Сегодня
425,02    498,17    65,85    5,85
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Шавкат Мирзиёев идет на второй президентский срок

Виктория ПанфиловаНезависимая газета
26 июля 2021

Ташкент ориентируется в политических реформах на Москву и Пекин


Выборы президента Узбекистана состоятся 24 октября и пройдут в соответствии c поправками в законодательство, часть которых была принята по рекомендации ОБСЕ. На главный государственный пост будут претендовать пять кандидатов – по количеству политических партий. Их имена станут известны на днях. Бурной кампании не ожидается, так как реальных конкурентов нынешнему лидеру Шавкату Мирзиёеву нет.

Это будет второй срок президентства Шавката Мирзиёева в Узбекистане. Первый замглавы Сената Садык Сафаев назвал предстоящие выборы «референдумом по оценке курса реформ, начатых пять лет назад».
    
Сразу после прихода к власти в сентябре 2016 года Мирзиёев объявил о масштабных переменах. В экономике Узбекистана начались либеральные реформы, были унифицированы обменные курсы валюты, разрешены операции с ней, улучшены условия для иностранных инвесторов. Кроме этого, власти освободили политзаключенных и закрыли известную жестокими пытками тюрьму «Жаслык». СМИ получили больше свободы. Во внешней политике Узбекистан за короткий срок исчерпал проблемы с соседями по региону, возобновил диалог, в рамках которого главы пяти стран Центральной Азии встречались в 2018 и 2019 годах, а 6 августа 2021 года состоится очередной третий саммит в Туркменистане. Мирзиёев называет происходящие в Узбекистане перемены изменением «стиля управления последних 25 лет».
    
В целом людям нравится новый стиль. Согласно проведенным независимым Центром исследовательских инициатив «Ma’no» опросам, более 80% населения на предстоящих выборах поддержат действующего главу государства. Мирзиёев, как и в прошлый раз, скорее всего будет баллотироваться от Либерально-демократической партии Узбекистана. Его конкуренты – представители оставшихся четырех партий – наберут не более 10–15% голосов. Самовыдвиженцам в выборах участвовать нельзя – эта норма остается неизменной с начала 2000 годов. В стране также нет и политической оппозиции.
    
Главный редактор сайта «Фергана» Даниил Кислов сказал «НГ», что оппозиция была уничтожена давно, еще при первом президенте Исламе Каримове, и при Шавкате Мирзиёеве не возродилась. «Причина в том, что в политическом поле Узбекистана отсутствуют навык и культура политической борьбы, нет политических лидеров, которые могли бы взять на себя ответственность настоящей конкуренции с первым лицом государства. Политическая культура Узбекистана до сих пор сохраняется в том виде, которая существовала при Каримове, – глава государства решает все и выступать против него нежелательно», – подчеркнул Кислов.
    
В начале независимости политическое поле Узбекистана было многопартийным. До сих пор на слуху оппозиционные партии «Эрк» и «Берлик», но в середине 90-х годов они были признаны Верховным судом радикальными, а их деятельность запрещена. Этим партиям возродиться уже не суждено, хотя бы потому, что у народа и у власти они ассоциируются с радикальным исламистским началом. По мнению Кислова, Узбекистан сегодня движется в манере России, в которой «существует легальный парламентский спектр направлений и прилагается масса усилий, чтобы создать дискуссию внутри парламента».
    
Сенатор Садык Сафаев считает, что партиям предоставлены колоссальные возможности, но они «работают недостаточно»: «Ведь именно партии должны поднимать те вопросы, которые сегодня поднимают блогеры, гражданское общество, социальные сети. Именно политические партии должны сформулировать и выдвинуть лозунги, политическую программу, отражающую интересы разных слоев населения. Однако от партий предложений нет».
    
Даниил Кислов говорит, что в Узбекистане до сих пор не была объявлена политическая реформа, поэтому все политические процессы идут по инерции. «Если бы в стране появился какой-то лидер, например аким (председатель. – «НГ») одной из областей Узбекистана, как, например, в свое время появился в России Ельцин, который бы вдруг заявил о себе как о серьезной персоне, претендующей на власть, то появился бы и запрос на новую политику», – считает эксперт.
    
По мнению научного сотрудника Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Александра Воробьева, излишняя политизация может дать нежелательный эффект. «Реформы, которые проводятся в Узбекистане, объективно модернизируют страну. Это видно и по темпам строительства коммерческой недвижимости, новых предприятий, по уровню жизни населения, который постепенно повышается. Но модернизация в большей степени затрагивает экономическую сферу жизни общества, а политические изменения проводятся сдержанно. Опыт отчасти перенимается у других государств, прежде всего у России, Китая и других азиатских стран», – сказал «НГ» Александр Воробьев. По его мнению, то, что реформы носят лимитированный характер и в большей степени затрагивают экономику, чем политику, накладывает характерный отпечаток – нет полноценной демократизации общества. Но в этом же есть и позитивные аспекты – централизация тоже бывает полезной. Дело в том, что в условиях наличия социально-экономических проблем, заметного количества безработной молодежи, определенного влияния исламистов полноценная демократизация может дать нежелательные, побочные социальные эффекты наподобие тех, что мы видели в период распада СССР», – отметил Александр Воробьев. 
0
    5 168