Последние новости


ИГИЛ и Центральная Азия: бедных и беззащитных легче убедить

17 апреля 2017
513
1

Почему выходцы из Центральной Азии начали убивать мирных людей в разных странах мира? Отчасти ответ на этот вопрос содержится в докладе «Об угрозах международного терроризма и экстремизма на центральноазиатском и афганском направлениях», опубликованном в конце марта.

 

Авторы – эксперты Аналитической ассоциации ОДКБ (Организации Договора о коллективной безопасности) и ученые Института международных исследований МГИМО МИД России.

 

В документе говорится о растущей увлеченности выходцев из региона радикальными религиозными учениями и использовании этого интереса международными террористическими организациями в своих целях.

 

Три теракта – три выходца из ЦА

 

Теракт в столице Швеции, который произошел 7 апреля – уже третья с начала 2017 года кровопролитная трагедия, в организации которой подозревается выходец из Центральной Азии.

 

Под следствием – 39-летний самаркандец Рахмат Акилов, гражданин Узбекистана, которому не удалось получить статус беженца в Швеции.

 

В совершении теракта в Санкт-Петербургском метро 3 апреля подозревается Акбаржон Джалилов, гражданин России, родившийся в кыргызстанском Оше.

 

После расстрела посетителей ночного клуба Reina в Стамбуле в ночь на 1 января задержан гражданин Узбекистана Абдулгадир Машарипов.

 

Во всех трех упомянутых случаях речь идет о проявлениях исламского экстремизма, но международная террористическая организация ИГИЛ взяла на себя ответственность лишь за стрельбу в Стамбуле.

 

Связь с ИГИЛ подозреваемых в питерском и шведском терактах пока не доказана. Следствие не исключает версии, что они действовали самостоятельно, будучи симпатиками организации.

 

ИГИЛ – квазигосударственное вооруженное формирование на территории Сирии и Ирака, в последние годы активно вовлекает в свои ряды выходцев из Узбекистана, Кыргызстана, Казахстана и Таджикистана.

 

Приглашают строить новый мир

 

Росту популярности радикальной идеологии в странах Центральной Азии способствуют внутренние проблемы региона, считают авторы доклада.

 

Бедность, религиозная безграмотность, социальная несправедливость, этнические конфликты – все это на фоне быстро растущего молодого населения (особенно в Узбекистане) облегчает работу эмиссарам ИГИЛ – опытным психологам.

 

Те же факторы, плюс беззащитность и недоверие к правоохранительным органам используются для вербовки трудовых мигрантов из Центральной Азии на территории России.

 

Если раньше пропагандисты призывали центральноазиатов научиться воевать, заработать денег и свергнуть «тираничные власти» по возвращению домой, то сейчас приглашают приезжать жить и защищать «халифат» целыми семьями.

 

Среди аргументов все чаще используют идею построения «справедливого государства», соблюдение религиозных и семейных ценностей.

 

«Исламское государство» преподносится как идеальный мир, где нет лжи и обмана, а каждому воздается по заслугам.

 

Еще одна популярная технология заманивания в ряды ИГИЛ – «романтическое знакомство».

 

К примеру, девушки знакомятся с парнями в соцсетях, приглашают к себе, обещают создать семью, помочь с работой.

 

Аналогичная работа ведется с девушками – причем не только в Центральной Азии, но и в России (известен случай россиянки Варвары Карауловой, которая была влюблена в вербовщика ИГИЛ).

 

В зону внимания попадают и религиозные фанатики. К таким относят Гилмурода Халимова, бывшего командира ОМОН МВД Таджикистана, завербованного через Интернет весной 2015 года и возглавившего военное крыло ИГИЛ.

 

Особенно остро проблема вербовки через Интернет стоит в Таджикистане, где по данным доклада, экстремистский контент доступен для 80% пользователей.

 

Соцсети – новое поле битвы

 

Vkontakte, Youtube, Telegram, WhatsApp и Viber эксперты называют новым полем битвы, на котором террористы активно наступают по всему миру.

 

Авторы экстремистского контента используют разные уловки, чтобы найти путь к читателю. К примеру, запрещенную книгу публикуют в формате аудио- или видеозаписи.

 

Боевики в таких материалах идеализированы и выглядят героями, которым хочется подражать.

 

Самая распространенная разновидность экстремистских материалов – аудиозаписи мусульманских песнопений нашид или дуа (молитва с личной просьбой).

 

Террористы, сохраняя структуру и формат молитвы, изменяют смысл, включая в нее призывы к насилию, прославление своих действий.

 

Огромное количество экстремистского контента хранится на сервисах GoogleDrive и «Яндекс.Диск», откуда его легко распространять через соцсети. Блокируется один аккаунт, все повторяется с другого.

 

Ролики переводятся в первую очередь на английский и русский. На профессиональном уровне поставлена подготовка рекламных материалов на кыргызском, казахском, узбекском и таджикском языках.

 

ИГИЛ нацелился на Центральную Азию?

 

Еще в декабре 2015 года в Сирию и Ирак из стран ЦА выехало более двух тысяч граждан Центральной Азии. Больше всего – из Узбекистана и Кыргызстана (примерно по 500 человек), из Казахстана, Туркменистана и Таджикистана – по 360–380 человек.

 

Точных данных на сегодняшний день нет. Но темпы роста можно оценить на примере Таджикистана, где за два года число уехавших воевать в Сирию и Ирак возросло с 380 до тысячи человек.

 

По данным кыргызского эксперта и богослова Кадыра Маликова, только ИГИЛ выделило около 70 млн долларов США на подрывную работу в Центральной Азии.

 

Аналитики считают, что создание крыла этой организации в Афганистане в перспективе направлено на проникновение в Центральную Азию. Об этом свидетельствует и высокая концентрация радикальных группировок и тренировочных лагерей у границ Туркменистана и Таджикистана.

 

Центральноазиатские боевики воюют на Ближнем Востоке не только за ИГИЛ, но и за другие группировки («Джамаат Имам Бухари», «Джейш-аль-Мухаджирин», «Джамаат Сайфулла Шишани», «Таухид валь-Джихад»).

 

Ферганский клан может о себе напомнить

 

Узбекистан упомянут в докладе ОДКБ как родина сильнейших в регионе экстремистских группировок, таких как Исламское движение Узбекистана (ИДУ), которое два года назад объявило о поддержке ИГИЛ.

 

В стране сегодня зарегистрировано 2 225 религиозных организаций, их деятельность находится под жестким контролем силовых структур.

 

В документе ничего не сказано о тысячах мирных узбекских граждан, которые были брошены в тюрьмы под предлогом борьбы с исламским экстремизмом. Но международные правозащитные организации регулярно упоминают об этом в своих отчетах, призывая власти страны предоставить гражданам свободу вероисповедания.

 

Отсутствие этой свободы на фоне религиозности общества политические беженцы из Узбекистана называют причиной внезапной радикализации сограждан, среди которых появляются исполнители террористических атак.

 

Хотя смена власти в Узбекистане прошла мирно, в ближайшие два-три года аналитики прогнозируют рост угрозы экстремизма – в том числе из-за клановой структуры.

 

В стране существует некое «разделение труда» между региональными кланами, которое характеризуется пословицей: «Самаркандец правит, ташкентец считает деньги, ферганец молится».

 

Пословица подчеркивает особую роль ислама в Ферганской долине. При ущемлении своих интересов ферганский клан может использовать угрозу исламского терроризма для повышения влияния, как это уже было в 90-х.

 

Тревоги за стабильность в Узбекистане авторам добавляет экономический кризис, вызванный падением доходов от трудовой миграции в Россию, который ослабляет государство. Зарплату, например, стали задерживать даже силовикам.

 

Возрождается ислам – появляется угроза

 

Казахстан считается самой благополучным в регионе в плане проблемы религиозного радикализма – благодаря стабильной экономике и модернизированному обществу с невысоким уровнем религиозности.

 

Но и в этой стране ислам сегодня переживает возрождение, влияние его на общество усиливается, соответственно, растет и угроза радикализации.

 

Авторы доклада считают, что она особенно сильна в Южном и Западном Казахстане, где в последние годы стали активно появляться различные организации радикального толка.

 

Серьезную озабоченность спецслужб вызывают воевавшие за ИГИЛ боевики, возвращающиеся из Сирии и Ирака, среди них много женщин и детей, которых экстремисты могут использовать в своих целях.

 

В Кыргызстане сегодня быстро растет число последователей запрещенных религиозных организаций: «Аль-Каиды», ИДУ, «Хизб-ут-Тахрир». К опасным относят незарегистрированную организацию «Таблии Джамаат», которую поддерживает около 20 тысяч человек во всех регионах республики.

 

Туркменистан готовится защищать границу?

 

Наименее защищенной в регионе, по мнению авторов доклада, сегодня является афганско-туркменская граница.

 

По данным оппозиционных источников, в 2015 году к афганской границе было переброшено до 70% туркменской армии, но аналитики ОДКБ ставят под сомнение ее боеспособность.

 

Афганские туркмены в приграничных районах периодически поднимают флаги ИГИЛ, демонстрируя свои симпатии, но пока не подчиняясь приказам ИГИЛ.

 

В Туркменистане наличие угрозы отрицают, но внутри одной из самых закрытых стран мира тем временем ощущается предвоенная атмосфера.

 

Призывной возраст увеличен с 27 до 30 лет, срок военной службы для граждан с высшим образованием – от одного до двух лет. Минобороны пытается удвоить число призывников, ужесточить условия отсрочек, погранслужбы не выпускают из страны лиц призывного возраста.

 

С началом волнений в приграничных районах Афганистана в 2014 году в стране резко возросло количество религиозных граждан, что стало заметно по числу посетителей.

 

К факторам роста угрозы экстремизма в Туркменистане относят чрезмерное давление властей на религию (все религиозные руководители высшего уровня состоят на госслужбе).

 

Росту напряжения способствует и экономический кризис в стране, вызванный падением мировых цен на нефть.

 

Что делать властям?

 

Аналитики ОДКБ предлагают укреплять границы, модернизировать вооруженные силы и не отказываться от сотрудничества с другими странами (речь о Туркменистане и Узбекистане, избегающих членства в международных организациях).

 

Властям центральноазиатских стран предлагается перехватить у террористов инициативу: создать институты социальной поддержки людей в сложных жизненных ситуациях, способствовать возрождению традиционной исламской культуры в регионе, публиковать духовную литературу, лишив экстремистов монополии в этой теме.

 

Однако авторы доклада предостерегают политиков от соблазна вести межклановую борьбу под предлогом «борьбы с религиозным экстремизмом».

Отдельный совет главам стран ЦА – повышать уровень образования в стране, как светского, так и религиозного.

 

Российским властям аналитики ОДКБ в своем докладе предлагают увеличить количество грантов для студентов из Центральной Азии и финансирование филиалов российских вузов в ЦА, а также работать над социально-культурной адаптацией трудовых мигрантов в России.


Центр-1 | Центр-1
  • Не нравится
  • -2
  • Нравится
Читайте также:
Комментарии:
  1. Аватар
    Андрей 17 апреля 2017 20:53
    • Не нравится
    • +4
    • Нравится

     Если среднеазиаты  сами не захотят - никакого ИГИЛ (запрещённого в России) у них не будет.

      А то, всё это напоминает  шантаж и вымогательство. 



       Фигасе! А нашим детям, бюджетные места в вузах  - как тогда? 

        Может быть,  Российской Федерации - лучше сосредоточиться на том, чтобы русский народ в союзники взять? и границы закрыть? Тогда - ничто и никто - Российской Федерации - не страшен будет! 



     Чё-то не похожи лица на фотках, на бедных и беззащитных. 


    Цитата Ответить
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO