Сегодня
428,68    506,01    64,19    5,5
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Протесты в Киргизии: как провалилась «третья революция». Часть I

Григорий МихайловИА Регнум
13 октября 2020
Данный цикл материалов, основанный на информации источников из окружения киргизских чиновников и политиков, не претендует на исчерпывающее объяснение произошедшего — некоторые факты станут известны широкой публике позже, а некоторые — никогда.

Часть первая. Митинг 5 октября в Бишкеке


4 октября в Киргизии прошли выборы в парламент республики. Первые итоги стали известны спустя полчаса после закрытия участков — из 16 партий в парламент попадали 4. В течение последующих суток результаты неоднократно менялись, добавляя хаоса и сомнения в подлинности результатов. Как результат — проигравшие партии заявили о непризнании результатов выборов и анонсировали митинг, главным требованием которого должна была стать отмена результатов волеизъявления и повторное голосование.

На митинге 5 октября присутствовали представители 11 партий: «Социал-демократы Кыргызстана», «Мекенчил», «Реформа», «Чон казат», «Мекен Ынтымагы», «Ата Мекен», «БирБол», «Республика», «Замандаш», «Ордо», «Ыман Нуру», обычные горожане, несогласные с действиями властей, а также представители ряда неправительственных организаций. На протяжении митинга состав участников менялся — к вечеру митинг покинули сотрудники НПО, лидеры большинства партий и часть обычных горожан.
       
Штурм Белого дома в Бишкеке не был спланирован ни одной из политических сил. Партии, участвовавшие в акции протеста, не намеревались захватывать здания и брать власть в свои руки. Да, некоторые из них хотели бы это сделать, но были уверены, что сил для успеха им не хватит. Еще до проведения митингов руководители партий в тесном кругу предполагали, что повторится сценарий последних нескольких митингов — акция протеста перейдет в беспорядки, участников разгонит милиция, а политики на следующее утро выступят с критикой жестких действий силовиков, получив стату мучеников и внимание зарубежных СМИ.

В пользу того, что организаторы не планировали штурм, свидетельствует факт, что большинство из них еще до столкновений (около 18:10) уехало с митинга. Митинг продолжался без них, но спустя 2 часа начал приобретать более радикальные формы — часть митингующих в 20:00 перекрыла проезд по проспекту Чуй, в 20:24 группы митингующих попытались сломать ворота и пробраться на территорию Белого дома. В 20:40 начался разгон митинга.

Среди участников митинга было много идейных людей — граждан, искренне протестующих против коррупции, криминала, нечестных, по их мнению, выборов и неэффективной системы власти в стране. Когда небольшая группа людей затеяла стычку у ворот Белого дома, митинг проходил на площади Ала-Тоо, примерно в 150 метрах. Подавляющее большинство людей даже не подозревало о стычке у ворот.
Силовики среагировали на попытку проникновения, начав разгонять сначала тех, кто непосредственно пытался сломать ограду, а затем — и остальных, непричастных к попытке, но митинговавших неподалеку. Силовой разгон вызвал у людей на площади искреннее возмущение — «мы ни в чем не виноваты, мирно стоим, никому не мешаем, а нас бьют?!» — и окончательно убедило собравшихся в неадекватности властей.

Ответной реакцией на несправедливость стала агрессия.

       

Столкновения митингующих и силовиков в Бишкеке в ночь на 6 октября


Вначале ситуация в центре Бишкека развивалась привычным для последних 10 лет образом — протестующие свистят, кидают камнями, некоторые — громят автомобили или бьют витрины поблизости. Силовики успешно наступают и спустя непродолжительный срок рассеивают толпу и наводят порядок. Так, например, разгоняли митинг 3 октября 2012 года, когда забор Белого дома пытался одолеть Камчибек Ташиев, так разгоняли сторонников Алмазбека Атамбаева в августе 2019 года.

В этот раз быстро вопрос с митингующими решить не удалось. Протестующих было слишком много, напомню — на площади митинговали 11 партий, плюс настроены они оказались решительно. Стоило отрядам милиции слишком сильно отойти от центральной площади, как у них возникали проблемы — митингующие охватывали их с флангов и заходили в тыл, сковывая действия силовиков и вынуждая их отступить под угрозой разгрома. Правоохранительным органам не хватило людей, ставка на активное использование светошумовых гранат, слезоточивый газ и резиновые пули оказалась неэффективной — люди получали ранения, но продолжали кидать камни.

Примерно спустя час после начала столкновений, видя, что милиция не может добиться успеха, лидеры нескольких оппозиционных партий поняли — им впервые за несколько лет представился шанс. Политики начали подвозить к месту столкновений подкрепления — несколько сот человек из пригородов. Колонны сторонников оппозиции выдвинулись и из соседних областей.

Отмечу одну из характерных черт киргизских политиков, проявленную и в этот раз, — они способны крайне оперативно проводить мобилизацию людей, решая организационные и логистические проблемы на ходу, с минимальной задержкой.

Усилия оправдали себя — баланс сил изменился в пользу протестующих и к 23:00 отряды милиции постепенно начали отступать.

Примерно в полночь по московскому времени Белый дом пал. Отряды силовиков не были разгромлены — они получили приказ отступить из охраняемого объекта, не устраивая перестрелку как это было в апреле 2010 году, когда от пуль снайперов погибло несколько десятков человек.

Ворвавшиеся внутрь здания люди вели себя по-разному. Одни с удовольствием фотографировались в президентском кабинете, другие — громили оборудование (по неизвестным причинам особенно досталось отделу кадров и медиацентру при парламенте). По слухам были и те, кто старательно фотографировал найденные в кабинетах документы.

Погромами и мародерствами в основном занимались не протестующие, а присоединившиеся во время столкновений молодые люди из неблагополучных районов города и окружающих город жилмассивов. Сами горожане пытались предотвратить разгром здания, но получилось не слишком эффективно — бумаги, мебель и даже сейфы летели из окон семиэтажного здания.

По итогам 5 октября оппозиционным партиям удалось оседлать протест. Эйфория от успеха не отменяла тот факт, что 11 партий, боровшихся против милиции ночью, в реальности союзниками не являлись. Стоило власти пасть и «борцы с режимом» вспомнили о собственных, взаимоисключающих интересах. Сразу после успешного захвата Белого Дома инициативные группы, поддержанные сотнями людей, отправились освобождать из мест заключения своих лидеров и товарищей. Какого-либо сопротивления оппозиционеры не встретили и к утру на свободе оказались десяток человек, в том числе экс-президент Алмазбек Атабмаев с несколькими членами команды, а также популярный политик Садыр Жапаров. Освобождение этих политиков — людей ярких, амбициозных и крепко недолюбливающих друг друга во многом определило ход событий на последующую неделю.
       
Белый дом и здание комитета нацбезопасности были захвачены, часть чиновников спешно паковала чемоданы, надеясь покинуть страну. На этом фоне сюрреалистично прозвучало заявление президента Сооронбая Жээнбекова, в котором тот рассчитывал «на благоразумие организаторов акции протеста».

К вторнику 6 октября поражение президента Жээнбекова и его команды казалось полным.
-1
    4 565