Сегодня
425,3    501,05    65,88    5,85
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Гражданская война в Афганистане: последствия для ОДКБ

Александр ЕрмаковЕвразия Эксперт
8 июля 2021
Обстановка на севере Афганистана не вызывает оптимизма: талибы теснят правительственные войска. Соседний Таджикистан мобилизовал 20 тыс. резервистов для охраны границы, а Узбекистан привел свою армию в полную боевую готовность. Как подчеркнули в Москве, проблема усугубляется «безответственным поведением» Кабула и поспешным выводом войск НАТО из Афганистана. Тем не менее, Россия продолжит оказывать поддержку союзникам в охране границ как в двустороннем плане, так и по линии ОДКБ. Что ждет страны организации с новым витком военных действий на афганской территории, спрогнозировал независимый военный обозреватель Александр Ермаков.
    
Соединенные Штаты и их союзники по НАТО завершают процесс вывода своих контингентов из Афганистана. На этом фоне происходит всплеск насилия и обострение гражданской войны, в которой, по крайней мере пока, похоже, одерживает победу Талибан*.

Бегство под покровом ночи

   
Без торжественных церемоний и официальных анонсов 1 июля 2021 г. американские военные покинули авиабазу Баграм. Знаковое событие – два десятилетия база, расположенная в сорока километрах севернее Кабула, была главным опорным пунктом международных сил в Афганистане: крупнейшим транспортным хабом, аэродромом боевой авиации и военным городком. Так же в свое время она служила и советским войскам, но за вдвое с лишним больший срок «проживания» американцы расширили ее до размеров небольшого города – 30 кв. миль (77,7 кв. км).
    
Сейчас все, что можно было вывезти, вывезли, что-то оставили афганским военным и силами безопасности. Хотя первыми поживились мародеры: согласно заявлениям афганских властей в западных СМИ, американцы снялись тихо, под покровом ночи и без уведомления местных сил правопорядка, так что до того, как афганцы организовали хотя бы посты на въездах-выездах, наиболее удачливые сумели набить грузовички различной электроникой вплоть до ноутбуков и телевизоров, не говоря уже о канистрах бензина и консервах. Впрочем, несмотря на «контроль», очевидно, что она все равно будет разграблена, возможно, более медленно и «централизованно».
    
Таковы будни и «успехи» реализации «Плана Байдена» – озвученного 13 апреля решения вывести американский контингент до 11 сентября 2021 г., до двадцатилетнего юбилея терактов, от которых в США отсчитывают «войну с терроризмом». Таким образом, администрация Джо Байдена фактически вернулась к плану своего предшественника – после заключения в 2020 г. соглашения с талибами Дональд Трамп пытался в конце года начать вывод войск, но решение фактически саботировалось военно-политическими элитами, что привело, в частности, к отставке министра обороны. До смены власти в Вашингтоне успели только сократить контингент до 2,5 тыс. человек, минимума с конца 2001 г.

Заявления, не выдержавшие «проверки боем»

    
Последнее время американцы, впрочем, минимально участвовали в боевых действиях, занимались охраной баз и отдельными небольшими спецоперациями. Так, с февраля 2020 г. и, по крайней мере, по февраль 2021 г. ни один американский военный не погиб в бою (это не исключает несчастных случаев, подрывов на минах и подобного). При этом на фоне переговоров война между правительственными силами и талибами достигла высокой интенсивности – потери сторон были крайне велики, а американская боевая авиация использовалась как в самые горячие месяцы двадцатилетней войны.
    
Все это время демократы резко критиковали планы Трампа по выводу войск за «предательство афганских союзников» и «преждевременность» вывода, настаивали на необходимости задержаться до уверенности, что афганское правительство устоит. После прихода к власти Байден заявил, что соглашение прошлой администрации с Талибаном будет подвергнуто тщательному анализу и временно «поставлено на паузу».
    
По инерции в феврале-марте страны НАТО сделали многочисленные заявления, что вывод войск Альянса (а союзные контингенты в самом конце войны оказались даже больше американского: примерно 7 тыс. против 2,5) откладывается на неопределенный срок и будет зависеть от того, откажется ли Талибан от насилия и будет ли строжайше придерживаться обязательств и вообще может быть не связано с выводом американских войск.

Результат бравурных заявлений оказался трагикомичным: на следующий день после объявления Байдена о плане вывести войска до 11 сентября НАТО выпустило пресс-релиз, в котором сообщило, что приступает к выводу войск, потому что осознало, что у афганской проблемы «нет военного решения». 
    
