Сегодня

457,29    490,35    66,5    5,97
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Центральная Азия: испытание спецоперацией

Кубатбек Рахимов, Елена КоротковаНезависимая газета
14 марта 2023

Коллаж: © Русские в КазахстанеСтраны региона выстраивают отношения с Москвой исходя из национальных интересов


Спустя год после начала специальной военной операции (СВО) России в Украине делегаты Генеральной Ассамблеи ООН приняли Резолюцию о необходимости скорейшего достижения «всеобъемлющего, справедливого и прочного» мира в Украине «в соответствии с принципами Устава ООН». Россию обязали прекратить СВО и «немедленно, полностью и безоговорочно вывести все свои Вооруженные силы с территории Украины в ее международно признанных границах». Решение Генассамблеи поддержало 141 государство, против выступили Россия, Белоруссия, КНДР, Эритрея, Мали, Никарагуа и Сирия. Стран, воздержавшихся от голосования, оказалось 32 – это и такие крупные стратегические партнеры, как Индия и Китай, а также близкие исторически, географически и экономически страны Центральной Азии. Партнеры по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), как и в начале СВО, не выражают четкую позицию в противовес России и в то же время демонстрируют нейтральные или где-то не совсем дружественные ей шаги.

Так, Казахстан, имеющий с Россией самую длинную непрерывную сухопутную границу в мире, в начале 2022 года столкнулся с попыткой переворота и смены власти извне, после чего президент Касым-Жомарт Токаев запросил помощь у ОДКБ. Пока казахстанские силовики боролись с мародерами и погромщиками, миротворцы ОДКБ охраняли стратегические объекты республики. Но после получения поддержки ОДКБ, значительная часть которой зависела от России, Токаев назначил на пост главы Министерства информации и общественного развития Казахстана Аскара Умарова, известного националистическими высказываниями в адрес и русских «колонизаторов», и Дня Победы. Умаров находился на этом посту до сентября 2022 года, ответственности за свои высказывания не понес.

Возвращаясь к голосованию в ООН: после начала СВО Казахстан занял нейтральную позицию по данному вопросу. Астана заявила, что не признает ДНР и ЛНР как республики, и поддерживает решение спорных вопросов между Киевом и Москвой по Уставу ООН. Впрочем, остался ли Казахстан нейтральным де-факто, еще вопрос: в Астане, например, оказались мягки к заявлениям украинского посла Петра Врублевского, сказавшего в августе: «Чем больше мы убьем русских сейчас, тем меньше придется убивать нашим детям». Врублевский отделался вызовом в МИД Республики Казахстан и проработал на своей должности до конца октября 2022 года, пока не был сменен решением президента Украины Владимира Зеленского. К слову, Зеленский дважды (в июне 2022 года и в феврале 2023-го) вел телефонные переговоры с Токаевым. Пока Токаев – единственный его собеседник из лидеров Центральной Азии с начала СВО.

Тем временем нежелание попасть под санкции США и ЕС привело к созданию казахско-американской команды консультантов, предостерегающих страну от риска вторичных санкций при партнерстве с Россией.

Как заявил глава МИД республики Мухтар Тлеуберди после недавних переговоров с госсекретарем США Энтони Блинкеном на полях заседания «С5+1», Казахстан имеет исторические связи как с Россией, так и с Украиной, что осложняет ситуацию. «Вы понимаете, что Казахстан является членом ЕАЭС, у нас нет таможенных границ между Казахстаном, Россией и другими членами союза. Именно поэтому порой бывает очень сложно управлять процессами свободной торговли товарами и услугами между нашими границами», – подытожил он.

Однако полностью отворачиваться в стратегически выгодных для себя направлениях от России Казахстан не собирается. Яркий пример тому – «газовый союз» России, Казахстана и Узбекистана. При этом товарооборот РФ–РК тоже растет, увеличившись на 10% и дойдя до 26 млрд долл.

В Кыргызстане, который в 2022 году председательствовал в ЕАЭС, по данным кыргызского Нацстаткома, товарооборот с Россией тоже растет: за 11 месяцев 2022 года он увеличился в 1,5 раза и составил 2,9 млрд долл. Удалось достичь успехов по линии строительства будущей малой АЭС Росатомом, продвигались и другие инвестиционные проекты России в Кыргызстане – их сумма превысила 20 млн долл.

По вопросу поддержки СВО республика заняла официально нейтралитет. Но, как и в Казахстане, в Кыргызстане неправительственные организации и некоторые гражданские активисты собирали и отправляли помощь для ВСУ. Кроме того, Кыргызстан стал первой страной Центральной Азии, откуда журналисты поехали освещать СВО с позиции Киева.

Также в конце 2022 года Кыргызстан вернулся к больному для страны языковому вопросу. В обществе пытались муссировать дискуссию о необходимости перехода на «общетюркскую» латиницу, а в парламенте республики начали рассматривать обновленный вариант скандального конституционного закона «О государственном языке». Закон вводит понятие «титульный народ» и имеет ряд недоработанных мест, что создает почву для возможной нестабильности в стране. К февралю 2023 года проект прошел первое чтение в парламенте почти без обсуждений и с большинством голосов «за».

Параллельно с этим Кыргызстан председательствует в СНГ, где 2023 год объявлен Годом русского языка. На внешнеполитической арене Бишкек озвучивает желание русский язык всячески поддерживать – и соглашение о строительстве в Кыргызстане девяти русскоязычных школ на общую сумму 500 млн долл., которые будет возводить и обеспечивать специалистами Россия, никто не отменял.

Узбекистан тоже наращивал с Россией торговый оборот. По итогам 2022 года он вырос на 23% и достиг 9,28 млрд долл. Официально Узбекистан аналогично нейтрален, ранее МИД Узбекистана заявлял о непризнании ДНР и ЛНР Ташкентом. Что касается антироссийских настроений в стране, они начали пробуждаться в соцсетях, но развития не получили за счет контроля со стороны властей медиаполя. Ташкент предпочел интенсифицировать сотрудничество с Москвой по всем направлениям – от АПК до ядерной физики, астрофизики и обороны. В сентябре прошлого года Владимир Путин и Шавкат Мирзиёев на полях саммита ШОС подписали декларацию о всеобъемлющем стратегическом партнерстве России и Узбекистана.

У Таджикистана нейтралитет по вопросу СВО отличается от формата других стран ЦА. Душанбе не допускает на своей территории и в соцсетях проявлений антироссийских настроений и продолжает наращивать торговлю с Россией, не выражая опасений получить вторичные санкции. По данным российского Министерства экономического развития, за 11 месяцев 2022 года взаимная торговля с Таджикистаном увеличилась на 20% и стала рекордной за 20 лет. Более того, 2 и 3 марта этого года на конференции по межрегиональному сотрудничеству «Деловое и инвестиционное партнерство России и Таджикистана» были подписаны более 20 соглашений по партнерству в сфере цифровизации, разведки недр и производств. Ранее Россия также обещала решить и проблему с безопасностью на таджикско-афганской границе, предоставив Таджикистану грант более чем на 100 млн долл. на создание и оснащение погранзаставы.

Но одновременно Душанбе не забывает и про партнерство с США в сфере безопасности – в Вашингтоне вложат более 60 млн долл. в технику и оборудование для спецслужб и пограничников Таджикистана в ближайшие два года. Продолжает Душанбе предоставлять землю и под учения Центрального командования Вооруженных сил США Regional Cooperation. Кстати, в 2022 году в этих учениях участвовали еще и Казахстан, Кыргызстан, Монголия, Пакистан и Узбекистан.

Более ориентированным на РФ оказался Туркменистан. Была подписана декларация об углублении стратегического партнерства между странами, обсуждается облегчение таможенного контроля и упрощение визового режима. Туркменистан активен в партнерстве по ряду направлений, не опасаясь санкций – от наращивания торгового оборота, электрификации и модернизации железных дорог до управления водными ресурсами, заводостроением, судостроением и развитием МТК «Север–Юг». Однако при всем сближении спорные вопросы с документами для бипатридов и для россиян в Туркменистане пока не решены окончательно.

В целом страны Центральной Азии стремятся сохранить многовекторность, о приверженности к которой заявляли еще в 1990-х годах. Однако удастся ли сделать это в новых геополитических условиях, еще вопрос. Рано или поздно государствам региона, очевидно, придется выбирать конкретные векторы, исходя из выгод в сфере экономики и безопасности. С другой стороны, реальный суверенитет стран Центральной Азии никто не отменял, и отсутствие санкций в их адрес сейчас полезно России как с точки зрения того же параллельного импорта, так и новых рынков сбыта – сейчас население Центральной Азии 75 млн человек, что сопоставимо с половиной численности населения Российской Федерации.
+1
    4 548