Сегодня

470,9    496,94    70,33    8,83
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

А если еще и Центральная Азия «взорвется»?

Ирина ДжорбенадзеРосбалт
31 марта 2022
Коллаж: © Русские в КазахстанеПрезидент Киргизии Садыр Жапаров на демонстрации полученной из России новой партии военной техники подтвердил хорошо известное: «Безопасность и стабильность каждого государства начинаются с охраны границ». И парк соответствующей техники пополнился — на мини-параде на Старой площади в Бишкеке Жапаров показал 55 бронированных машин «Тигр» и 50 «КамАЗов». По его информации, военная техника будет передана Пограничной службе и МЧС страны. 

Отметим, что и в прошлом году, и в этом Киргизия на закупку техники направила средства из собственного бюджета — 7,5 млрд сомов (более $80 млн) и около 3 млрд сомов (около $32 млн) соответственно. «Обороноспособность страны зависит от военной политики государства, боеготовности Вооруженных Сил, их технического обеспечения и устойчивости экономики страны», — сказал Жапаров. Задачей своей республики он назвал повышение надежности охраны границы, обеспечение мирной жизни, недопущение пограничных конфликтов, «незаконного пересечения границ террористическими, экстремистскими и другими криминальными элементами».

Упомянул он и недавнюю закупку партии турецких беспилотников — грозных «Байрактаров». По информации председателя Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Камчыбека Ташиева, в ближайшие дни в Киргизии начнутся боевые маневры с участием турецких БПЛА, взятых республикой на «боевое дежурство». «Если какие-то инциденты будут со стороны любых государств, — сказал он, — мы адекватно можем ответить».

Заметим, что вряд ли Киргизия, усиленно вооружаемая Россией, военная база которой дислоцирована на территории КР, закупает технику только в силу ее частых пограничных неприятностей с соседним Таджикистаном, на территории которого тоже дислоцирована военная база РФ — «Байрактары» для этого были бы непозволительной роскошью. Они, напомним, способны нести по четыре управляемых боеприпаса (ракеты, бомбы), находиться в воздухе до 24-х часов. Максимальная дальность управления этих БПЛА — 150 км. Турецкая армия использует их в своих спецоперациях за пределами страны. Серьезно они показали себя и в конфликте в Карабахе. А первыми в регионе Центральной Азии «Байрактары» закупила Туркмения. Состоят они и на вооружении Украины, других стран. 

Так кого или чего опасается Киргизия, которая, кстати, усиливает полномочия ГКНБ целым законодательным пакетом? В нем, в частности, фигурирует право госкомитета без разрешения суда прослушивать кыргызстанцев, вести за ними наблюдение и вскрывать их переписку в соцсетях. Только ли для «внутренней стабильности»?

А напрягают Киргизию, надо думать, внешнеполитические риски, которых предостаточно у республик Центральной Азии в связи с их близким соседством с Афганистаном. Но сейчас, судя по событиям, происходящим в постсоветских государствах и в мире в целом, риски эти возрастают. Меняется система безопасности, созданная в 20 веке в период «холодной войны»; НАТО расширяется, соответственно, и система безопасности должна меняться. 

Конечно, вышеупомянутая новая для Киргизии военная техника, плюс та, которая у нее уже имеется, да еще помноженная на военные возможности российской базы (напомним, КР является членом ОДКБ), вопрос полной безопасности страны решить не может, но это, что называется, хоть что-то, хоть на какое-то время. А просчитать, что и откуда грозит сейчас Центральной Азии вообще, а Киргизии — в частности — почти невозможно, настолько «ломаной» представляется линия кризисных событий. Достаточно упомянуть свежие — Казахстан и Украину, которые, в том или ином виде, могут аукнуться и Киргизии, и ее соседям по региону, не ведущих агрессивную внешнюю политику. 

В государственной внешнеполитической концепции КР, оставшейся неизменной с 2019 года, акцент сделан на защите независимого статуса, государственного суверенитета и территориальной целостности; сохранении мира, стабильности, построении парламентской демократии, единстве многонационального народа республики, укреплении национальной и экономической безопасности. 

Беспокоит Бишкек и такой вопрос, как безопасность финансово-экономической системы, которая на фоне событий в Украине и санкций, введенных против России, может пошатнуться. В концепции много чего еще прописано, но времена стремительно меняются, в том числе, на фоне спешного ухода войск США из Афганистана и взаимоотношений первых с Россией и автоматически — с ее союзниками по ОДКБ, включая Киргизию. А это актуализирует проблемы приграничной безопасности, роста религиозного экстремизма, беженцев, незаконного оборота оружия, наркотиков, и т. д. 

Мало того, в свете украинских событий от Киргизии, по словам премьера республики Акылбека Жапарова, «со всех сторон требуют какого-то определения, требуют озвучить поддержку какой-то стороне конфликта». И страна, говорит он, «поделена на два лагеря». И если на уровне личностных симпатий такой подход может быть оправдан, то на уровне государства, убежден премьер, он «опрометчив и безответственен». «Мы — маленькая страна, от позиции которой мало что зависит в мире. Но любое непродуманное решение может обернуться для нашего народа большими бедами», — разъяснил глава киргизского правительства. Он подчеркнул, что речь идет о братских для киргизов народах, то есть о русских и украинцах, «с которыми мы прожили весь прошедший век, вместе прошли испытания, одерживали победы. Мы верим, что эта беда пройдет, и все сядут за стол переговоров». 

А пока в киргизском обществе действительно царит раскол, однако крайне агрессивного характера в нем не просматривается. Время от времени в республике собираются малочисленные акции в поддержку Украины и России, на которых присутствуют дети, что нельзя считать допустимым. Митинги эти — вне зависимости от того, в чью поддержку они проходят — в республике запрещены, и их аккуратно пресекают, что вызвало критику международной правозащитной организация Human Rights Watch. По ее мнению, запрет является «непропорциональным», и граждане имеют право мирно выражать свои опасения, «даже если это вызывает дискомфорт у власти».

Словом, Бишкек сейчас, на фоне повышенных угроз, действует аккуратно, демонстрируя, на государственном уровне, свой нейтралитет в отношении событий на Украине, что, понятно, не вызывает восторга у «цивилизованного мира», вроде как вставшего грудью на защиту Украины, а на самом деле находящегося в позиции полуоборота к ней. 

Киргизские СМИ тоже достаточно умеренны в освещении «спецоперации» — они, в основном, озабочены тем, как она отразится на их стране, хотя публикации о военных действиях как из российских, так и украинских и иностранных источников, присутствуют, равно как и соответствующие видеоматериалы. 

Дискуссии в киргизских соцсетях, разумеется, есть, но все же просматривается понимание того, что выходить за определенные этические рамки (хоть они иногда и нарушаются), все же, не стоит. Люди, в большей степени, придерживаются мнения, что происходящее в отношениях между Россией и Украиной «тянет», скорее, на «борьбу цивилизаций». И озабочены тем, как ее исход отразится на них самих. Стать разменной монетой в геополитических столкновениях крупных держав подавляющей части населения Киргизии явно не хочется. 

И случись такое, республике вряд ли поможет российская военная техника и турецкие «Байрактары». Если «взорвется» Центральная Азия, то взрыв будет мощнее, продолжительнее, масштабнее и кровопролитнее ближневосточного.
-1
    8 332