Сегодня

465,08    488,75    69,43    9,1
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Душанбе усмиряет Памир

Виктория ПанфиловаНезависимая газета
29 ноября 2021

В Таджикистане очередное противостояние между автономией и центром


В Хороге – административном центре Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана – проходит бессрочная многотысячная акция, участники которой требуют наказать виновных в гибели местного жителя – 29-летнего Гулбиддина Зиёбекова. Переговоры с региональной властью пока безрезультатны. Активисты опасаются, что обострение ситуации в ГБАО может привести к силовой операции властей – наподобие тех, что проводились в 2012, 2014 и в 2018 годах. Акции в поддержку жителей автономии прошли в Москве, Санкт-Петербурге, Нью-Йорке, Лондоне, Вене, Бонне, Дортмунде и других городах, где проживают бадахшанцы.
    
Прокурор ГБАО Парвиз Орифзода в эфире регионального телеканала «Бадахшан» заявил, что митинг в центре Хорога незаконный. По его словам, акция организована главарями местного преступного мира.
    
Он предупредил, что «любое правонарушение влечет за собой ответственность».
    
Гулбиддин Зиёбеков был убит 25 ноября во время силовой операции. Его обвиняли в ряде преступлений, в том числе в избиении помощника прокурора Рошткалинского района ГБАО Абудсалама Абирзоды, который домогался его сестры.
    
Родственники и друзья вынесли гроб с телом Зиёбекова на площадь и объявили о бессрочном митинге, требуя справедливого расследования убийства и наказания виновных. Потом стали появляться требования экономического и социального характера. Власти попытались пресечь незаконную акцию, но сделали еще хуже – от беспорядочной стрельбы силовиков погибли еще два человека, а несколько получили ранения.
    
Эксперт по Таджикистану София Мусофир, проживающая в Хороге, сказала «НГ», что гибель Гулбиддина Зиёбекова стал поводом для выступлений, истинные же причины конфликта с властью глубже и носят социально-экономический характер. «Массовая безработица, засилье военизированных структур на Памире, которые себе многое позволяют, без суда и следствия расправляясь с населением. С 2012 года область превратилась в перманентный очаг напряженности», – сказала «НГ» Мусофир.
    
Только в июле 2012 года в ходе спецоперации, проведенной армейскими подразделениями, погибли 23 мирных жителя. Несмотря на рекомендации Комитета ООН, до сих пор расследование не проведено. В мае 2014 года таджикские силовики в центре Хорога расстреляли машину – два человека погибли, четверо тяжело ранены. В 2018 году под предлогом спецоперации против наркомафии были ликвидированы неформальные лидеры ГБАО. В мае 2020 года в Рушанском районе автономии очередная антикриминальная операция вылилась в конфликт с местным населением.
    
В ходе митинга его участники приняли обращение, в котором обвинили центральную власть в нищенском положении ГБАО, что ведет к общей нестабильности региона, неуклонному росту недовольства населения, и выдвинули ряд требований: наказать виновных в гибели Зиёбекова и других погибших во время митинга жителей автономии, восстановить связь, расширить права области в самоуправлении, вывести части армейских подразделений…
    
Власти объявили о готовности провести объективное расследование. Пока только это. Активисты ГБАО, в свою очередь, составят общественную группу, которая проведет параллельное расследование.
    
«Горный Бадахшан имеет собственную отдельную историю, отличающуюся от истории Таджикистана. Он имеет свои этнические и культурно-исторические особенности. Очень сложный для жизни климат и тяжелый горный рельеф обусловили особое внимание к региону во времена Советского Союза – он полностью дотировался. После распада СССР центральная власть Таджикистана такого внимания региону не уделяла. Постепенно Горный Бадахшан превратился в самый бедный регион Таджикистана. Закономерное недовольство центр решил глушить силой, что обернулось дополнительной напряженностью в отношениях с Душанбе», – сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев. Жесткая политика центра выталкивает бадахшанцев с таджикистанского социума. Говорить о сепаратизме не приходится, но продолжение этой линии может подтолкнуть радикальных общественных активистов, политиков из Бадахшана именно к этому, считает эксперт.
    
Переговорный процесс начат, но признаков того, что Душанбе пойдет на компромисс, нет. Есть сомнения и в том, что расследование будет честным и объективным. «Если принять во внимание опыт конфликтов такого рода, то позитивную роль может сыграть Ага-Хан IV – лидер исмаилитов (население Бадахшана, исповедующее это направление ислама). Он является значимым инвестором для Таджикистана, и власти с ним считаются. При этом, опять же исходя из опыта, это будет временное решение, а проблемы останутся, так как они должны решаться не Ага-Ханом IV, а правительством Таджикистана с учетом всех сложностей ГБАО и его потребностей», – подчеркнул Князев. 
0
    4 458