Сегодня

470,9    496,94    70,33    8,83
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Чем провинились женщины перед президентом Туркмении?

Ирина ДжорбенадзеРосбалт
20 мая 2022
После недавнего плавного транзита власти от президента Гурбангулы Бердымухамедова к его единственному чаду мужского пола — Сердару, в Туркмении все же надеялись на то, что жить станет легче без самых разнообразных и крайне нелепых запретов его батюшки. Все же Вождь (так переводится с туркменского имя нового главы государства) — человек молодой, прогрессивный, с современными «понятиями». На поверку же оказалось, что склонность к «чудачествам» у него выражена гораздо сильнее, чем у «ретрограда» отца, и почему-то с особым прицелом на женский пол вне зависимости от его возраста.

Так, Сердар Бердымухамедов еще больше ужесточил требования к внешнему виду и «поведению» женщин, которые и при Аркадаге сильно нарушали их элементарные права. Начнем со школьниц. С нового учебного года их ограничили, в «воспитательных» целях, в выборе не только фасона верхней одежды, но и в цветовой гамме. Вообще же цвет — будь то автомобиля, ногтей, волос, зданий и т. д. — почему-то возведен в Туркмении чуть ли не на уровень вопроса национальной безопасности. 

Зимой им предписано носить только черное или темно-синее пальто, обувь, в пандан к нему, тоже темная. Форменное платье — зеленое, исключительно широкого покроя, того же цвета пиджак. Волосы должны быть заплетены в две косы (что делать стриженным!), прикрывая уши. 

Особая статья разговора — салоны красоты, в которых так любят проводить время женщины. Если в президентство Аркадага им запрещали красить волосы в светлые тона, пользоваться лаком для ногтей и броским макияжем, то теперь, при Сердаре, запрещено удлинять ресницы, увеличивать губы, прибегать к накладным ногтям. Нежелателен также и педикюр. И никаких грудных имплантов! 

По данным туркменских СМИ, работающих за пределами республики (местные только многословно восхваляют власть), десятки стюардесс и сотрудниц национальной железнодорожной компании были уволены за грудные импланты и «подкаченные» губы. Женщины лишаются работы также и за облегающую одежду. 

Вдобавок к этому им запретили занимать переднее пассажирское сиденье в автомобиле (рядом с водителем), а владельцев личного автотранспорта обязали не сажать в салон дам, не состоящих с ними в родственных отношениях. Причем никакого официального запрета на вышеуказанные и перечисленные ниже деяния нет, но за их выполнением бдительно следит полиция, легкая на выписку штрафа. 
Впрочем, нарушителям «нравственности» (тут речь идет уже и о мужчинах) грозит не только денежное наказание — они еще могут загреметь в полицию. Если, к примеру, пара держится за руки в общественном месте — это «подрывает традиционные устои» туркменского народа. Доходит до анекдотичного: наручники могут оказаться и на запястьях «нескромных» супругов. 

В общем, Сердар лютует почище родителя: в президентство последнего молодые пары, сидящие на скамейке, подвергались проверке документов полицейскими, а то и приводам в ближайшее отделение внутренних дел. Теперь вот, по данным иностранных СМИ, власти подумывают, как еще «облегчить» жизнь соотечественницам, которые, напомним, ранее утратили и право на вождение автомобиля: по неофициальной информации, планируется запрет на выезд туркменских женщин из страны без особого на то разрешения. Исключением могут стать только «медицинские показания», то есть лечение за границей, но получить добро, как ожидается, будет сложно.

Но что же можно туркменской женщине, о «широких правах» которой в республике очень много говорят, но ущемляют их на каждом шагу? А можно и даже обязательно то, чего нельзя — по закону. Например, использовать принудительный труд — он широко распространен на хлопковых полях. Так, отдел образования Туркменабата решил, что каждый детский сад города ежедневно должен отправлять двух женщин — нянек, уборщиц, прачек и прочий «технический» персонал — на прополку хлопковых полей, на которых, кстати, работают и дети. Зарплату за принудительный труд не платят — она идет в «общак», то есть какие-то деньги сельскохозяйственные объединения перечисляют в дошкольные учреждения для их ремонта. Заметим также, что положение со сбором хлопка из года в год остается неизменным — то есть посевные площади сокращаются, а план по уборке урожая остается прежним. Соответственно, традиционно место имеют приписки. 

На этом фоне, словно в насмешку над «слабым» полом, в Ашхабаде на прошлой неделе прошел широко разрекламированный государственными СМИ «Диалог женщин государств Центральной Азии и России». Как передает агентство ТДХ, в мероприятии также участвовали главы некоторых подразделений ООН в Туркмении.

Цитата с этого действа: «Забота о женщинах, повышение их статуса в обществе, обеспечение подлинного гендерного равенства в соответствии с Конституцией и нормами международного права — в числе приоритетов политического курса Туркменистана». Это уже второй подобный форум (Диалог» был создан в 2020 году). Россию на нем нынче представляла спикер верхней палаты законодательного органа РФ Валентина Матвиенко. «В условиях, когда мировая политика и глобальная экономика становятся все более брутальными, бескомпромиссными, растет запрос на женское лидерство, женский взгляд в самых разных сферах», — сказала она. 