Европейцы принялись за дело даже активнее старших партнеров: Германия и Италия окончили вывод войск 29 июня, на следующий день за ними последовала Польша. Меньшие контингенты покинули страну еще раньше: например, испанский – 13 мая, шведский – 25 мая, бельгийский – 14 июня, в последних числах июня страну также покинули последние военные из Дании, Грузии, Эстонии, Румынии, Нидерландов, Норвегии. Страну, судя по всему, покинули почти все военные НАТО, за редким исключением, например, еще пока остающихся небольших британских сил.
    
Вывод американских войск однозначно будет окончен раньше 11 сентября – вероятно, уже в июле. Это, опять же, к вопросу о критике демократами «непродуманного и поспешного» плана вывода Трампа. Под их руководством войска бросают имущество и бегут с ключевых баз под покровом ночи.

Эвакуация союзников под вопросом


Впрочем, скорое официальное озвучивание окончание вывода контингента из страны не означает, что там полностью не останется американских военных. К этому моменту их должно оказаться около тысячи: 650 останутся охранять комплекс иностранных посольств (возможно, им будут помогать англичане), оставшиеся – международный аэропорт столицы. В дальнейшем его защиту предложила взять на себя Турция. Безопасность его имеет ключевую важность по очевидным причинам: очевидно, что на случай угрозы падения Кабула давно готов план эвакуации иностранцев и, возможно, самых везучих из афганских лидеров.
    
Судьба других может оказаться незавидна: с начала года длится скандал по поводу волокиты в процессе выдачи специальных эмиграционных виз, обещанных помощникам американских военных (например, переводчикам). Американское посольство чрезвычайно медленно проверяло анкеты соискателей и оформляло их, а в середине июня… просто прекратило прием граждан, сославшись на вспышку коронавируса.

Надо отдать должное многим американским политикам обеих партий и ветеранам, помнящим своих боевых товарищей: они изо всех сил стараются поддерживать шум по этому поводу в США. Тема крайне обсуждаема в СМИ, но Администрация отделывается общими рассуждениями о том, что она продумывает варианты и у нее все под контролем. 
    
Из достойных причин можно придумать только то, что она боится вместе с тысячами верных афганцев случайно пропустить в страну десятки боевиков, но и на этот довод есть предложения временно перевезти людей хоть куда-то, например, организовать лагерь на том или ином острове с американской военной базой.
    
Из недавних предположений: США могут договориться об их приеме с соседними странами – с Казахстаном, Таджикистаном и Узбекистаном, но даже в случае реализации это явно не то, на что надеялись эти люди, так как безопасность и надежность совершенно не та. Кроме того, проблема перестанет «мозолить глаза», и они могут никогда не получить обещанного за службу. Разумеется, подобное поведение ухудшит имидж США как «патрона».

Последствия для ОДКБ

    
Тем временем, соседним странам уже приходится принимать «вооруженных беженцев». В северных районах страны теснимые наступающими талибами афганские военные и пограничники вынуждены скрываться после неудачных боев на территориях Узбекистана и Таджикистана. Так, например, 24 июня стало известно, что узбеки вернули на территорию Афганистана 53 пограничника и ополченца (остается надеяться, что не выдавили в объятья талибов), а таджики несколько раз отчитывались о приеме афганских солдат, «руководствуясь принципами гуманизма и добрососедства», судя по всему, с предоставлением по крайней мере временного убежища. Для примера, 3 июля было сообщено о приеме более трехсот афганских военных и пограничников.
    
Подобные новости только лишний раз, если это вообще было необходимо, напоминают о том, что достигающая кульминации афганская гражданская война идет прямо на границе ОДКБ и в мягком подбрюшье России. Хотя отечественная дипломатия предоставляет всем сторонам конфликта переговорную площадку в Москве и пытается оптимистично смотреть на перспективы развития событий, надеясь, что после смены власти в Кабуле возможно установление относительного мира или, по крайней мере, что талибы воздержатся от экспансии на север, угроза огромна.

На фоне последующих бурных событий об этом уже почти забыли, но в 1993-1997 гг. на границе Таджикистана и Афганистана регулярно проходили боестолкновения российских пограничников, призванных Душанбе на помощь, с моджахедами. 
    
Сейчас Таджикистан – член ОДКБ, а Узбекистан – бывший член и важный партнер. Войска этих стран переходят в повышенное состояние готовности. Российские военные из расположенной в Таджикистане 201-й военной базы провели в конце июня показные учения с артиллерийскими стрельбами в полусотне километров от границы.
    
Не исключено, что вскоре ОДКБ предстоит выдержать экзамен по теме, которую всегда держали в уме в обсуждениях о цели этой организации – удержать государства Средней Азии от скатывания (для некоторых из этих стран – повторного) в хаос внутренних войн с экстремистами, поддерживаемыми с юга. 
+1
    4 521