Вашингтон подвергает Россию нападкам из-за страха евразийской интеграции

11 мая 2017
1 445
3
Коллаж: Русские в Казахстане
Коллаж: Русские в Казахстане
 

Перезагрузки отношений в конечном итоге не получилось, и сложившаяся ситуация, скорее, оказалась затишьем перед началом второй холодной войны. Тянулись бесконечные дни шума и ярости, когда президент Трамп заявил, что блок НАТО больше не нужен и необходимо «наладить отношения» с Россией.

 
Перед встречей с госсекретарём США Рексом Тиллерсоном в Москве Владимир Путин в интервью российскому телевидению отметил, что «доверие на рабочем уровне, особенно на военном уровне, не укрепилось, а скорее всего, деградировало». Акцент поставлен на слове «рабочий» и, что важнее, на «деградации» – в то время как Совет национальной безопасности США обвиняет Москву в распространении фальшивых новостей.
 
В разгар истерии по поводу России ещё до крайне сомнительного инцидента применения химического оружия в Сирии с последующим показательным пуском «Томагавков» — прямо таки киношное позёрство – подготовленная Трампом перезагрузка отношений с Россией уже была обречена на провал, расстрелянная ракетами Пентагона, Конгрессом и введённым прессой в заблуждение общественным мнением.
 
Лишь сторонники доктора Стрейнджлава согласятся с тем, что в интересах США развивать противостояние с Россией – и с Ираном – в Сирии. Россия практически выиграла войну в Сирии и установила свои правила, предотвратив появление эмирата Такфиристан.
 
Мнение о том, что Тиллерсон сможет поставить ультиматум российскому министру иностранных дел, заставив Россию выбирать между сотрудничеством США или Дамаском и Тегераном, не выдерживает критики. Москва просто не пожелает передавать администрации Трампа или американскому «глубинному государству» с таким трудом завоёванную сферу влияния в юго-западной части Азии. Что Москву действительно интересует – так это информация о том, кто в Вашингтоне определяет политику по отношению к России. Теперь ответ получен.
 
Складывается глобальная картина. Стратегическое партнёрство Ирана и России, а также значение Китая – один из трёх главных факторов, формирующих историю начала XXI века – Евразийскую интеграцию, за обеспечение ресурсами которой отвечают Россия и Иран, а Китай выступает в качестве основного инвестора.
 
Это подводит к самой сути происходящего: партия войны боится евразийской интеграции, и это выражается в русофобии.
 
Тем не менее, русофобия не столь монолитна. Существует информированное инакомыслие и даже цивилизованная инфлексия.
 

Выступление Доктора К.

 
Первое доказательство – это деятельность Генри Киссинджера и его выступление на ежегодном заседании Трёхсторонней комиссии в Вашингтоне.
 
Для созданной Дэвидом Рокфеллером в 1974 году Трёхсторонней комиссии участников тщательно отбирал  Збигнев Бжезинский (автор книги «Великая шахматная доска: господство Америки и её геостратегические императивы»), который в ходе своей карьеры активно развивал всеохватывающую тему того, что США должны постоянно предотвращать появление соперников в Евразии и, что ещё хуже, создание евразийских альянсов.
 
Киссинджер – единственный геополитический деятель, к которому Трамп относится внимательно. Он был главным организатором диалога и возможной перезагрузки отношений Вашингтона и Москвы. Может быть, это вариант применения стратегии «разделяй и властвуй», согласно которой Россию предостерегают от сближения с Китаем, что в глобальном плане препятствует евразийской интеграции.
 
Киссинджер чувствует необходимым донести до своей хорошо информированной аудитории, что Путин – не копия Гитлера, у него нет имперских замашек, и считать его мировым злодеем – огромная ошибка.
 
Поэтому Киссинджер предпочитает диалог, даже если и полагает, что Москва не может соперничать с Вашингтоном в военном отношении. По его мнению, Украина должна оставаться независимой и не вступать в НАТО, а положение Крыма обсуждаемо. Ключевая проблема – это Сирия: Киссинджер твёрдо уверен в том, что нельзя позволить России стать главным игроком на Ближнем Востоке (хотя судя по поддержке Москвой сирийской армии и организации мирных переговоров в Астане, это уже случилось). С учётом всего этого трудно обсуждать все связанные с Россией аспекты.
 
Следует сравнить действия Киссинджера и Лаврова, который, хоть и цитирует Доктора К., недавно произнёс в ходе своего выступления неугодные тому слова: «Формирование полицентричной модели мироустройства – это объективный процесс. В общих интересах сделать его более устойчивым и предсказуемым». Вновь дело касается евразийской интеграции.
 
Путин ещё пять лет назад наметил перспективы развития в статье «Россия и меняющийся мир», до того, как в 2013 году Китай разработал инициативу «Одного пояса и одного пути». Эту инициативу можно воспринимать как даже более амбициозный вариант замыслов Путина: «Россия — неотъемлемая, органичная часть Большой Европы, широкой европейской цивилизации. <…> Вот почему Россия предлагает двигаться к созданию от Атлантики до Тихого океана единого экономического и человеческого пространства — общности, называемой российскими экспертами «Союзом Европы», который только укрепит возможности и позиции России в ее экономическом повороте к «новой Азии».
 
Запад, а точнее, НАТО, препятствует России. Это в один миг ускоряет российско-китайское стратегическое партнёрство и многочисленные его последствия. Этот симбиоз заставил комиссию по сотрудничеству США и Китая в области экономики и безопасности признать, что отношения Китая и России, вероятно, достигли пика.
 

Партия войны не дремлет

 
Второе доказательство – наравне с заявлениями Киссинджера о том, что не следует отождествлять Путина с Гитлером — в журнале, посвящённом проблемам американской дипломатии, было опубликовано довольно примечательное эссе политолога Роберта Инглиша из Университета Южной Калифорнии.
 
В ходе тщательного исследования профессор Инглиш сделал нечто незамысловатое, но при этом немыслимое: «аккуратно и грамотно» он бросил вызов «превалирующему массовому мнению» и «напал на позиции» практически всего американского внешнеполитического истеблишмента, зависимого от русофобии.
 
Российско-китайское стратегическое партнёрство, объединяющее две главные с точки зрения Пентагона угрозы для Америки, не ограничиваются подписанием договора в торжественной обстановке. Никто не знает, о чём Пекин и Москва договорились в ходе многочисленных встреч Си и Путина.
 
Не исключено, как намекают на это дипломаты, что НАТО получил секретное сообщение о последствиях, которые настанут, если один из участников договора окажется под угрозой (будь это в Украине или в Южно-Китайском море), так как НАТО будет вынужден иметь дело с обоими. Шоу с «Томагавками» может быть единичным исключением, Пентагон предостерегал Москву, а Тиллерсон в Москве гарантировал, что Администрация Трампа готова к обсуждениям.
 
И всё же партия войны не дремлет. Дискредитированные неоконсерваторы, которых вдохновило шоу с «Томагавками», надеются на «возвращение» применённой к Ираку политики «Шока и трепета» в отношении Сирии.
 
Партия войны обязана своей известностью войне в Иране, и сейчас это противоречит русофобии неолибералов и консерваторов, приведённой в действие на время «исчезнувшей», но не вымершей проблемой России. Эта действительно тёмная история и связанная с ней истерия на самом деле относятся к контролирующим силам в «глубинном государстве» США в духе мира Оруэлла, как отмечают бывший аналитик ЦРУ Рэй Макговерн и разоблачитель Билл Бинни.
 
Каким бы в долгосрочной перспективе ни был результат оживлённой двухчасовой трёхсторонней встречи Путина, Лаврова и Тиллерсона, определённо русофобия (и её побочный эффект – иранофобия) в США и НАТО не исчезнет. Особенно сейчас, когда Трамп, возможно, показал своё истинное лицо «приручённого неоконсерваторами пса».
 
Маски, наконец, сорваны, и постоянные намёки на развязывание второй холодной войны следует трактовать правильно: партия войны крайне опасается евразийской интеграции.

Пепе Эскобар | MixedNews
  • Не нравится
  • +1
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO