Последние новости


Казахстанский эксперт: При текущем состоянии госаппарата задача перехода на латиницу невыполнима

14 апреля 2017
1 663
4

В Казахстане дан старт перехода казахского алфавита на латиницу. В программной статье, опубликованной в республиканской газете «Егемен Казахстан», «Болашаққа бағдар: рухани жаңғыру» президент Нурсултан Назарбаев поручил правительству уже к концу нынешнего года принять единый стандарт нового латинизированного казахского алфавита и графики. В следующем году начнется подготовка специалистов для обучения новому алфавиту и учебников на латинице. А уже к 2025 году латиница должна использоваться во всех сферах жизни государства и общества – деловая документация, периодическая печать, учебники должны издаваться на латинском алфавите.

 

Мы побеседовали с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром Ашимбаевым о том, означает ли переход на латиницу смену цивилизационного вектора развития Казахстана, и о том, какие материальные и гуманитарные издержки связаны с подобного рода реформами.

 

- Данияр Рахманович, существует ли столь острая необходимость перехода на латиницу?

 

- Вопрос очень дискуссионный, думаю, что однозначный ответ трезвомыслящий человек на него дать затруднится. Конечно, есть горячие головы, полностью отрицающие такую возможность, и есть те, кто форсирует переход на латиницу и в качестве единственного аргумента «за» называют окончательный разрыв с российским культурным пространством.

 

Хотелось бы напомнить, что этот вопрос обсуждается на разных уровнях уже почти три десятилетия. Существует множество различных теорий, гипотез на этот счет. Аргументация обеих сторон хорошо известна, приводить ее я не буду. Однако отмечу, что форсирование процесса и его чрезмерная политизированность мешает трезвому взгляду на вещи. Если же объективно оценить перспективы реформы алфавита, то главным образом встает вопрос методики.

 

Когда президент еще в 2012 году, в Стратегии «Казахстан - 2050», поставил цель перейти на латиницу, он обозначил десятилетний срок работы в этом направлении. Насколько мне известно, этот вопрос взяли на контроль многие государственные органы, однако никто ничего не делал. Дело в том, что филологическое сообщество, казаховеды, которые должны были заниматься этим вопросом, очень сильно расколоты. Есть несколько школ, которые друг друга фактически не признают. Главный фронт их работы составляет ономастика, посредством которой они стремятся увековечить собственные заслуги и достижения своих кумиров. При этом за эти годы так и не был создан Академический словарь, нет программного обеспечения на казахском, нет единых стандартов казахского шрифта. То есть существует множество проблем, непосредственно связанных с казахской лингвистикой, требующих неотложного решения, но ими никто не занимается.

 

Сегодня, когда президент поставил задачу и обозначил конкретные сроки, необходимо выработать поэтапный график перехода на латиницу. Вопрос упирается в специфические буквы казахского алфавита – менять их или не трогать. Соответственно, от этого зависит методика преподавания. Нужно также решить вопрос адаптации огромного массива текстов к новому алфавиту – это касается и художественной литературы, и учебной, и научно-популярной, и юридической.

 

Вопрос в том, насколько Казахстан готов к решению всего этого комплекса задач, учитывая, что на сегодняшнем этапе государственный аппарат крайне не эффективен, а языковая сфера в нем является далеко не самой передовой. Вспомните, какие дискуссии велись вокруг деятельности ономастической комиссии, сколько копий сломано в спорах о корректном переводе международных терминов, сколько было сказано по поводу разработки программного обеспечения и других IT-продуктов на государственном языке. При этом отсутствует полемичность в вопросах путей развития и текущего состояния государственного языка. В связи с этим возникает закономерный вопрос: а способно ли государство реализовать такой проект?

 

К тому же не следует забывать о высоком уровне коррупции. А каждый из указанных мною выше этапов процесса латинизации казахского алфавита и графики является достаточно бюджетоёмким. К тому же денежные потоки пойдут через творческую интеллигенцию, которая в финансовых вопросах чистоплотностью никогда не отличалась. Впрочем, как и другие части госаппарата, которые потенциально могут быть задействованы в процессе.

 

Думаю, что при текущем состоянии государственного аппарата задача перехода на латиницу в принципе невыполнима.