На мероприятии много говорили о роли женщин в современном обществе, необходимости ее усиления в социальной и политической жизни, соблюдении прав женщин, обеспечении гендерного равенства и развитии регионального взаимодействия. «По мнению делегатов форума, — информирует ТДХ, — фундамент, который совместно заложен, будет содействовать укреплению отношений между женщинами Центральной Азии и России». И, что не менее интересно с точки зрения издевательства над туркменскими дамами (помимо болтовни об их правах и гендерном равноправии), после мероприятия состоялся показ мод! 

Тем временем мужчины во власти благоденствуют. Гурбангулы Бердымухамедову, занимающему пост главы верхней палаты парламента, к статусу Аркадага добавили «геройство» — теперь он именуется «Герой-Аркадаг». «Вражеские голоса» утверждают, что новую строящуюся столицу Ахалского велаята (области) в честь экс-президента собираются назвать Аркадаг: будто бы Бердымухамедов-младший предложил вынести этот вопрос на всенародное обсуждение. Если оно состоится, то, конечно, полный «одобрямс» этой инициативе обеспечен. А как же иначе — нынешний год проходит в Туркмении под девизом «Эпоха народа с Аркадагом», то есть «Покровителем». 

Покровитель (отличный спортсмен, стрелок, писатель, поэт и т. д.) уступил сыну еще одно президентство — на сей раз Национальным олимпийским комитетом. Сердар, напомним, является заслуженным тренером Туркмении — «за повышение международного престижа республики как спортивной державы», и «за личный вклад в подготовку спортсменов, занявших призовые места в V Азиатских играх в закрытых помещениях и по боевым искусствам». 

А еще он, как и отец, отличный наездник и популяризатор ахалтекинских скакунов — папа и сын души в них не чают. Бердымухамедов-старший даже исполнил в честь своего любимого жеребенка Ровач вокальную композицию в стиле рэп на музыку своего внука — Керимгулы, и под его же аккомпанемент. В следующий раз на новый музыкально-поэтический «подвиг» Аркадага и его внука вдохновило рождение жеребенка по имени Ашхабад. 

Так что роскошный дар от коневодов молодому президенту Сердару Бердымухамедову — восемь великолепных ахалтекинских коней — вполне оправдан. Как сообщают правительственные СМИ, коневоды преподнесли столь бесценный подарок главе государства «в знак признательности за деятельное внимание к их работе». Все это — в торжественной обстановке от имени жителей шести велаятов, военных и правоохранительных органов и, наконец, восьмой скакун — «от имени всех коневодов страны». 

Не обошлось без почетного круга президента на коне. «Почувствовав опытного всадника, конь безукоризненно выполнял все команды, давая возможность зрителям насладиться грациозными, плавными и отточенными движениями наездника», — восторгаются местные СМИ.

Сообщается также, что Туркмения «выдвинула предложение» о внесении ахалтекинского коневодческого искусства в перечень объектов нематериального культурного наследия человечества в специализированное учреждение Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО). 

Ну и еще один ценнейший подарок молодому президенту — на сей раз, от России: Владимир Путин накануне наградил его орденом Дружбы за «большой вклад в укрепление стратегического партнерства между Российской Федерацией и Туркменистаном». 

Между тем вотчина Бердымухамедовых заняла в этом году 177-е место в ежегодном рейтинге свободы прессы, опубликованном организацией «Репортеры без границ». Заметим, что всего в нем 180 мест. Последнюю позицию занимает Северная Корея, 179-е место — Эритрея, 178-е — Иран. В нем пять индикаторов, в соответствии с которыми лучше всего в Туркмении дело обстоит с «безопасностью для журналистов» — 142-е место. То есть за год в стране не было убито ни одного представителя СМИ, а в местах лишения свободы находится один человек, квалифицируемый как журналист. При этом, однако, отмечается, что получение любой достоверной информации в республике крайне затруднительно. 

По показателю «законодательство» Туркмения занимает 162-е место: законы «довольно качественные», но они не выполняются. По социальному и политическому индикаторам республика находится на 178-й позиции, а по экономическому — на 179-й. 

В обзоре организации также говорится, что «правительство сохраняет жесткий контроль над газетами, радио, телевидением и интернетом. Граждане не имеют доступа к мировым источникам информации в интернете и рискуют получить штраф, если попытаются использовать VPN». Официальные СМИ занимаются исключительно трансляцией пропаганды, а независимые вынуждены базироваться за границей.

Отмечается, кроме того, что в стране существовал культ личности двух предыдущих президентов — Сапармурата Ниязова и Гурбангулы Бердымухамедова. А «в марте 2022 года, после избрания президентом Сердара Бердымухамедова, … цензура и слежка за журналистами усилились». 

Добавим к этому — как и нелепые запреты в отношении женщин и ущемление их прав. 
0
    7 428