Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Кое-кого в Казахстане поразила политическая лоботомия декоммунизации

Сергей ПолтавскийРитм Евразии
12 июня 2020
Вместо того чтобы заняться разработкой программы политических и социально-экономических реформ, в Демократической партии «Ак жол» вновь заговорили о декоммунизации, которая, убеждены депутаты парламента от нее, должна стать частью государственной политики Казахстана. Кроме того, они призвали признать голод 1930-х годов геноцидом народа Казахстана. «В целях исторической справедливости демократическая партия «Ак жол» призывает дать организованному тоталитарной властью большевиков на казахской земле Великому голоду (Ашаршылық) правовую оценку, как факту геноцида против нашего народа… В этой связи полагаем необходимым министерству иностранных дел начать работу по признанию Ашаршылық фактом геноцида на международном уровне, включая ООН, ОБСЕ, Конгресс США, Европарламент и др.», – говорится в депутатском запросе от 3 июня на имя заместителя премьер-министра РК Ералы Тугжанова.

Напомним, что сегодня казахстанский парламент формируют депутаты трех партий – 84 депутата от Nur Otan (партии власти, председателем которой является экс-президент республики Нурсултан Назарбаев), по 7 депутатов от партии «Ак жол» и представляющей остатки коммунистической идеологии в республике Коммунистической народной партии Казахстана (КНПК), остальные 9 – выдвиженцы от Ассамблеи народа Казахстана.

В партии «Ак жол», видимо, полагают, что для граждан РК главными проблемами сейчас являются не падение доходов и не кризис в экономике, а признание геноцида и избавление от наследия советского прошлого путем декоммунизации. И это понятно. Сегодня в Казахстане представители титульной нации доминируют в управленческой элите, владеют наиболее значимыми бизнес-активами и собственностью в стране. Однако формирование моноэтничной элиты не решило экономических и социальных проблем, а, напротив, усилило их.

Власти неоднократно вбрасывали в общество различные варианты национальной идеи, но ни один из них не прижился. В частности, провалился проект формирования единой казахстанской нации от 2004 года. Та же участь постигла проект «Общества всеобщего труда» от 2012 года (вместо него получили 20%-ную скрытую безработицу, маскируемую термином «самозанятое население»).

За три десятка лет независимости Казахстан так и не стал, как обещали, ни Сингапуром, ни Саудовской Аравией, ни даже азиатским «барсом». Казахстанская практика показывает, что любое несогласованное с властью политическое действие может обернуться для его инициаторов серьезными последствиями. Поэтому вряд ли инициатива «Ак жола» о вмонтировании декоммунизации в госполитику исходит лишь от самой партии.

Не имея способности самостоятельно создать что-то масштабное, но страстно желая «вершить историю», в партии «Ак жол» решили продолжать искать виноватых на стороне, культивируя образ казахского народа как жертвы российского колониализма и коммунистической идеологии. Звучат и требования запрета советской символики, утверждения, что «коммунизм и фашизм – это две стороны одной медали». Видимо, лавры вятровичей в декоммунизации Украины не дают покоя. 

Видишь эти попытки построения новой декоммунизированной идеологии, формирующейся в первую очередь через изменение топонимики, инициирование государственной политики исторической манкуртизации и соглашаешься с мнением известного казахстанского политолога Данияра Ашимбаева, что национальная идея в Казахстане звучит так: «В наших проблемах всегда виноват кто-нибудь другой».

Вот и теперь очевидно желание переключить общественное внимание с имеющихся в стране проблем на более безопасное осуждение советского прошлого, с перекладыванием ответственности на государство, исчезнувшее с карты мира почти 30 лет назад. Тогда кричали: «Москва «забирает» наши ресурсы, дайте нам свободу – и экономика страны взлетит до уровня передовых стран Запада!» Не взлетела, потому что привилегия свободных – брать ответственность за происходящее на себя, а не постоянно кивать на волю «злого барина».
В соседнем Китае не стали искать виноватых, заморачиваться с наследием Мао Цзэдуна и уж тем более, проклиная свое прошлое, выносить великого кормчего из мавзолея. В Поднебесной нашли простую формулу: заслуги и ошибки Мао находятся в соотношении 70 к 30. Отказавшись от борьбы с прошлым, китайцы прагматично подстроили государственную коммунистическую идеологию к современным задачам и вот-вот опередят экономику США.

А вот в Казахстане общественные деятели и журналисты национал-популистской ориентации любыми путями пытаются протащить закон о декоммунизации. Считая его едва ли не базовым условием формирования демократии и расцвета экономики в республике. Каким образом декоммунизация вдруг приведет к экономическому подъему, повышению уровня жизни населения? Ответов на эти вопросы у авторов «инициативы» нет, и потому предлагаются лишь лозунги и декларации.

