Сегодня
424,84    453,6    63,91    7,3
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Казахи предпочли российское ружье китайскому кошельку

Владимир СкосыревНезависимая газета
25 января 2022

Пекин намерен защищать свои проекты за рубежом военными средствами


Мятеж в Казахстане вынуждает Китай пересматривать курс на защиту китайских инвестиций за рубежом. Раньше он придерживался принципа невмешательства во внутренние дела других государств. Но успешная операция ОДКБ пошатнула этот принцип. Получилось, что Москва протянула руку помощи, а Китай остался в стороне. Между тем он вложил в экономику Казахстана огромные деньги, и их судьба зависит от воли РФ. В Пекине заговорили о необходимости изменить стратегию и поддерживать военными средствами проекты Нового шелкового пути.
    
Как сообщил портал Eurasianet, Китай – крупнейший торговый партнер Казахстана. А Казахстан играет ключевую роль в осуществлении флагманского проекта председателя КНР Си Цзиньпина «Пояс и путь».
    
В период между 2000 и 2017 годами Казахстан получил из Китая 33 млрд долл. инвестиций.
    
Когда в Казахстане вспыхнули бунты, на первый взгляд Москва и Пекин вернулись к своим привычным амплуа – ружью и кошельку, утверждает агентство Bloomberg. Равновесие восстановилось. Россия осталась главным гарантом безопасности, а Китай удовольствовался привычной ролью – сохранять влияние с помощью капиталовложений. На деле все не так просто. В Китае заговорили о необходимости пересмотреть прежний подход и оберегать свои экономические интересы с помощью военной силы, если понадобится. Тем более что Казахстан – не только поставщик нефти и газа для Китая, но и урана и меди.
    
Как утверждает Александр Кули, политолог колледжа Barnard, США, специализирующийся на Центральной Азии, Пекин встревожен перестановками в верхах, которые провел президент Касым-Жомарт Токаев. Карим Масимов, возглавлявший Комитет национальной безопасности, хорошо знающий китайский язык, считался представителем китайского лобби в Нур-Султане. А теперь он арестован и обвинен в государственной измене. В Пекине опасаются, что в результате пертурбаций могут пострадать его экономические интересы.
    
Financial Times так комментирует события: «Не успели российские солдаты вернуться домой, как для Китая началась пора тревожных ожиданий». Его осторожный подход к интервенциям за границей оказался под следующим вопросом: что нужно делать, чтобы защитить глобальные интересы КНР? Ведь когда 2 января разразился политический кризис, Китай держался в стороне. И только через неделю министр иностранных дел Китая Ван И объявил, что Китай готов усилить кооперацию с Казахстаном в области безопасности. Но власти Казахстана якобы ответили, что предложение было сделано слишком поздно, а юридической основы для того, чтобы принять чьих-либо солдат, кроме солдат ОДКБ, нет.
    
Некоторые китайские аналитики делают из этого вывод о том, что нужно было действовать в Казахстане активнее. «Мы должны поднять нашу способность отвечать на подобные удары не только внутри нашего государства, но и в соседних странах. Это должно стать совершенно новой стратегической задачей», – говорит Шэнь И, профессор университета Фудань в Шанхае. В этой связи стоит напомнить, что Китай уже создал базы военной полиции в Таджикистане. Перед этими военными стоит задача пресечь проникновение боевиков из Афганистана, Пакистана и Таджикистана в Синьцзян, где большинство населения исповедуют ислам.
    
Еще один пример военной помощи Китая другим странам дают Соломоновы острова. Когда там вспыхнули бунты, Пекин пообещал помочь этому бедному государству обучать полицейских.
    
В беседе с «НГ» Василий Кашин, старший научный сотрудник Высшей школы экономики, отметил: «Я не вижу признаков того, что Китай недоволен вмешательством ОДКБ. Министр иностранных дел Ван И в разговоре с главой МИД РФ Сергеем Лавровым сказал, что Китай поддерживает действия ОДКБ. Это естественно: хаос в Казахстане был бы для Китая настоящим кошмаром. С другой стороны, реакция Китая на мятеж была странной. Китайцы в начале бунтов как бы замерли, избегали делать какие-либо заявления. Это видно по аккаунтам китайских посольств в соцсетях. Они молчали. И только 7 января было передано послание Си Цзиньпина Токаеву».
    
Почему так произошло? Тут могут быть только гипотезы, полагает эксперт. «Думаю, ответ таков. После начала пандемии китайские посольства резко сократили свои контакты в странах пребывания. Они до сих пор работают в чрезвычайном режиме. Рядовые дипломаты очень редко проводят встречи. В результате китайцы не смогли оценить, сколь накалена обстановка в Казахстане. Не знали, что делать. И только, вероятно, получив разъяснения от российской стороны, заявили о поддержке действующего президента. Разумеется, такая замедленная реакция китайцам авторитета не прибавляет», – сказал он.
    
Если бы погромы не были подавлены, то скорее всего объектами нападения стали бы прежде всего китайские предприятия. Ведь антикитайские настроения довольно сильны, пояснил эксперт. У казахов есть длительный опыт соприкосновения с Китаем, причем не всегда благополучный. Но в последнее время на настроения казахов повлияло ужесточение политического режима в Синьцзяне, которое отразилось не только на уйгурах, но и на проживающих там этнических казахах, заключил Кашин. 
+2
    5 195