года случился другой конфликт с участием иностранцев – произошла потасовка между рабочими, занятыми на строительстве небоскреба «Абу Даби Плаза» в Нур-Султане. Участниками потасовки стали казахстанские специалисты и их коллеги из Индии. Стихийный митинг, собравшийся после этого, закончился задержанием восьми человек. 

 

В том же году в топе оказались митинги против несправедливых судебных решений. Было проведено восемь таких акций.

 

В 2018 году на первое место вышли политические и социальные протесты – прошло одинаковое количество акций на эти темы. Причем, если в социальном блоке превалировали протесты против несправедливых судебных решений, то в политическом отличились сторонники признанного в Казахстане экстремистским движения «Демократический выбор Казахстана», созданного беглым олигархом Мухтаром Аблязовым. Основной повесткой дня последние выбрали требование освободить политзаключенных.

 

Еще одна тенденция – организаторами митингов стали больше выступать не оппозиционные партии, а группы активистов или одиночки. Это связано с тем, что власти фактически зачистили политическое поле в стране.

 

Часть оппозиционных партий прекратила существование, еще несколько не смогли пройти регистрацию или были ликвидированы по решению суда. В результате на первое место стали выходить стихийные объединения граждан.

 

Количество митингов, организованных без четко обозначенного центрального управления, выросло с 47% в 2016 году до 49% в 2017 году, по данным КМБПЧ. Отчасти это связано также с цифровизацией, развитие которой является одним из приоритетов госполитики, и ростом популярности социальных сетей. 

 

Транзит власти

 

2019 год можно назвать переломным для Казахстана. После трагической смерти пятерых девочек в пожаре в жилмассиве Нур-Султана на улицы города вышли многодетные матери, которые потребовали улучшений в социальной сфере.

 

В марте первый президент страны Нурсултан Назарбаев сложил с себя полномочия, предложив вместо себя кандидатуру спикера Сената Касыма-Жомарта Токаева. Транзит власти вызвал резкий всплеск политической активности.

 

Осенью 2019 года к списку актуальных тем добавились воскресшие в народе антикитайские настроения. И вновь зачинщиками стали жители Жанаозена, выразившие протест в связи с планами по реализации 55 совместных казахстанско-китайских проектов.

 

За первые 10 месяцев 2019 года в Казахстане состоялось уже около 100 акций протеста. Интересно, что в некоторых случаях власти стали санкционировать проведение митингов. При этом в большинстве случаев полиция не задерживает участников несанкционированных акций. 

 

Уже сейчас заметно, что по количеству акций протеста 2019 год побьет все рекорды. Усиление гражданской активности отмечается прежде всего в Алматы и Нур-Султане. Столица Казахстана была переименована в марте 2019 года, что также вызвало волну протеста, которая выплеснулась на улицы городов.

 

Точных данных о количестве задержанных во время митингов в этом году нет. Но о масштабе можно судить на примере акций, прошедших с 9 по 13 июня. За четыре дня казахстанские полицейские задержали около четырех тысяч человек, вышедших на несанкционированные митинги. Об этом заявлял министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев.

 

12 июня президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что будет принят новый закон, который даст людям возможность беспрепятственно проводить акции протеста.

 

14 октября телеграм-канал «Дом с паранормальными явлениями» сообщил о том, что в интернете появился проект закона о митингах.

 

Этот документ, вышедший из-под пера членов Общественного совета Алматы, планируется направить на рассмотрение в созданный новым президентом К Касым-Жомартом Токаевым Национальный совет общественного доверия. За основу был взят проект директора КМБПЧ Евгения Жовтиса. Однако, юристы критикуют законопроект за откровенные ляпы. В частности, говорится о том, что не поменялось самое главное: уполномоченный орган, в который надо будет подавать уведомление о митинге. Как отмечается в посте, полагать, что акиматы изменят свою политику по выдаче разрешений на митинги, не приходится.

 

Кроме того, еще один пакет поправок в законопроект «О мирных собраниях», по всей видимости, готовится и в недрах министерства информации и общественного развития. Но какие нововведения предложат чиновники из ведомства Даурена Абаева пока неизвестно.

+1
    672