В качестве примера приводят денацификацию Германии. Якобы «благодаря именно этой перезагрузке Германия из проигравшей в войне страны превратилась в ведущую экономику Европы». Рассуждают так, видимо, ничего не зная или «забывая» о плане Маршалла – разработанной США программе экономической помощи послевоенной Европе (по разным оценкам, на это было выделено от 13 до 17 млрд долларов). Впрочем, как и о том, что Советский Союз самостоятельно и эффективно восстановил свою послевоенную экономику и раньше, чем в других странах – участницах Второй мировой войны, в декабре 1947 года отменил карточную систему распределения. А, к примеру, в Великобритании карточки на ряд продуктов продержались до 1954 года.

Сравнение показателей современного Казахстана с социально-экономическими достижениями Казахской ССР говорят явно не в его пользу. Поскольку достичь советского уровня жизни не удается, то остается огульная дискредитация советского периода, чем и занимаются национал-популисты и обслуживающие их «историки». Тем более что этому способствует падение общей образованности населения. Нацпопы, многие из которых не застали те времена, сегодня вдохновенно рассказывают людям, даже жившим «при Советах», как, оказывается, «в тюрьме народов» советских граждан угнетали и лишали самого необходимого.

Что касается «голодомора», то исследователи до сих пор не пришли к единому мнению насчет того, сколько человек погибло в результате тех событий. Большинство западных ученых называет цифры в 1,5 млн (и это не только казахи). В Казахстане ряд деятелей называет куда более высокие цифры, оценивая «потери нашего народа в 70%». По их мнению, «ашаршылык» это – часть людоедского плана коммунистов по сокращению казахского населения. При этом вся ответственность возлагается на центр (то есть Москву) и игнорируется роль местной, казахской коммунистической элиты.

Легко спрогнозировать, к чему приведет такая политика «экспорта вины» – расколу и конфликтам как внутри стираны, так и во внешней политике. Яркий пример тому –Украина.

Процесс ползучей декоммунизации идет в стране все годы независимости. Снесено множество памятников советской эпохи, переименованы сотни населенных пунктов и тысячи улиц, причем не только носивших имена деятелей коммунистической партии. Такого тотального переименования, на которое выделяются значительные ресурсы из республиканского и местного бюджетов, не было даже в первые годы Советской власти. При этом у правительства нет средств на поддержание бесплатной медицины и образования, урезаются социальные бюджетные ассигнования и первые лица государства заявляют, что «жить надо по средствам».

Проводимая властями декоммунизация не обходится без «двойных стандартов», что создает определенную напряженность в межэтнических отношениях. Например, с уличных табличек исчезли имена большевиков, носивших русские фамилии. Имена же их соратников-казахов остались, и вопрос об их ответственности не поднимается, хотя они ездили по степи и изымали скот.

В учебниках истории и деятелей Алашорды, которые боролись против советской власти, и служивших ей казахов-большевиков одинаково называют «героями». По мнению официальных историков, первые – герои потому, что боролись за государственную независимость. Вторые потому, что боролись против сталинского режима. Вишенкой на торте декоммунизации стала установка памятника идеологу Туркестанского легиона вермахта Мустафе Шокаю в городе Кызылорде. Таким образом, его приравняли к панфиловцу Герою Советского Союза Бауыржану Момышулы? 

На Украине, на которую равняются национал-популисты, действуют более последовательно. Там в список деятелей, попавших под действие принятых в стране законов о декоммунизации, внесены и этнические украинцы (в том числе и репрессированные). Но тогда в Казахстане придется переименовать улицы, поселки и учреждения, названные в честь таких видных представителей «тоталитарного режима», как Сейфуллин, Рыскулов, Джандосов, Кунаев и даже  первый президент.

Процесс декоммунизации сопровождается дерусификацией. К примеру, под «колониальную» топонимику попал и исчез с карты Алма-Аты существовавший еще со времен города Верного знаменитый район «Компот» с его нейтрально-политическими улицами Городская, Грушовая, Вишневая, Садовая, Яблочная.

В 90-х и нулевых годах ради постройки коттеджей декоммунизировали и выкорчевали уникальный, десятилетиями создаваемый Тадеушем и Марьям Дзевицкими (они вывели около 300 сортов) сиреневый сад. Новые власти перестали заботиться о сирени (даже селекционной) во всех местах, где она была высажена. Правда, незначительная часть сиреневой коллекции семьи Дзевицких всё же была перенесена на территорию парка первого президента. Аналогично декоммунизировали и один из старейших видов общественного транспорта Алма-Аты – трамвай, пообещав заменить его на некий легко-рельсовый транспорт. Правда, в весьма неопределенном будущем.

В то время как национал-популисты требуют продолжения декоммунизации, перед Казахстаном встают действительно реальные угрозы, вызванные деградацией системы образования и здравоохранения, коррупцией и непотизмом. Используемая национал-популистами антисоветская риторика давно утратила актуальность. Республике сегодня необходимы более прагматичные и позитивные инициативы, чем реанимируемая «Ак жолом» декоммунизация.
+9
    6 900