Последние новости


Узбекистан и Киргизия делят приграничные анклавы

5 августа 2017
494
0

Ташкент и Бишкек вышли на завершающий этап делимитации государственной границы. Стороны оптимистично рапортуют об «очередном успешном раунде переговоров, в ходе которого удалось разрешить противоречия», и о том, что осталось согласовать 28 участков межгосударственной границы. Уточнение МИД Узбекистана, в котором можно уловить определенный подтекст, как-то ушло на второй план. А в нем говорилось, что описаны участки границы, по которым позиции сторон совпадают. В беседе с корреспондентом EADaily заместитель спикера верхней палаты парламента Узбекистана Садык Сафаев пояснил, что «установка президента Шавката Мирзиёева нацелена на то, чтобы не уходить от решения проблем, а решать их сообща».

 

«Сегодня Узбекистан проводит активную региональную политику. Приоритетный характер отношений с соседями — это азбука дипломатии. За последние месяцы осуществляется именно то, что должно было делаться всегда», — сказал сенатор. По его словам, Узбекистан готов к диалогу по наиболее острым вопросам.

 

Общая протяженность узбекско-киргизской границы составляет 1379 км, из них уточнены 1055 км. Сложными представляются 28 участков, расположенных на территории Ала-Букинского и Аксыйского районов. Здесь сосредоточены анклавы, устроенные в советский период и доставшиеся республикам региона в наследство от СССР. В Ферганской долине, разделенной между Киргизией, Узбекистаном и Таджикистаном, насчитывается 8 анклавов. В Киргизии находятся узбекские анклавы Сох и Шахимардан, административно относящиеся к Ферганской области Узбекистана. Самый большой анклав — Сох, где на территории 352 кв. км находятся 19 населенных пунктов с 60 тыс. жителей. Из них 99% - таджики. Здесь же расположен таджикский анклав Ворух, который относится к Согдийской области Таджикистана. В Узбекистане расположено киргизское село Барак площадью 4 кв. км с населением несколько сот человек. Границы анклавов являются зоной постоянных конфликтов. Ситуация осложняется еще и наличием объектов народного хозяйства, с прежних времен географически находящихся на территории одной республики, но подчиняющейся профильному ведомству другой.

 

Ташкент и Бишкек в последние месяцы заметно активизировали переговоры по делимитации государственной границы. С 2014 года между пограничниками произошло несколько вооруженных инцидентов. Кризис привел к тому, что в 2016 году Узбекистан и Киргизия несколько месяцев держали закрытыми все пункты пропуска на совместной госгранице. Однако после смены власти в Ташкенте наметилось потепление. Узбекистан, в приоритеты своей внешней политики официально включил нормализацию отношений с соседними странами.

 

Киргизский политолог Марс Сариев сказал EADaily, что рабочая группа по пограничным вопросам «работает плодотворно». По его мнению, сегодня киргизско-узбекские отношения нормализовались. «Этот посыл идет с узбекской стороны, а Бишкек приветствует инициативу и поддерживает соседа», — сказал Сариев. По его словам, за короткое время между странами в полном объеме возобновляется авиасообщение. «На Иссык-Куль открывается уже второй рейс Ташкент-Тамчи. Кроме этого, узбекской стороной хорошо был представлен „Фестиваль ремесел“, в рамках которого состоялся обмен делегациями двух стран. На днях было обнародовано сообщение, что Узбекистан безвозмездно построит и оснастит в киргизском Оше общеобразовательную школу на 650 мест», — отметил эксперт. Он считает, что появилось немало предпосылок для стабильных дружеских отношений между Ташкентом и Бишкеком.

 

Более скептически к происходящему относится Андрей Грозин — заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ. «Стоит, конечно, приветствовать, что в вопросе делимитации и демаркации границ между двумя странами хоть что-то меняется к лучшему. Дров стороны немало наломали за четверть века в отношении и к анклавам, и в отношении спорных участков границы. Можно порадоваться за то, что хотя бы есть стремление продемонстрировать добрую волю в этом вопросе. Но дело ведь в том, что согласование пока идет тех участков, которые споров между Киргизией и Узбекистаном не вызывали или почти не вызывали. Потому мне кажется, что достижения в определении границ пока больше распиарены, чем являются таковыми на деле», — сказал Грозин EADaily. По его мнению, этот чрезмерный пиар может в будущем сыграть плохую роль, при том, что быстрого решения по спорным участкам границы, по анклавам, ожидать, наверное, не стоит.

 

«Когда люди, вдохновленные нынешней победной реляцией официальных сообщений, столкнутся с тем, что соглашения упрутся во взаимоисключающие национальные интересы двух государств, то будут разочарованы. А это может вызвать фрустрацию. Точно так, как это происходит в ряде других вопросов, начиная от партнерства с Китаем, заканчивая экономическими отношениями с Россией в рамках ЕАЭС. Каждый раз страны региона грешат тем, что бегут впереди паровоза, внушая ложные ожидания. Взять присоединение Киргизии к ЕАЭС. Все нынешние разочарованные высказывания и экспертов, и политиков, и грустные данные социологов во многом обусловлены не только тем, что Бишкек подошел спустя рукава к своей части домашней работы, но еще и пропагандой того, что до счастья остался один шаг», — считает Грозин.

 

По словам эксперта, эта картина один в один может повториться и в пограничных вопросах. И это проблема не двух стран, а всего региона. Таджикистан играет в ту же игру, хоть и не так активно, как Киргизия, для которой вопрос связан и с внутренней конъюнктурой в связи с приближающимися президентскими выборами. «Я не удивлюсь, если многие победные реляции, озвучиваемые Бишкеком, объясняются именно сугубо текущей сиюминутной тактикой правящей Социал-демократической партией (СДПК) и команды президента. Я не уверен, что по спорным 300 км границы, по которым больше всего взаимных претензий, связанных с водопользованием, с режимом прохождения границы с обеих сторон, с налетом коррупции и многого другого, удастся легко создать некую базу для решения вопросов. На это, если странам удастся избежать политических, экономических, социальных потрясений, уйдут годы. Трудно сказать — 5 лет или 10, но нужно немало времени, чтобы распутать проблемные узлы. А некоторые темы абсолютно не решаемы — есть участки, к которым стороны подходят диаметрально противоположно, оперируя совершенно разными картами», — сказал Андрей Грозин.

 

По словам эксперта, существуют и более сложные участки, проблему которых можно устранить только лишь взаимными кардинальными уступками, взаимозачетом территорий или их передачей. А любая передача земли обществом всегда воспринимается остро негативно. Конечно, все видят пример России и Казахстана, но в данном случае стороны выполнили старые договоренности. К тому же это огромные государства, которые могут позволить себе безболезненно оперировать территориями в несколько десятков тысяч квадратных километров.

 

«Вряд ли есть подобная решимость у Таджикистана или Киргизии. К тому же, повторюсь, за четверть века вокруг этих спорных участков границы сложилась теневая инфраструктура, которая связана с контрабандой, серым экспортом. Речь идет не обязательно о сугубо криминальных вещах, как наркотики из Афганистана, оружие и т. д. Хотя и это тоже есть. Речь о крупных контрабандных потоках „товаров народного потребления“. Это большие деньги. Если на границе будут пытаться наводить порядок, будет вводиться более жесткая система контроля, то это ударит очень многих людей по карману, заденет интересы сотен людей. Влиятельных людей. Но об этом как-то забывается, когда начинаются волнения вокруг тех или иных участков границы. Это касается и таджикско-узбекской, и киргизско-узбекской, и даже киргизско-казахской проблемы, но в меньшей мере. А они объясняются низовыми интересами не публичной части местной власти. Или публичной, но сросшейся с непубличной. Это очень важны и серьезный тормоз в регулировании приграничных споров», — сказал Грозин.


EADaily | EADaily
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO