Последние новости


Казахстан усиливает контроль над СМИ: причины и риски

25 октября 2017
708
0

Новость о том, что Казахстан запретил вещание телеканала Russia Today (RT), а также входящих в него телеканалов RT Documentary и RT Documentary HD в сетях кабельного и спутникового вещания, прошла без особого ажиотажа. Это объясняется довольно просто. Во-первых, дискуссия о топливном кризисе в стране резко перетекла в обсуждение ситуации на границе Казахстана и Кыргызстана и заявлений экс-президента Алмазбека Атамбаева. На этом фоне информация о закрытии телеканалов сильно померкла. Во-вторых, при самом поверхностном знакомстве с этой темой становится очевидным, что за запретом вещания стоят не политические причины, а законодательные требования и вопросы финансовой целесообразности.

 

Бизнес и ничего личного

 

Дело в том, что в казахстанском законе «О телерадиовещании» есть норма, согласно которой иностранные телеканалы, вещающие в Казахстане, обязаны пройти регистрацию и открыть собственное представительство на территории РК в форме юридического лица. Более того, для открытия представительства необходимо участие казахстанского партнера. При этом иностранный телеканал может владеть не более чем 20% акций/долей/паев от их общего числа.

 

А учитывая, что с лета 2016 г. реклама на иностранных телеканалах, вещающих на территорию РК, запрещена, присутствие на казахстанском телерынке становится экономически невыгодным.

 

Кстати, пресс-служба RT именно так объяснила свое решение не проходить регистрацию: «В Казахстане изменилось законодательство: теперь любой иностранный телеканал может вещать, только если зарегистрировал местное представительство, причем обязательно вместе с местным партнером, который при этом обязательно должен быть мажоритарным партнером. Мы посчитали затраты нецелесообразными на данный момент, тем более что у RT нет новостного вещания как на русском, так и на казахском языках».

 

Кстати, по той же причине одновременно с RT в Казахстане прекратили вещание KBS World, ATV ТВ, TV5, Bloomberg и «Беларусь 24».

 

Очевидно, что эта законодательная норма направлена на то, чтобы контролировать зарубежные СМИ, присутствующие на казахстанском информационном поле. Надо отметить, что тренд на усиление контроля над информационным пространством возник довольно давно.

 

Три кита медиасферы Казахстана

 

Для контроля над содержанием информационных потоков в Казахстане была создана система, включающая в себя 3 основных компонента. Это законодательные ограничения для редакций и собственников СМИ, контролируемые центры формирования информационной повестки, например, Служба центральных коммуникаций, и финансовые способы контроля СМИ через государственный социальный заказ на освещение приоритетных направлений политики и экономики.

 

Надо отметить, что эта модель, которую можно назвать этатистской, действовала довольно успешно, да и сейчас еще окончательно не утратила эффективности.

 

Государственная власть играет ведущую роль не только в формировании, но и в практической реализации информационной политики, что создает ощущение управляемости и подконтрольности.

 

Действительно, такая модель обладает рядом достоинств.

 

Во-первых, ее отличает контролируемость, т.е. достаточно высокая степень управляемости СМИ, встроенных в систему идеологического обеспечения власти.

 

Во-вторых, для нее характерна широта охвата аудитории. Большинство СМИ, ретранслирующих информацию и участвующих в информационно-идеологической работе, имеют традиционно высокий рейтинг по РК. У них есть сложившиеся группы постоянных читателей и зрителей, и физически они составляют значительный сегмент информационного пространства.

 

В-третьих, она позволяет демонстрировать некую «идеологическую сплоченность». Объединение ведущих государственных СМИ значительно снижает возможности развязывания полномасштабной «информационной войны» между элитами. Кроме того, когда разные СМИ выдвигают единые идеологемы, месседжи, это позволяет унифицировать информационно-идеологическую работу.

 

В-четвертых, стимулируется процесс саморегулирования СМИ. В результате центральные СМИ, проводящие единую информационную политику, становятся в своем роде идеологическим ориентиром для региональных масс-медиа.

 

Под контроль

 

Стремление еще больше усилить подконтрольность СМИ, найти новые способы влияния на редакции  проявляется все ярче. Центральной темой, обсуждаемой в экспертном и журналистском сообществе Казахстана в последнее время, стал законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информации и коммуникаций». Он предусматривает поправки в законодательство, разработанные Министерством информации и коммуникаций (МИК). Проект закона предполагает внесение изменений в 16 законодательных актов. Казахстанские журналисты и медиа-эксперты уже назвали его беспрецедентно жестким, ограничивающим условия работы журналистов и способствующим усилению самоцензуры.

