Последние новости


«Семейное дело» Гульнары Каримовой: все тайное остается тайным

4 августа 2017
430
0

История «взлета и падения» Гульнары Каримовой имеет все составляющие, чтобы представить завораживающую журналистов сказку – в ней есть красота, амбиции, большие деньги и трагический конец. История «узбекской принцессы», кажется, наглядно преподает урок о «невечности подлунного мира». Дело Гульнары Каримовой в действительности намного сложнее – здесь переплелись высокие политические интересы, шпионские истории и вопрос наследства — и в конечном итоге определило гладкий исход смены власти в Узбекистане. Но на этом дело необходимо окончательно закрыть.

 

Управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан 28 июля опубликовало информационное сообщение по уголовным делам в отношении Гульнары Каримовой – дочери бывшего Президента Узбекистана, подтверждающее, что исчезновение Каримовой из публичной жизни с 2014 года связано с инкриминируемыми ей коррупционными преступлениями. Согласно сообщению Генеральной прокуратуры, приговором Ташкентского областного суда по уголовным делам от 21 августа 2015 года Каримова Г. осуждена на 5 лет ограничения свободы и в ее отношении расследуется еще одно уголовное дело.

 

Если первое уголовное дело, по которому она получила осуждение на пять лет, связано с банальным уклонением от уплаты налогов, то второе уголовное дело, которое расследуется в настоящее время, включает обвинение в содействии организованной преступной группе в сокрытии иностранной валюты на сумму 1 млрд. 942,8 млн. долл. США и 29,1 млн. евро путем получения «откатов» на счета оффшорных компаний, подконтрольных организованной преступной группе, за лоббирование интересов различных лиц, незаконной продажи радиочастот и земельных участков, незаконного вывода денежных средств за рубеж, нарушения валютного законодательства.

 

Таким образом, три года спустя тайна, связанная с местонахождением когда-то любимой дочери президента, которой не было на похоронах своего отца и о судьбе которой ходили самые невероятные слухи вплоть до смерти, разрешилась и получила законное обоснование. Кроме того, власти Узбекистана формально признали Каримову виновной в получении взяток от телекоммуникационных компаний, что может облегчить возврат в страну около 1 млрд долл, замороженных на Западе средств в рамках Kleptocracy Asset Recovery Initiative (Инициатива США по возврату активов).

 

Возврат активов

 

Мировые примеры свидетельствуют в пользу создания фонда под надзором нейтральной третьей стороны (скорее всего, Всемирного банка), который будет осуществлять инвестиции в области развития, такие как здравоохранение и образование. 

 

В настоящее время правительство Узбекистана ведет переговоры с Соединенными Штатами по возврату этих денег, пытаясь привлечь к ответственности всех, кто был вовлечен в организацию незаконных платежей. Эти средства попадают под юрисдикцию США, поскольку были переданы через финансовые учреждения США в ходе транзита через счета в Латвии, Великобритании, Гонконге, Ирландии, Бельгии, Люксембурге и Швейцарии. Однако для США возврат денег назад в коррумпированную страну не видится лучшим решением. Пока в глобальной антикоррупционной практике не так много инновационных решений, способных разрешить моральную дилемму возврата вывезенных активов.

 

Возврат средств, полученных с использованием коррупционных механизмов, стал важным в международной повестке после вступления в силу в 2005 году Конвенции ООН против коррупции (UNCAC), рекомендовавшей принять законодательство, обеспечивающее возврат похищенных государственных средств государствам-участникам Конвенции. Все страны Центральной Азии подписали Конвенцию и приняли на себя обязательства по внедрению антикоррупционных мер, а также сотрудничеству по борьбе с коррупцией на международном и региональном уровне.

 

Процесс возврата активов является трудоемким и длительным. На самом деле его инициирует страна происхождения выведенных средств: она должна сама отследить их до нужной юрисдикции, куда потом она отправляет запрос о сотрудничестве. В стране-юрисдикции начинаются юридические процессы по заморозке и конфискации активов и затем власти этой страны обязаны репатриировать активы назад в страну запроса.

 

Дело Гульнары Каримовой о выведенных активах, связанных с коррупцией в сфере телекоммуникаций, через использование американских банков попало под юрисдикцию США, где с 2010 года работает Инициатива по возврату активов (Kleptocracy Asset Recovery Initiative) для пресечения массовой коррупции на высоком уровне во всем мире. Под руководством коллегии прокуроров, министерства юстиции, ФБР и других федеральных правоохранительных органов, Инициатива расследует довольно громкие дела в сфере мировой коррупции. Самым крупным делом стала, к примеру, конфискация 1 млрд. долл, связанных с фондом, принадлежащим правительству Малайзии, в объеме 8 миллиардов долларов, большая часть которых была выведена высокопоставленными должностными лицами фонда и родственниками для покупки яхт, отелей, самолета стоимостью 35 миллионов долларов, работ Винсента Ван Гога и Клода Моне.

 

Информация о коррупции в телекоммуникационном секторе Узбекистана и причастности Каримовой была обнародована в 2012 году группой шведских журналистов, которым удалось получить несколько копий документов, на которых Гульнара собственноручно писала, какие услуги должны оплачивать шведская компания TeliaSonera за получение доступа к большому узбекскому рынку и как часто. По этому поводу узбекский сайт Uzmetronom.com выдвинул гипотезу о том, что документы стали доступны шведским журналистам благодаря российским спецслужбам. До этого российский телекоммуникационный гигант МТС, который якобы имеет политические связи на высоком уровне, был вытеснен из узбекского рынка, а его дочерняя компания Uzdunrobita была привлечена к ответственности вместе со своим бывшим генеральным директором Бекзодом Ахмедовым по инициативе Гульнары. Последний предположительно бежал в Россию. Между тем, МТС оценила потерю рынка в 1 млрд долларов США и даже подала в суд на правительство Узбекистана в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров Всемирного банка. В 2015 году Международный Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (Organized Crime and Corruption Reporting Project, OCCRP), обнародовал данные о том, как Гульнара Каримова получала взятки сразу от нескольких телекоммуникационных компаний мира, включая TeliaSonera ($381 млн), Vimpelcom и Alfa Telecom ($176 млн), и МТС ($350 млн). Всего — более $980 млн.

 

Неясно, как и кем были отслежены и заморожены эти средства, но Каримова выпадает из фавора уже начиная с 2012 года, и узбекские власти приняли решение формально обратиться к США за помощью в возврате активов. Если все стадии (отслеживание, заморозка и конфискация) были пройдены, то сейчас стороны стоят перед дилеммой, как именно осуществить возврат. Мировые примеры свидетельствуют в пользу создания фонда под надзором нейтральной третьей стороны (скорее всего, Всемирного банка), который будет осуществлять инвестиции в области развития, такие как здравоохранение и образование (аналогичный фонд «Бота», основанный на деньги, выявленные во время скандала «Казахгейт», просуществовал в Казахстане с 2012 по 2014 гг и содержал всего 115 млн долл.). Так было и когда Швейцария конфисковала 600 миллионов бывшего нигерийского президента Абачи, но разработала соглашение о том, чтобы инвестировать эти деньги для целей развития под контролем Всемирного банка. Хотя другие потенциальные соглашения не столь щедры. Когда Индонезия первоначально обратилась в Гонконг с просьбой о репатриации активов индонезийского банкира Хендра Рахарджи, власти Гонконга предложили оказать помощь только с учетом 20%-ной комиссии.

 

В любом случае, все средства, которые должны быть возвращены народу Узбекистана как пострадавшей от коррупции стороне, будут расходоваться под пристальным контролем до последнего цента. Другое дело – время и условия возвращения. И совсем другое дело – конечная судьба «узбекской принцессы», которой предстоит, как минимум, пять лет провести в тюрьме.

 

Наследие без наследников

 

Eе популярность, вездесущность и богатство (контроль за разными сегментами рынка, включая пресловутые телекоммуникации) взрастили и политические амбиции. 

 

Гульнара — старшая дочь первого Президента Ислама Каримова родилась в Фергане 8 июля 1972 года. Начав в июне 1995 года карьеру в Министерстве иностранных дел Узбекистана на должности советника министра, она, отвлекаясь в процессе на разнообразные культурные и коммерческие проекты, в феврале 2008 года смогла дойти до позиции заместителя министра иностранных дел Узбекистана по вопросам международного сотрудничества в культурно-гуманитарной сфере. В сентябре 2008 года Каримова была назначена постоянным представителем Республики Узбекистан при ООН и других международных организациях в Женеве. В январе 2010 года Каримова была назначена послом Узбекистана в Испании, что стало пиком ее дипломатический карьеры.

 

Внутри страны Гульнара Каримова, вероятно, была главной фигурой, даже затмевавшей своего отца. В течение ряда лет она являлась организатором и попечителем Фонда «Форум культуры и искусства Узбекистана», была автором бренда GULI, спонсором различных благотворительных проектов — это организация «Женское собрание», занимающая вопросами благотворительности, материнства и детства, Ассоциация по раку молочной железы «Во имя жизни!», а также Фонд «Мехрнури», преимущественно оказывающий адресную помощь населению в отдалённых регионах. Помимо политической и общественной деятельности Гульнара Каримова стала петь, писать стихи и сочинять музыку под псевдонимом Googoosha (Гугуша). Ее песни играли на радио в Узбекистане, а лицо было на гигантских рекламных щитах.

 

Неудивительно, что ее популярность, вездесущность и богатство (контроль за разными сегментами рынка, включая пресловутые телекоммуникации) взрастили и политические амбиции.

 

В 2012 году влияние Каримовой было на пике. О ней стали поговаривать как о возможной преемнице своего отца на посту главы государства, да и сама она стала намекать на свои президентские амбиции. В 2012 году, отвечая в рамках пресс-конференции, посвященной итогам работы фонда «Форум культуры и искусства Узбекистана», на вопрос журналистов о том, считает ли она себя потенциальным главой государства, она рассказала, что видит себя амбициозным человеком, а «потенциальным главой государства может быть каждый, кто имеет амбиции и при этом еще некие мозги и стремление». «Мне иногда очень трудно сказать, где мой потолок. Но считаю себя человеком развивающимся и не имеющим ярко выраженных границ, особенно над собой, то есть границы, которая, что называется, закрывает общение с небом», — приводит ее слова российское издание РБК.

 

Но после быстро набравшего оборот дела о коррупции бизнес-империя Гульнары Каримовой стала рушиться. 21 октября 2012 года была приостановлена деятельность принадлежащих ей телеканалов (Forum TV, TV-Markaz, NTT, SOFTS) и радиостанций («Terra», «Замин» и «A’lo FM»). А за две недели до этого был арестован и заключен под стражу ее двоюродный брат и деловой партнер Акбарали Абдуллаев.

 

По мнению политического аналитика Камолиддина Рабимова, которого цитировала Русская служба Би-би-си, «Президент был в ярости, когда узнал о скандале с TeliaSonera — это привело к ряду других разоблачений, касающихся его дочери». По всей видимости, «скандал с TeliaSonera и другие разоблачения, касавшиеся Гульнары Каримовой», стали катализаторами в назревших проблемах в отношениях Гульнары с ее семьей, а также с высокопоставленными представителями политической элиты Узбекистана. 13 июля 2013 года ряд информагентств сообщили, что узбекские власти лишили Каримову дипломатического иммунитета. За два месяца до этого Каримова навещала Китай (ее последняя международная поездка) и на конференции там заметила, что отношения между Китаем и Узбекистаном сталкиваются с определенными «вызовами и рисками».

 

В сентябре 2013 года в эксклюзивном интервью Узбекской службе Би-би-си младшая дочь Ислама Каримова Лола выразила скептицизм по поводу шансов сестры стать президентом и призналась, что они даже не общаются. Гульнара Каримова расценила интервью как приглашение к публичной борьбе. Началось противостояние Гульнары с собственной семьей. Прекратили свое существование все проекты Каримовой, в том числе деятельность Фонда «Форум культуры и искусства Узбекистана». Его закрытие Каримова в своем Twitter называла «серьезной атакой на гражданские организации и в целом на думающее общество». В начавшемся противостоянии она обвинила свою мать, младшую сестру и даже отца. Пока ее страница не была удалена, Гульнара Каримова использовала ее в качестве главного инструмента – орудия в этом противостоянии. Также она писала об аресте двоюродного брата и своем домашнем аресте. В 2014 году официально ее сообщения прекратились.

 

В следующем — 2015 году в марте в Узбекистане прошли президентские выборы, на которых президентом был избран Ислам Каримов с результатом в 90,39%. Хотя до этого ходили слухи о его резко ухудшившемся здоровье (отчасти в этим винили Гульнару), вопрос о смене власти и наследниках был временно закрыт. «Враги Гульнары» – среди которых называли министра финансов Рустама Азимова и главу СНБ Рустама Иноятова – сохранили свои позиции, и на политической арене воцарились покой и согласие, которые, кстати, удалось сохранить и после смерти Ислама Каримова в сентябре 2016 года и во время смены власти.

 

Разрушит ли это “спокойствие” вновь заведенное дело Гульнары? Ислам Каримов, сын Гульнары Каримовой, живущий в Лондоне, в недавнем интервью Би-би-си заявил, что может опубликовать компромат на некоторых членов узбекской элиты. Но его голос прозвучал одиноко. Имеет ли он поддержку среди других членов элиты для полномасштабной борьбы? Вряд ли. Вопрос о смены власти в Узбекистане решился быстро и, похоже, при полном консенсусе элит. «Смелые реформы» президента Мирзиёева направлены на улучшение имиджа Узбекистана и активное привлечение иностранных инвестиций. Страна взяла новый курс, где Гульнара, о которой хотя и вспоминают с грустью в соцсетях как об эпатажной фигуре, кажется «рудиментом прошлого».

 

Судьба Гульнары Каримовой в этом смысле напоминает Максима Бакиева, сына свергнутого президента Кыргызстана Курманбека Бакиева, который также был связан с коррупцией и вызывал откровенное недовольство как за пределами, так и внутри местных элит. В отличие от Узбекистана, кыргызским властям не удалось доказать незаконное происхождение его активов. Понятно, что с течением времени скамейка «коррумпированных родственников» центральноазиатских режимов может пополниться, и с набирающими силу мировыми антикоррупционными инициативами отслеживание незаконных активов будет только вопросом времени. По крайней мере, это дает надежду, что часть денег все же удастся вернуть, и больше фондов развития будут работать во благо будущих поколений Центральной Азии.


CAAN | CAAN
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Комментарии:
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO