Сегодня
428,68    506,01    64,19    5,5
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Появились деньги, на которых Бердымухамедову советуют «пойти вон»

Ирина ДжорбенадзеРосбалт
25 июня 2020
Туркмения может опять попасть в Книгу рекордов Гиннесса — за проклятия в адрес президента, нанесенные на банкноты.     

Не счесть, сколько раз практически самая закрытая страна планеты — Туркмения — устанавливала «мировые рекорды» и получала соответствующие сертификаты Книги Гиннесса. А все потому, что президента республики Гурбангулы Бердымухамедова обуревает гигантомания. То Туркмения становится рекордсменом по самому продолжительному велосипедному параду, то по грандиозности изваяния ахалтекинского скакуна и самому большому в мире крытому плавательному бассейну. А также по масштабности массовых просветительных уроков и т. д.
    
Высмеивая курьезы, связанные с разнообразной гиперактивностью Аркадага, американское шоу Last Week Tonight испекло самый большой в мире «мраморный» пирог с изображением падающего с лошади Бердымухамедова (известно  его пристрастие к этим благородным животным и дорогому камню). На сей раз гигантомания Бердымухамедова вроде как ни при чем, но о Книге рекордов Гиннесса все же стоит подумать, поскольку ни в одной стране мира не найдешь находящихся в обращении денежных купюр, на которых от руки начертаны угрозы в адрес президента. Как пишет ИА «Фергана» со ссылкой на Turkmen.News, банкноты с надписями на туркменском языке «Смерть Харамдагу (покровитель,  Аркадаг), народ проснулся» и «Пошел вон!» встречаются на базарах, ими возвращают сдачу таксисты; деньги с соответствующими «пожеланиями» выдают даже банкоматы.
    
Отчего такая нетерпимость? Вероятно, в Туркмении начала работать «накопительная система»: Бердымухамедов за 13 лет президентства прочно утвердил культ собственной личности и держит народ в «черном теле»: инакомыслящие преследуются, независимые СМИ отсутствуют, людей обирают — они совершенно бесправны. Многие голодают; действуют самые нелепые запреты, за осуждение которых можно угодить в тюрьму. Оппозиции в стране официально нет, но она начала активничать за рубежом: несколько акций протеста против беззакония властей прошли в Турции, на Северном Кипре и в США.
         
Если в прошлом году Туркмения по распоряжению свыше именовалась «Родиной процветания», ныне она пребывает в «Эпохе могущества и счастья». Этим летом могущество системы и счастье народа состоит в том, что к комбайнерам во время уборки урожая зерновых приставлены полицейские, а Бердымухамедов лично инспектирует поля и поучает сельчан, как убирать пшеницу. «Немецкая волна» (DW) передает, что  на время уборки урожая власти также опечатали мельницы и перерезали им кабели электропитания — с тем, чтобы все зерно перешло в распоряжение государства, и крестьянам ничего не осталась. Строго говоря, в республике сохранена система колхозов и совхозов, которым «спускают» нереально завышенные планы по сбору зерновых, скупаемых государством за гроши. Так что существующий на бумаге частный сектор остается при пиковом интересе. Возможно, его «заинтересует» новая идея Аркадага — выращивать в Туркмении бананы, ананасы и цитрусовые.
    
Власти постоянно твердят о своей заботе о простом человеке.  Последний же, передает Turkmen.News, «хвостится» за продуктами питания в государственных магазинах, введших карточную систему отпуска элементарного съестного: муки, сахара, хлопкового масла. Причем очереди не должны быть видны со стороны улицы — народ ждет своего продовольственного часа у «черного хода» торгового объекта или в близлежащих дворах. Пайки минимальные — семье выдается по килограмму того или иного продукта на месяц.
    
Но зато, какое чувство глубокого удовлетворения должно посетить каждого, вышедшего из продуктовой подворотни со скудным пайком! Нынешним летом, накануне Всемирного дня любимого Бердымухамедовым велосипеда, глава Международного союза этого экологически чистого транспорта Дэвид Лаппартент вручил Аркадагу высшую награду организации в знак признания его вклада в развитие двухколесного вида спорта. Правда, не лично, а посредством видеоконференции. Все ж во всем мире пандемия COVID-19, и только в Туркмении ее «нет», о чем более подробно будет сказано ниже в контексте «заботы» Бердымухамедова о населении республики.
    
А какой гордостью наполняются сердца туркменов на голодный желудок при виде нового «шедевра» — гигантской стелы, облагороженной картой республики, вокруг которой вращаются позолоченные статуи велосипедистов. А статуи верблюдов! Все это дорогого стоит — гораздо дороже заботы о пропитании человека и защите его здоровья. К примеру, по данным «Хроники Туркменистана», с лета в ашхабадских больницах от беременных женщин стали требовать «привода» двух человек в качестве доноров крови для рожениц. Норма — 400 мл с каждого «добровольца». Кроме того, от беременных требуют оформления медицинской страховки, не дающей, однако, привилегии полного покрытия расходов по соответствующему обслуживанию. Но при этом в Конституции страны наличествует статья о праве граждан на бесплатное пользование услугами государственных учреждений здравоохранения. Словом, закрепленное на бумаге на практике не работает.            

Еще один пример «заботы о людях» — Туркмения до сих пор не впустила к себе экспертов ВОЗ, которые рвались в «свободную» от коронавируса республику, чтобы убедиться в наличии такого феномена (и занести в Книгу Гиннесса?) или развеять его, подсобить населению и системе здравоохранения в случае мифотворчества Бердымухамедова. Наконец, Минздрав республики официально известил, что миссия ВОЗ прибудет в Туркмению в начале июля. Почему Ашхабад так долго «капризничал»? Уж не потому ли, чтобы выиграть время и надежно запрятать «коронные» концы, представив ситуацию в лучшем свете? Как передает «Хроника Туркменистана», в карантинной зоне и в специальном отделении инфекционной больницы, где находились потенциальные носители COVID-19, сейчас никого нет. Большинство пациентов отправили домой, где за ними присматривают врачи, а  несколько человек содержатся в специально оборудованном отсеке психиатрической больницы в этрапе Гарашсызлык.
    
Кроме того, в республику завезено современное медицинское оборудование и спецодежда, но медперсоналу запрещено их трогать «до специального распоряжения». Не распакованными остаются и новые матрасы, подушки, постельное белье: «Очевидно, их начнут использовать непосредственно перед приездом миссии ВОЗ». Между тем сотрудники больниц ожидают сокращения кадров: рекомендовано увольнять специалистов со стажем менее семи лет. А чтобы избежать конфликтов и недовольства, главврачи предлагают тянуть жребий — кому попасть под сокращение.
    
Работающим тоже несладко: с сотрудников предприятий и организаций, вплоть до таксистов и строителей, удерживают из зарплат по 200-300 манатов на восстановление пострадавшего от урагана Лебапского велаята (области). Заметим, что все это происходит в потенциально богатейшей стране, занимающей четвертое место в мире по запасам природного газа, однако имеющей крайне ограниченный рынок его сбыта. И вообще речь идет о государстве, столица которого — Ашхабад — заняла второе место в мире, после Гонконга, по дороговизне жизни. Таковы результаты исследования компании Mercer, выложенные в рейтинге Cost of Living Survey. Для сравнения: соседи Ашхабада по Центральной Азии — Ташкент и Бишкек — заняли 208 и 206 места соответственно.
    
Так стоит ли удивляться проклятиям президенту на национальных банкнотах в Туркмении? А если она снова, но в номинации «деньги», попадет в Книгу рекордов Гиннесса, это станет для туркменов хоть и горьким, но привычным делом.
0
    2 413