 

Вкратце рассмотрим наиболее одиозные предложения разработчиков. Искоренить анонимность в интернете предполагается через «заключение соглашения между собственником и пользователем информационного ресурса». Т.е., например, человек желающий оставить комментарий, должен пройти регистрацию на портале информационного правительства или на другом специализированном ресурсе. После чего он предоставит свои идентификационные данные в редакцию, и лишь после этого сможет опубликовать комментарий.

 

Еще более феерично предлагается избавить информационное пространство от «фейковых» новостей. Для этого журналистов обяжут «проверять достоверность информации путем направления запросов соответствующим лицам и организациям». Учитывая скорость, с которой организации реагируют на запросы журналистов, возможно 2 варианта событий: либо редакции останутся без новостей и перейдут на развлекательный формат работы, либо «новости» будут выходить с большим опозданием.

 

Норма, согласно которой казахстанские журналисты, работающие на зарубежные СМИ, должны проходить аккредитацию в МИД РК, выглядит как желание ограничить выход информации за рубеж.

 

Если она будет принята, то, например, для того, чтобы опубликовать эту статью, автору нужно будет заручиться официальным разрешением внешнеполитического ведомства. И подобных поправок в новом законопроекте очень много.

 

Эксперты, знающие специфику «политической кухни» и законодательной практики Казахстана, полагают, что, скорее всего, данные поправки будут внесены, за исключением слишком уж «экзотических». Конечно, это позволит усилить контроль над СМИ, но не слишком ли дорого они обойдутся такой сфере, как безопасность страны, в первую очередь, информационная?

 

Стоит ли игра свеч?

 

Стремление любого государства контролировать медиа-сферу понятно и оправданно. Но нормально функционирующая медиа-среда нуждается лишь в создании условий для ее развития. Когда контроль становится пристальным, когда редакционная политика попадает под «диктат» уполномоченных органов, высвечиваются все ее проблемные узлы. В Казахстане эти недостатки стали заметны последние 5-7 лет.  

 

Во-первых, это динамическая неустойчивость концентрированной системы управления СМИ, обусловленная высокой степенью административной и финансовой зависимости СМИ от учредителей. Зачастую учредителями выступают государственные либо квазигосударственные структуры – НДП «Нур Отан», МИК, холдинг «Зерде», АО «Казконтент».

 

То есть, по сути, повторяется прежняя ситуация, когда СМИ чрезвычайно сильно зависели от элитных групп, которые выступали их учредителями.

 

Во-вторых, происходит процесс деформации СМИ, который заключается в том, что существующая система не ориентируется на зрителя, слушателя. Идет процесс выхолащивания качественных СМИ, творческого начала в них. Это логически  приводит к творческой стагнации. Ведь в условиях, когда редакция, вне зависимости от того, удалось им заинтересовать читателя/зрителя, получит деньги через систему госзаказа, журналисты теряют стимул хорошо делать свою работу. В результате зритель «голосует кнопкой на пульте».

 

Кстати, возвращаясь к информационному поводу, надо отметить, что определенная «зачищенность» информационного поля от продукции зарубежных СМИ тоже обусловливает низкую мотивацию СМИ к выпуску конкурентоспособной продукции.

 

В-третьих, снижение доверия к СМИ со стороны населения, то есть преобладание имиджевых целей над функциональными. В результате население искренне недоумевает, когда, например, в нефтедобывающей стране начинается топливный кризис. Это выливается в утрату доверия к официальным источниками информации, сохранение или возрастание рейтинга альтернативных, в первую очередь зарубежных СМИ.

 

Наконец, в-четвертых, происходит искажение «картинки» существующей реальности у власти, что чревато усложнением процедур разработки, принятия и реализации политических решений и прогнозирования общественно-политических процессов.

 

Реакция казахстанцев на изменения в Земельный кодекс весной 2016 г. высветила два важных момента.

 

Односторонняя коммуникация от власти к обществу привела к тому, что социальный протест стал для государства полной неожиданностью, оно оказалось не готово к его локализации и минимизации.

 

Еще один момент – работа по «информационной обкатке» поправок в Земельный кодекс оказалась неэффективной, несмотря на очень серьезные финансовые вливания в СМИ и пристальный контроль за этой сферой.

 

Таким образом, проявились все недостатки существующей системы управления информационными потоками. Можно предположить, что принятие обсуждаемых поправок усугубит ситуацию, законсервировав неконкурентоспособность казахстанских СМИ, а это несет потенциальные риски для информационной безопасности страны.


Антон Морозов | Евразия Эксперт
  • Не нравится
  • +5
  • Нравится
Читайте также:
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO