Сегодня
426,32    496,24    66,74    6,04
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Центральная Азия: объединяться или конкурировать?

Ирина ДжорбенадзеРосбалт
11 августа 2021
Считается, что главные угрозы государствам Центральной Азии исходят из Афганистана. Между тем у всех пяти стран региона и без их беспокойного соседа есть множество проблем, нерешенность которых способствует, в большей или меньшей степени, раскачиванию гражданского спокойствия, депрессивности экономики, экологическим катастрофам, социальной стагнации, нищете и т. д. Словом, всему тому, что не дает стране или группе стран региона прочно стоять на ногах и не находиться в категории мировых аутсайдеров.

Если отойти от официальной терминологии третьего саммита глав государств Центральной Азии, все, что на нем говорилось и предлагалось, было направлено на то, чтобы огромные неиспользованные возможности стран ЦА — Узбекистана, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Туркмении — были задействованы для превращения региона, общими усилиями, в стабильный и экономически развитый. 

С инициативой организации консультативных встреч глав государств ЦА, иначе говоря — саммитов, выступил в 2017 году президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. С тех пор лидеры в формате «пятерки» встретились трижды — на сей раз в Туркмении, на фешенебельном курорте Аваза. Причем встреча эта состоялась в преддверии юбилейной даты для всех республик Центральной Азии — 30-летия независимости. 

Не все государства этого геостратегически и геоэкономически важного региона добились за этот период схожих результатов — будь то в экономике, государственном строительстве, социальной или иной сфере; между некоторыми из них дело доходило и до вооруженного противостояния. Но, судя по тональности саммита, все они пришли к пониманию, что, цитируя президента Таджикистана Эмомали Рахмона, «реалии сегодняшнего дня требуют от стран региона наладить экстренное сотрудничество» для борьбы с терроризмом, экстремизмом, радикализмом, незаконным оборотом наркотиков, организованной преступностью. Но это лишь малая часть того, что «требуется». 
 
Повестку расширили президенты Казахстана и Узбекистана — пожалуй, именно они задали прагматичный и реалистичный тон саммиту, что неудивительно: оба государства являются лидерами региона и его экономическими «тягачами». 
 
Касым-Жомарт Токаев, в контексте устойчивого развития государств Центральной Азии, сделал акцент на афганской проблематике. Более подробно о ней будет сказано ниже. Здесь же подчеркнем, что казахский лидер озвучил то, о чем «стыдливо» умалчивается: для центральноазиатского единства критически важно «не допускать ненужную конкуренцию друг с другом». Строго говоря, именно это и является камнем преткновения естественного процесса интеграции стран ЦА, близких географически, религиозно, культурно, исторически и т. д. 
 
Токаев инициировал «скорейшее подписание договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве в целях развития Центральной Азии в XXI веке». Все его коллеги подтвердили свою готовность принять этот документ в ближайшее время. Президент РК также заявил, что по наиболее актуальным международным темам государствам ЦА следует выступать с максимально общих позиций. «Конкуренция на международных площадках идет во вред нашим национальным интересам» — подчеркнул он. 
 
Что можно сделать, начиная уже с сегодня? По Токаеву, увеличить товарооборот между государствами ЦА, улучшить его структуру и расширить номенклатуру товаров; создать единую товаропроводящую сеть, интегрированную в транспортные коридоры Центральной Азии.
 
Далее — развитие транзитных возможностей Транскаспийского международного транспортного коридора. Большие возможности кроет в себе и действующая железная дорога Казахстан — Туркменистан — Иран — это кратчайший путь для государств ЦА в страны Персидского залива. А растущие объемы грузоперевозок в регионе диктуют необходимость развития Южного коридора Трансазиатской железнодорожной магистрали. Так, запуск железнодорожной линии Дарбаза — Мактаарал сократит сроки транспортировки грузов в 1,5 раза. 

Перспективным также видится Нур-Султану проект строительства железной дороги Мазари — Шариф — Кабул — Пешавар, открывающей доступ на рынки Южной Азии. Огромный потенциал имеют и портовые мощности Казахстана и Туркмении. Как подчеркнул Токаев, за последние три года поток контейнеров по транскаспийским маршрутам вырос более чем в 13 раз, и на базе порта Актау будет создан контейнерный хаб с привлечением ведущих мировых операторов. 
 
В стадии активной проработки находятся новые проекты с Узбекистаном, в частности, строительство высокоскоростной железной дороги Туркестан — Шымкент — Ташкент. Завершена прокладка автодороги Бейнеу — Акжигит: Узбекистан получает короткий доступ к портам Курык и Актау. 
 
Не остается в стороне и Туркмения, что крайне важно для региональной интеграции — речь идет о потенциале автомагистрали Туркменбаши — Гарабогаз — граница Казахстана. В целом, информировал Токаев, по оценке Всемирного банка, развитие транспортных коммуникаций в Центральной Азии может обеспечить рост ВВП всех стран региона на 15%. 
 
Известно, что периодически между центральноазиатскими государствами идут «водные войны». И действительно, водные ресурсы, в силу климатических изменений, сильно сокращаются. Но вода для Центральной Азии, считает Токаев, должна стать объединяющим, а не разъединяющим началом. И для эффективного управления водными ресурсами предложено разработать консолидированную водную политику. Три ее принципа: равноправное использование ресурсов, учет интересов сторон и полноценное выполнение взаимных обязательств.
 
На саммите было поддержано предложение президента Туркмении о создании единого центра вирусологии и эпидемиологии. А Мирзиеев инициировал запуск единой информационной системы по признанию результатов тестирования и сертификатов вакцинации; налаживание научного сотрудничества в области фармакологии; производство жизненно важных лекарственных препаратов.
 
Говоря об Узбекистане. Шавкат Мирзиеев подчеркнул актуальность формирования новой модели экономического сотрудничества в Центральной Азии; перехода к полноценному режиму свободной торговли; развития промышленной кооперации, инноваций и цифровых технологий. Настало время, сказал он, для принятия соглашения об общих направлениях регионального торгово-экономического сотрудничества. В контексте развития транспортных коридоров он заострил внимание на возможности использования в будущем Трансафганского коридора Термез — Мазари-Шариф — Кабул — Пешавар, автомобильной и железной дороги Китай — Киргизия — Узбекистан. 

Мирзиеев, кроме того, поднял вопрос формирования общего энергетического пространства с внедрением «зеленой» энергетики и энергоэффективных технологий; разработки региональной программы «Зеленая повестка», способствующей адаптации стран ЦА к климатическим изменениям и внедрению ресурсосберегающих технологий.
 
Особое внимание было уделено расширению сотрудничества государств ЦА по смягчению последствий катастрофы Аральского моря. Заметим, что за последние годы Узбекистан реализовал множество проектов по смягчению последствий Аральского кризиса. Это краткий перечень того, с чем Мирзиеев приехал на саммит, который уже приобрел регулярный характер. 
 
Как результат — усиление торгово-экономических и политических контактов Узбекистана со всеми соседями по региону. Товарооборот республики с государствами ЦА за последние годы возрос почти в три раза, количество совместных предприятий — в пять раз, и этому не помешала даже пандемия. Надо сказать, что такой фон регионального сотрудничества привлекателен для инвесторов, и доля их прямых вложений в республики Центральной Азии последовательно увеличивается. Правда, не равномерно, поскольку регион репутацию стабильного не имеет, и не только потому, что граничит с взрывоопасным Афганистаном: у каждой республики — свои «особенности», разные темпы восприятия и проведения реформ, уровень защиты инвестиций и эффективности их отдачи. 
 
Что касается Афганистана. Понятно, что от его безопасности и стабильности зависит безопасность и стабильность государств Центральной Азии. Их лидеры приняли совместное заявление из 28 пунктов, в котором, в частности, высказались за содействие скорейшему достижению гражданского мира в Исламской Республике; поддержку усилий всех заинтересованных государств и международных организаций, направленных на обеспечение безопасности и стабильности в Афганистане, восстановление социально-экономической инфраструктуры страны и ее вовлечение в мирохозяйственные связи.
 
Президенты «пятерки» считают нынешний саммит «историческим» для дальнейшего укрепления и развития отношений между странами Центральной Азии и подтверждают готовность использовать их потенциал в интересах формирования в регионе пространства для безопасного, устойчивого, широкого и открытого партнерства. Главы государств поручили внешнеполитическим ведомствам завершить в ближайшее время работу по согласованию проекта Дорожной карты по развитию регионального сотрудничества на 2022–2024 годы. 
 
Все это, конечно, замечательно и многообещающе. Сплотившись — и экономически, и на международной арене, а также в сфере транспорта, экологии, медицины и других, — государства Центральной Азии действительно могут стать серьезным коллективным игроком, по крайней мере, в масштабах Евразии. При благоприятном развитии событий на это может уйти не одно десятилетие, но когда-то стоит начинать, освободившись от узко местечковых амбиций и видя перед собой одну большую и общую цель. 
+1
    4 960