 

- В связи с переходом на латиницу некоторые эксперты заговорили о том, что это, прежде всего, цивилизационный выбор Казахстана, что тем самым он демонстрирует свою открытость миру и прогрессивность. Не преувеличиваются ли, на ваш взгляд, значение смены алфавита, его возможности?

 

- У нас есть примеры постсоветских республик, наших соседей, которые уже перешли на латиницу. И какого-то существенного цивилизационного прорыва у них не наблюдается.

 

В казахстанском обществе есть, конечно, сторонники и пантюркизма, и панисламизма, и евразийства. Споры между ними ведутся ожесточенные, а государство старается придерживаться каких-то среднеарифметических показателей между всеми этими векторами.

 

В то же время привлекательность пантюркистского вектора, цивилизационный выбор в пользу которого периодически озвучивается различными персонажами, в силу деятельности президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана стала достаточно спорной. Нынешняя Турция, в которой идут процессы сворачивания светских ценностей, а политический режим приобретает откровенно авторитарный характер, не говоря уже о поддержке международного терроризма и агрессивной внешней политике, достаточно сильно отличается от Турции времен Демиреля, с которой Казахстану удавалось построить эффективное сотрудничество.

 

В этой связи в вопросах тюркской интеграции и цивилизационного выбора, идущего через Анкару, Казахстану следовало бы быть предельно осторожным. Аргументы сторонников этого вектора – тюркское единство и выход из-под опеки России – сомнительные. Поскольку Казахстан с легкостью может оказаться и под опекой Анкары, которая сегодня представляет собой далеко не самый привлекательный режим.

 

Полагаю, президент сам прекрасно понимает, что задача перехода на латиницу невыполнима, и этот проект ждет судьба других наших многочисленных государственных программ стратегического направления, которые провалились.

 

Какие-то шаги, безусловно, будут предприниматься, они уже предпринимаются, однако добиться полномасштабного результата при существующих условиях мне представляется невозможным.

 

В то же время если форсировать этот процесс в угоду сторонникам ускоренного перехода, то можно дополнительно расколоть нацию еще на несколько частей, которые потом склеить будет очень сложно.

 

- Скажется ли, по вашему мнению, реформа алфавита и графики на качестве казахстанского образования?

 

- Безусловно. Как известно, на кириллице издано большое количество литературы на казахском, учебных пособий, старая школа еще недоразвалена окончательно и, тем не менее, качество среднего образования в стране хромает, не говоря уже об отдельных программах высшей школы и тем более науки. Учитывая, что переход на новый алфавит требует перевода гигантского объема литературы – а зная наших «реформаторов», полагаю, они постараются эту задачу решить в кратчайшие сроки и в ущерб качеству – мы можем предположить, что даже самые квалифицированные учителя не смогут обеспечить качественное преподавание.

 

И возникнет разрыв – с одной стороны будет латинский алфавит, с другой – гигантское культурное, литературное, научно-образовательное наследие на кириллице.

 

- Данияр Рахманович, как объяснить, почему Казахстан с одной стороны избрал вектор евразийской интеграции, а с другой стремится разорвать связь с русскоязычным культурным пространством, инструментом которого является кириллица?

 

- Мы постоянно ищем какую-то модель: то евразийский вектор выбираем, то китайский опыт изучаем, то модель Юго-Восточной Азии стараемся освоить и приложить к себе, то французское конституционное устройство хотим заимствовать. Мы пытаемся найти готовые решения, которые помогут нам модернизироваться. Но у каждой модели есть ряд ограничений и условий. Так для реализации китайского опыта нужно иметь население Китая, для воплощения модели Юго-Восточной Азии нужны корейцы и малайцы.

 

Те идеологические концепции, которые были разработаны при предыдущем кураторе идеологического блока, к примеру, «Мәңгілік Ел», в силу весьма печальных обстоятельств ухода с должности их инициатора, были подвергнуты ревизии и пересмотру. Теперь в мейнстриме оказались ценности тюрского единства и соответствующего цивлизационного выбора. Если это даст положительный результат, то желаю удачи авторам. Но как бы все снова не закончилось громкими уголовными делами и бурными политическими дебатами.


Жанар Тулиндинова | ИА-Центр
  • Не нравится
  • +10
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO