Последние новости


Мечта президента. Почему Назарбаеву не дают Нобелевскую премию

10 октября 2017
743
0

Нобелевская премия мира в 2017 году досталась малоизвестной организации ICAN — «Международная кампания за ликвидацию ядерного оружия». Вершиной ее деятельности стал «Договор о запрещении ядерного оружия», который все еще не вступил в силу. Между тем на просторах бывшего СССР есть лидер, который начал борьбу с ядерной угрозой почти 30 лет назад и с тех пор семь раз выдвигался на Нобелевскую премию мира, в том числе и в 2017-м: президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

 

До того как стало мейнстримом

 

Свое решение Нобелевский комитет объяснил тем, что риск применения ядерного оружия сегодня выше, чем когда-либо, а значит — борьба с этой угрозой актуальна как никогда.

 

Об успехах ICAN на этом поприще известно лишь то, что благодаря ее деятельности в июле 2017 года в ООН был принят «Договор о запрещении ядерного оружия», который пока не вступил в силу. Пожалуй, и все.

 

В ICAN входят такие организации, как «Африканский совет религиозных лидеров — религии за мир», «Врачи мира за предотвращение ядерной войны», «Женская международная лига за мир и свободу» и другие мало известные широкой публике организации. Даже на фоне таких нобелевских лауреатов, как «Квартет национального диалога в Тунисе» (в 2015 году награда вручена ему за внедрение демократии по итогам революции 2011 года) и «Организация по запрещению химического оружия» (в 2013 году — за успехи в профильной деятельности), присуждение премии не очень-то известному сообществу еще менее известных организаций выглядит довольно странно.

 

И даже обидно. Ведь среди мировых лидеров есть тот, кто занимается проблемой ядерного разоружения уже третий десяток лет. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в этом году снова выдвигался на премию и снова остался не у дел. А между тем в Казахстане не устают напоминать, что борьбой с ядерной угрозой глава республики занимался еще в советское время. В Казахской ССР в 1989 году было инициировано антиядерное движение «Невада — Семипалатинск», как вспоминал его руководитель, поэт Олжас Сулейменов, оно было поддержано Назарбаевым. В 1991 году — уже под занавес существования Советского Союза — движению удалось добиться своей цели: указом президента Казахской ССР был закрыт Семипалатинский ядерный полигон.

 

Дальше — больше. После развала СССР великие державы, в том числе и США, обеспокоились тем, что советский ядерный потенциал достанется новообразованным государствам, и вместо одной ядерной державы появится несколько. В результате в 1992 году был подписан так называемый Лиссабонский протокол, согласно которому Украина, Белоруссия и Казахстан отказывались от ядерного оружия, уничтожали его или передавали России.

 

Впрочем, еще до подписания протокола, в декабре 1991-го, Москва и Вашингтон договорились, что США признают Российскую Федерацию единственным правопреемником СССР в ядерной сфере. При этом американцы обязались оказывать давление на другие советские республики, чтобы те побыстрее расстались с ядерным оружием.

 

Поэтому сейчас сложно судить, насколько добровольным было решение Украины, Белоруссии и Казахстана. Американские эксперты признавали, что в 1990-е годы основной задачей Вашингтона в Средней Азии было обезопасить себя от оружия массового поражения, доставшегося в наследство от СССР независимым республикам. Оно и понятно — развернутые в Казахской ССР ракеты были вне досягаемости американских средств средней дальности, развернутых в Европе, поэтому вывод ядерного оружия из Казахстана в Россию США считали своим дипломатическим успехом.

 

Тайная мечта

 

Тем не менее руководство Казахстана ядерное разоружение республики ставит себе в заслугу. «В то время, да и сейчас нередко слышишь о принижении этого мужественного шага нашей страны. Кое-кто утверждает, что отказ обусловлен другими фактами: невозможностью поддержать арсенал и так далее», — так в 2012 году Назарбаев критиковал тех, кто сомневался в добровольном отказе Казахстана от ядерного оружия.

 

Добровольный безъядерный статус Астана сделала частью своей внешней политики. О том, что Казахстан не оставил у себя советский ядерный арсенал, дипломаты и политики республики говорили довольно часто. «Казахстан заслужил моральное право призывать страны мира к отказу от ядерного оружия», — заявил в начале 2000-х казахстанский посол в Вашингтоне.

 

Именно отказ от ядерного оружия был основанием и для выдвижения президента Казахстана на Нобелевскую премию мира. Критики и сторонники Назарбаева уверены, что эта престижная международная награда — тайная мечта казахстанского лидера. Видимо, поэтому Назарбаева неоднократно выдвигали на соискание премии: в 2006 году его кандидатуру предлагали Ассамблея народов Казахстана и пакистанский теолог, в 2008-м — два члена конгресса США, в 2009-м — общественная организация из Чечни «Дети Казахстана», в 2010-м — Всемирная ассамблея тюркских народов, в 2011-м — Чечено-ингушский центр «Даймохк», в 2013-м — атаман казаков Казахстана. И уже в феврале 2017-го директор научно-исследовательского института Офиса мира в Швейцарии Алин Варе на своей странице в Facebook сообщил, что выдвинул Назарбаева кандидатом на Нобелевскую премию мира за усилия по уничтожению ядерного оружия. И, как отметил казахстанский политический эксперт Айдос Сарым, «выдвижение в этом году Назарбаева на Нобелевскую премию — не последнее».

 

Сарым уверен, что выдвижение 2017 года, как и все прочие, связано с амбициями Назарбаева. «Прежде всего он действительно придает большое значение вопросам ядерного разоружения и той роли, которую он сыграл в отказе от ядерного оружия, в ядерной демилитаризации Казахстана и региона. Эта амбиция здоровая, но из-за наших клерков, чиновников и прочих лизоблюдов она приобретает иногда гротескные формы», — отметил политолог.

 

Говоря о шансах Назарбаев на получение премии, эксперт отметил, что не исключает такой возможности: «В политике никогда нельзя говорить "никогда". В конце концов, Ясир Арафат, которого в свое время объявили террористом, тоже получал Нобелевскую премию, да еще и вместе с премьер-министром Израиля».

 

Президент-миротворец

 

О том, что Назарбаев давно надеется получить Нобелевку, знают не только политологи, но, наверное, все взрослое население Казахстана. «Опять прокатили. Нобелевская премия мира ушла в ICAN», — так выразил один из блогеров в Facebook общее отношение граждан республики по поводу выбора Нобелевского комитета в 2017-м.

 

Сторонникам Назарбаева есть что предъявить Нобелевскому комитету и помимо его былых заслуг в борьбе с ядерным оружием: президент регулярно выступает с миротворческими инициативами и участвует в «челночной» дипломатии.

 

Еще в 1991 году он отправился вместе с тогдашним президентом России Борисом Ельциным в Баку — мирить азербайджанцев и армян. Но уже в следующем году новообразованные государства окончательно поделили наследие советской армии и развернули полномасштабные военные действия. Лишь в 1993 году, после того как к власти в Азербайджане вернулся Гейдар Алиев, ситуация стабилизировалась, а война фактически завершилась. В 1994 году стороны подписали в Бишкеке соглашение о прекращении огня.

 

Назарбаев выступал посредником и в переговорах между сторонами гражданской войны в Таджикистане. В 1995 году прошла встреча в Алма-Ате, по итогам которой противники договорились об обмене пленными. Но война прекратилась только в 1997 году: подписать в Москве мирное соглашение Душанбе и оппозицию заставили Россия, Иран и Узбекистан.

 

В 2014 году Назарбаев предлагал свою помощь в налаживании мирного процесса на юго-востоке Украины: призывал лидеров заинтересованных государств «лично встретиться, сесть за стол переговоров, найти компромисс, остановить всю эту вакханалию». Президент Казахстана тогда определил причину всех бед на Украине: «Нет стабильности и согласия в обществе». Впрочем, эти усилия никак не повлияли на ситуацию в Донбассе.

 

В 2017 году Казахстан предложил свою столицу Астану в качестве площадки для переговоров по Сирии. Но и это никак не повлияло на интенсивность боевых действий.

 

Словом, участие во всевозможных мероприятиях «за мир во всем мире» — долгосрочная стратегия казахстанского лидера и основа его дипломатии. На этом пути Назарбаев все же добился определенных успехов: в 2010 году Астана председательствовала в ОБСЕ; в 2011-м — в Организации исламской конференции; в 2017 году Казахстан стал непостоянным членом Совбеза ООН. Можно предположить, что дипломатия Казахстана во многом определяется амбициями его лидера.

 

Не простили контекста

 

С другой стороны, там, где президент Казахстана имеет прочные позиции, он действует эффективно и успешно. Политолог, член Центрального комитета Коммунистической народной партии Казахстана Султанбек Султангалиев напоминает, что урегулирование отношений между Москвой и Анкарой после того, как турецкие ВВС сбили в 2015 году российский Су-24, происходило при активном участии Назарбаева. При этом, по мнению эксперта, миротворчество казахстанского лидера в этом конфликте могло стоить ему получения Нобелевской премии. «Не исключаю той версии, что западный истеблишмент не простил президенту проведение такой активной внешней политики в ненужном для Запада контексте», — отмечает Султангалиев.

 

Каковы бы ни были причины выбора Нобелевского комитета в 2017 году, очевидно, что ядерное разоружение советских республик, которое они провели в начале 1990-х, сейчас уже не столь актуально. Как гласит один из принципов политики, «оказанная услуга ничего не стоит». Поэтому за Нобелевскую премию тот самый «западный истеблишмент» может потребовать еще чего-то. А это означает, что неполучение Назарбаевым этой престижной международной награды — факт скорее положительный.


Роберт Берновский | Лента.ру
  • Не нравится
  • +9
  • Нравится
Читайте также:
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO