Последние новости


Погадать на «СССР»… А. Князев: «Казахстана в будущем не будет…»

20 июня 2012
2 311
0

А. Князев: «Казахстана в будущем не будет…»

 

Таможенный союз – формация неоднозначная. Все мы, граждане Казахстана, воспринимаем ее по-разному. Однако, если субъективно, на настоящий момент ничего кроме минусов, таких как безудержный рост цен, запрет на ввоз подержанных иномарок и удар по устоявшимся схемам купи-продай бизнеса, это нам не принесло. С высоких трибун народу четко и ясно отказали в праве на собственное мнение по этому вопросу. Как сказал премьер, это инициатива президента, и на этом все. И дальше вряд ли будет лучше. По этой теме высказывались многие. Сколько экспертов – столько и мнений. Мы предлагаем вашему вниманию интервью по вопросам интеграции с известным экспертом, политологом, координатором региональных программ (старшим научным сотрудником) Института востоковедения РАН Александром Князевым.

 

- Александр, достаточно широко известно, что идея евразийства не нова. Конкретные проекты разрабатывались и в 30-е, и в 80-е годы прошлого века. Можно сказать, что в определенной мере неприятие лидерами КПСС и региональных подразделений партии евразийского проекта академика Сахарова и привело к развалу Советского Союза, и образованию независимых государств. Скажите,  пожалуйста, почему нынешняя назарбаевско-путинская идея не канула в лету, как и ее предшественницы, и получила столь весомую властную поддержку со стороны некоторых лидеров постсоветских государств?

 

 - Не думаю, что нынешний проект Евразийского союза так уж прям преемственен от евразийской философии 1930-х годов, это должно рассматриваться в разных плоскостях. Евразийский проект академика Сахарова также, на мой взгляд, больше относится к сфере философской лирики, по крайней мере, в реальных условиях развала СССР, реализуемого предательской по отношению к стране верхушкой КПСС, никому эта идея не показалась, да и не была реалистичной. Ближе к нынешнему проекту - новоогаревский вариант сохранения Советского Союза, содержавший в себе вполне конкретные предложения по структуре планировавшегося объединения на основе имевшегося потенциала. Уже позднее был ряд инициатив Назарбаева, они были созвучны сегодняшнему Евразийскому проекту, но прозвучали впустую по ряду как объективных, так и субъективных причин.

 

Объективно – в 1990-х и начала 2000-х в политическом истеблишменте России, как мне кажется, не было понимания того, что в условиях растущей глобальной конкуренции и реструктуризации мирового пространства в целом, Россия в одиночку просто не выживет. Казахстан и подавно. Это понимание стало формироваться уже в самое последнее время, да и то, я не уверен, что все, кому положено, до конца им прониклись. А субъективно – какая интеграция могла быть с той Россией, которая возглавлялась Ельциным, ассоциируемая с именами Гайдара, Бурбулиса, Чубайса, Козырева? Сегодня иная ситуация. Мне кажется, и Путин, и Назарбаев, ну, и Лукашенко, конечно, теперь уж понимают, что мир меняется кардинально. Через исторически короткое время не будет на планете того обилия государств, обладающих хоть каким-то суверенитетом. Список будущих субъектов мировой политики чрезвычайно короток – скажем, отдельно взятого Казахстана там не будет, Россия – далеко не в первых рядах. Нужно суммирование и умножение потенциалов. Экономических, демографических, военно-политических…

 

Интерес со стороны «некоторых лидеров постсоветских государств», о котором вы говорите, неоднозначен. Интерес малых, слабых, несостоявшихся стран – Киргизии, Таджикистана – диктуется, как мне представляется, желанием получить сиюминутные выгоды, решить текущие наболевшие проблемы. Есть и те, кто понимает актуальность, например, Узбекистан, но уже имея опыт множества бессмысленных интеграционных инициатив, осторожничает, присматривается. Так что, о «весомой поддержке» я бы пока поостерегся говорить…

 

- Сначала ТС, потом единое экономическое пространство, союзное евразийское государство, общие деньги, оборонная доктрина, и так далее. К чему все это нас ведет? К некоему евроазиатскому аналогу Евросоюза, который изо дня в день все более и более демонстрирует свою нежизнеспособность, или же к федеративному или федеральному государству, вроде ФРГ или США? И кто в нем будет главным?

 

 - А кто главный среди штатов США? Или среди земель ФРГ? Вопрос преждевременный и не самый главный, мне кажется. Евросоюз, как уже очевидно, оказался нежизнеспособным, хотя и не из-за каких-то сущностных изъянов. Думаю, что причины грядущего краха ЕС привнесены извне – это пролоббированное США принятие в Евросоюз абсолютно нежизнеспособных экономически Латвии, Литвы, Эстонии, непродуманное и несоответствующее реалиям этих стран реформирование стран Восточной Европы. Это чрезмерная политизация ЕС в последние годы, втягивание в ненужные Европе военные авантюры в чужих интересах – Афганистан, уже недавно – Ливия… В принципе же, схемы федерализации, конфедерализации для стран бывшего СССР могут быть довольно интересны.

 

Не нужно торопиться. Меня настораживает, например, когда политики с гордостью говорят: мы, де, за год прошли путь, который в ЕС проходили десятилетие… А еще больше настораживают настойчивые попытки побыстрее увеличить состав участников. Скажем, принятие Киргизии в ТС какие может иметь смыслы? Рынок – ничтожен, минеральные ресурсы – ограничены и трудноизвлекаемы, малорентабельны. Использование гидроресурсов чревато масштабным конфликтом с Узбекистаном, население – дезорганизовано многократными «демократическими» экспериментами и пертрубациями, криминализация – дальше некуда, агрессивный национализм, включая незавершенный межэтнический киргизско-узбекский конфликт – очевиден, внешняя ориентация – от Катара до Азербайджана, Атамбаев с Бабановым еще только в Гондурас не слетали… Какой тут может быть Таможенный Союз?

 

Можно рассмотреть и по Таджикистану. И в российском, и в казахстанском политическом и бизнес-истеблишменте  есть персоны, лично заинтересованные в лоббировании такого расширения ТС, это их собственный корыстный интерес, но это никак не отвечает национальным интересам стран-основателей. К сожалению, это лоббирование действует и грозит погубить на корню и ТС, и проект Евразийского Союза.

 

Мне кажется, логичнее было бы рассмотреть вопрос о совместной работе по усилению южных границ Казахстана, то есть Таможенного Союза, о снижении всех рисков и угроз, происходящих с юга… Вообще, в вопросе расширения ТАС и будущего ЕАС я вижу две страны, которые были бы важны – это Украина и Узбекистан. Это огромные рынки, это наличие экономического потенциала, существенно увеличившего общий потенциал этого евразийского пространства.

 

- Мировая война за ресурсы продолжается, и Казахстан, со своими полезными ископаемыми не сможет остаться в стороне. Предполагается, что постсоветская интеграция должна послужить также и дополнительным щитом против нападок охочих до чужого игроков. Однако, интегрируясь, Казахстан теряет право на принятие самостоятельных решений в сфере геополитики, и не только. Сопоставимы ли плюсы от интеграции, с минусами от потери немалой части государственного суверенитета? И наступит ли время, когда простые люди получат от этой интеграции хоть какую-то ощутимую пользу, не в плане сомнительной и малопонятной широким слоям макроэкономики, а чисто на свой карман и кошелек? И если да, то когда этого можно ждать?

 

- Я уже частично ответил на этот вопрос. Суверенитет – не хлеб с маслом, это форма обеспечения интересов населения определенной территории. В создаваемых интеграционных объединениях должен быть найден механизм принятия решений, итогом действия которого не было бы ущемление национальных интересов кого-то из участников. Интеграция же – это и форма защиты возможностей самостоятельно распоряжаться ресурсами, это и защита собственного производителя. Нефть и газ когда- то в товарных масштабах закончатся, не на что будет покупать китайские товары, надо начинать производить свои, пусть Китай ищет другие рынки. Разве защита казахстанского рынка от китайской товарной экспансии не в интересах казахстанской экономики? С сиюминутной точки зрения рядового потребителя сокращение китайского экспорта и его подорожание – плохо. Но здесь должно дорабатывать государство – необходимо поощрение своего производителя, необходимо создавать социальные демпферы, компенсировать издержки переходного времени за счет тех же нефтегазовых денег, пока они есть. Говорить о сроках – когда плюсы перевесят минусы – я бы поостерегся. Пока слишком много неизвестных величин в этом уравнении. Думаю, это вопрос скорее к правительству Казахстана.

 

- Как вы знаете, на границе Казахстана с КНР произошла трагедия, вырезан целый пограничный пост, убиты 15 человек. Сразу после этого, некоторые российские политологи поспешили заметить, что будь процессы интеграции в оборонной сфере, в том числе и в рамках ОДКБ, доведены до своего завершения, на внешних границах союзного государства уже несли бы службу совместные силы Казахстана, России и Белоруссии, и подобного бы не произошло. Насколько, на ваш взгляд, обоснованы такие заявления? И как вы считаете, что произошло на том пограничном посту на самом деле?

 

- Я не берусь судить, что произошло на самом деле, я все-таки не следственный работник. Скепсис по отношению к официальной версии есть и у меня. Я высказывал в печати предположение, что это событие могло быть связано с действиями трансграничного криминала. Оно вроде бы никак не подтверждается, но террористический акт каких-то политизированных, в том числе религиозно мотивированных групп, я исключаю. Скорее все-таки нужно искать объяснение в криминальной сфере, а вот происходящее позже переходит в политическую плоскость и это очень плохо. Попытки дать оценку трагедии на погранзаставе обнаруживают достаточно серьезные противоречия между разными причастными ведомствами, конкуренцию между ними. Это плохо, это работает на ослабление государства в целом в то время, когда уровень внешних угроз будет только возрастать.


janaozen.net | janaozen.net
  • Не нравится
  • +2
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO