Сегодня
423,87    505,25    64,43    5,59
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Саммит ШОС и российско-китайская альтернатива будущего

Владимир ПавленкоИА Регнум
12 ноября 2020
Под российским председательством прошло ежегодное заседание Совета глав государства ШОС, проведенное в видеоформате. Не секрет, что своеобразной осью ШОС, стоявшей у истоков этой международной организации, созданной в 2001—2002 годах, является постоянно укрепляющееся взаимодействие России и Китая. Тем важнее проследить за содержанием и логикой выступлений на нынешнем саммите Владимира Путина и Си Цзиньпина, тем более что в этот раз они отличались беспрецедентным сближением общей тематики.
       
Прежде всего следует отметить, что ШОС все более превращается в глобальную альтернативу ослабевающему американскому лидерству. Некоторое время назад основные надежды на это связывались с БРИКС, пока не стало ясно, что они по большому счету тщетны. Слишком «лоскутное одеяло» представляет собой это объединение, которому, в отличие от ШОС, все труднее справляться с вызовами постоянно меняющейся международной обстановки и внутренней расстановки сил. В полной мере это стало ясно в 2019 году, на фоне очередного «экстремального» транзита власти в Бразилии, которая в результате этого скатилась в американскую зону влияния. Следующим шагом прочь от реальности стал дрейф в сторону США Индии. С одной стороны, казалось бы, тем самым ослабляется и ШОС, частью которого является Индия; с другой, эта страна — новый член организации со стажем участия, значительно уступающим «отцам-основателям». Признание Дели Хартии ШОС, принятой еще в 2002 году, задолго до его появления в организации, переводит вопрос о нынешних тенденциях по сближению Индии с Западом в плоскость соответствия/несоответствия целям и задачам ШОС. В том числе тем, что связываются с ее ролью в поддержании евразийской стабильности. Пока приходится констатировать, что Индия из этого круга задач выпадает. Но если для ШОС эта политика Дели не является ослабляющим моментом, то БРИКС, особенно с учетом вышеупомянутого бразильского фактора, все более превращается в «клуб» по интересам, которые между собой расходятся. Как автору этих строк приходилось предрекать еще несколько лет назад, ШОС выдержала испытание временем, а перспективы БРИКС с этой точки зрения остаются под большим вопросом.
       
Именно поэтому особняком на нынешнем саммите стали выступления лидеров России и Китая, и еще раз подчеркнем, что они, обнаруживая высокий уровень стратегической координации, между собой очевидно пересекались.

Первое, что важно, своеобразный совместный отчет Москвы и Пекина о мерах противодействия пандемии. В экспертном сообществе превалирует мнение о «естественном» происхождении эпидемии, несмотря на то, что многие факты говорят об обратном. Учитывая это, ни Россия, ни Китай не педалируют острых вопросов эпидемической повестки, а разворачивают проблему в другую сторону. Вне зависимости от того, природный вирус или рукотворный, задачей стоит защита от него населения Евразии, жители которой не столько разделены государственными границами, сколько тесно связаны их континентальным переплетением. Поддержка системы общественного здравоохранения в выступлениях и российского, и китайского лидеров показывает не только готовность совместно противодействовать распространению вируса в рамках евразийской интеграции, но и, если допустить, что он является продуктом человеческой деятельности, оградить страны континента от дальнейших экспериментов с помощью формирования системы биологической безопасности.

Вторым аспектом, солидарно затронутым обоими лидерами, причем в контексте именно континентальной безопасности, является тематика, связанная с Афганистаном. И президент Путин, и председатель Си уделили особое внимание площадке контактной группы ШОС — Афганистан, сделав упор на мирном восстановлении страны, десятилетиями страдающей от перманентной многосторонней гражданской войны, в которую активно вовлечены и разнообразные внешние силы, прежде всего США и НАТО.

Почему так важна афганская тема? Действующий президент США Дональд Трамп незадолго до выборов обнародовал план вывода в декабре американских войск из Афганистана. Нет сомнений в двух вещах. Во-первых, в том, что это произойдет вне зависимости от итогов той внутренней борьбы, которая разворачивается в США вокруг результатов голосования на президентских выборах. Дорвется до власти Джо Байден — войска США в рамках общего комплекса мероприятий, осложняющих жизнь будущей демократической администрации еще до ее воцарения, будут выведены еще быстрее и решительнее, чем если прописку в Белом доме сохранит его нынешний хозяин. Во-вторых, после ухода американцев из Афганистана в этой стране и вокруг нее предсказуемо возрастают риски обострения внутренней и региональной конфронтации и хаоса борьбы всех со всеми. И это в равной мере подрывает безопасность как России, ввиду угрозы светским государственным режимам Средней Азии, так и Китая, ибо радикализация обстановки в Афганистане непосредственно связана с развитием событий в соседнем Пакистане, который является членом ШОС и союзником КНР, а также в китайском Синьцзяне. В связи с этим совсем не исключено, что Москва и Пекин после ухода американцев из Афганистана вынуждены будут разделить долю ответственности за настоящее и будущее этой многострадальной страны. И здесь самое время вернуться к теме укрепления китайского союза с Ираном, который на глазах, в связи с событиями в Закавказье, превращается в форпост противодействия далеко идущим пантюркистским планам официальной Анкары. Не исключено, что эта тема — один из мотивов, побудивших лидеров России и Китая упомянуть об укрепляющемся военном взаимодействии внутри ШОС, которое, по свидетельству В. Путина, активно координируется с форматами ОДКБ и СНГ. Масштаб этих усилий впечатляет потому, что речь идет о формировании подлинного «ядра» объединенной Евразии, обладающего потенциалом эффективного сдерживания, в том числе ядерного, агрессивных поползновений сил, внешних по отношению к нашему континенту, мечтающих держать его под собственным контролем.
       
Вполне прозрачным в этой связи выглядит намек В. Путина на террористические анклавы в Сирии, под которыми явно подразумевается Идлиб, превращенный режимом Анкары в оплот терроризма, направленного на север, а также напоминание Си Цзиньпина о «трех силах зла» — том же терроризме, а также сепаратизме и экстремизме.

Общей у двух лидеров на саммите также оказалась линия противодействия внешнему вмешательству в дела стран — участниц ШОС. Вот как это звучит у В. Путина: «Еще одним неприкрытым вызовом нашей общей безопасности являются участившиеся попытки прямого вмешательства извне во внутренние дела государств, участвующих в деятельности ШОС. Речь идет о грубом нарушении суверенитета, стремлении внести раскол в общество, изменить вектор развития государства, разорвать веками складывающиеся и уже сложившиеся политические, экономические и гуманитарные связи». А вот как у Си Цзиньпина: «Необходимо решительно поддерживать усилия соответствующих стран по последовательному продвижению важной внутриполитической повестки, твердо поддерживать их усилия по обеспечению политической безопасности, социальной стабильности и невмешательства во внутренние дела стран — участниц ШОС извне под каким бы то ни было предлогом». Согласимся: опасения и Москвы, и Пекина на этот счет вполне обоснованы, и мотивов дальнейшего сближения на их почве предостаточно.

Тем, кто любит спекулировать на якобы «заинтересованности» Китая в приходе к власти американских демократов, предложим авторитетное экспертное мнение профессора пекинского университета Цинхуа У Дахуэя, который считает, что в США сложился двухпартийный консенсус по «сдерживанию» Китая и России, непоколебимый при любых раскладах в коридорах власти в Вашингтоне. Более того, в силу своего политического эгоизма и неспособности к взаимодействию с союзниками в Европе, Трамп, как считает У Дахуэй, в этом сдерживании менее эффективен, чем Байден, администрация которого составит нашим странам большую угрозу, чем нынешняя. На наш взгляд, это очень важное и существенное соображение, которое Москве и Пекину следует учитывать при формировании как внутренней, так и совместной повестки.

Значительное внимание В. Путин и Си Цзиньпин уделили институциональному оформлению ШОС и его увязке с перспективами «широкой» интеграции в рамках сопряжения китайского проекта «Пояса и пути» с российским проектом ЕАЭС. При этом российский лидер выделил прежде всего действующие институты экономических и гуманитарных связей — Деловой совет, Межбанковское объединение, Молодежный совет ШОС, Форум глав регионов. Си Цзиньпин же подчеркнул необходимость дальнейшего укрепления общей правой базы ключевых институтов ШОС, и за этим явно угадывается их альтернативность существующей архитектуре «глобализационного» миропорядка. Понятно, что, провозглашая целью строительство в Евразии «сообщества единой судьбы», китайский лидер обращает особое внимание на продвижение общих инициатив. Среди прозвучавших на саммите важно, на наш взгляд, выделить создание совместной рабочей группы по борьбе с бедностью, укоренение ставшей ежегодной практики Молодежного лагеря ШОС, а также предстоящего проведения в Чунцине Форума цифровой экономики. Отдельной темой, которая, впрочем, на саммитах глав государств — членов организации звучит всякий раз, является укрепление совместной антитеррористической структуры.
       
Что в очередной раз привлекает внимание, так это одновременное, с солидарной расстановкой акцентов, обращение к теме 75-летия завершения Второй мировой войны и Великой Победы, достигнутой нашими странами и народами в противодействии силам фашизма, милитаризма и мировой реакции. В. Путин: «И, конечно же, не могу не упомянуть, что весь текущий год прошел под знаком празднования 75-летия окончания Второй мировой войны. Все государства — участники ШОС уделили особое внимание проведению связанных с этим юбилеем памятных мероприятий. Символично, что в параде Победы на Красной площади в Москве вместе с российскими военнослужащими торжественным маршем прошли расчеты из стран ШОС. И сегодня по итогам заседания мы примем заявление, в котором отметим, что глубоко чтим память о Великой Победе, подчеркнем значение подвига наших народов, ценой огромных и невосполнимых жертв спасших мир от нацизма. Вижу в этом не только дань уважения тем, кто сражался с врагом, но и важный сигнал всему международному сообществу о сплоченности государств — членов нашей организации в их решимости сообща отстаивать мир и безопасность». Си Цзиньпин: «Ровно 75 лет минуло, как наши деды и прадеды завоевали победу в мировой антифашистской войне, создали ООН и тем самым открыли новую главу в истории человечества. Мы должны извлечь ценные уроки из прошлого, практическим шагами отстаивать многосторонность, совершенствовать и защищать мировой порядок. Необходимо придерживаться принципа совместного обсуждения, совместного строительства и совместного использования. Дело мира отстаивается всеми вместе, посредством консультаций, на основе коллективных усилий, а достижения развития должны быть всеобщим благом народов всех стран мира». Как помним, совсем недавно, в начале сентября, в ходе торжеств по случаю юбилея окончания той войны Москва и Пекин публично анонсировали совпадение позиций по борьбе с фальсификациями и сохранению исторической памяти.

Кроме того, что было сказано, важно и то, что угадывалось, но напрямую не произносилось. Тема борьбы с протекционизмом и односторонними подходами, недвусмысленно указывая на США, обошлась без жесткой постановки вопроса, и за этой относительной и деликатной мягкостью ясно просматривается стремление избежать подливания масла в огонь разгорающегося за океаном внутреннего конфликта вокруг результатов выборов. Это понятно: в конце концов, ШОС борется с пороками, мешающими человечеству двигаться вперед, и не считает своими врагами носителей этих пороков, которым оставляется шанс вовремя извлечь выводы из своих ошибок и пересмотреть свои подходы. Как образно высказался китайский лидер, «умные осознают естественный ход вещей, а мудрые умеют ему следовать».
       
Подводя краткий итог, не будет преувеличением утверждать, что на базе ШОС формируется не просто международная организация, сопоставимая с совокупной связкой НАТО и ЕС и кое в чем превосходящая их потенциалом, а также нарушающая западную монополию на многосторонние институты. ШОС все более становится похожей на многоуровневую, «глубоко эшелонированную» систему самых разнообразных связей — экономических, социальных, гуманитарных, культурных, политических, а также военных, — в основе которой лежит российско-китайское партнерство. Это качественно иной уровень интеграции, не попирающий и не подминающий национальные интересы своих участников под гегемонию единоличного лидерства, но позволяющий сторонам гармонично развиваться в рамках собственных приоритетов. И при этом создающий на главном континенте — в Евразии, на великом «мировом острове» — уникальное, многостороннее пространство согласия, развивающееся в соответствии с созданной в условиях равноправного участия «дорожной картой».
Завершившийся саммит глав ШОС — наглядная, позитивная и созидательная альтернатива не только по части модели будущего мироустройства, но и по новой стилистике строительства международных отношений, при которой «традиции» диктата и произвола уступают место широкому диалогу и равноправному взаимодействию.
+1
    3 435