Последние новости


Вопросы истории. Идеологические итоги встречи президентов в Челябинске

24 ноября 2017
611
0

На недавней встрече в Челябинске Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев, помимо демонстрации абсолютного взаимопонимания и заявлений о высоком уровне взаимной поддержки, выразившемся в восьми двусторонних документах о сотрудничестве, сделали одно интересное заявление о недопустимости пересмотра исторических событий в угоду текущим интересам.

 

«Главы двух государств считают категорически неприемлемыми любые попытки очернения исторически значимых для народов России и Казахстана событий прошлого, связанных, прежде всего, с общей историей в рамках единого государства, героической Победой в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, послевоенным обустройством на континенте», – говорится в совместном заявлении по случаю 25-летия установления дипломатических отношений между Казахстаном и Россией.

 

Пожалуй, это первое совместное заявление подобного рода, сделанное на самом высоком уровне. До этого о недопустимости пересмотра итогов войны и подходов к ее оценкам говорили лишь главы министерств иностранных дел стран ОДКБ.

 

Разумность подобного подхода не вызывает сомнений, поскольку исторические связи и события могут выступать как в качестве гарантии позитивной динамики двусторонних отношений, так и в качестве фактора раздора. К сожалению, довольно часто интерпретациями исторических фактов занимаются не профессиональные историки, а политики. В результате фолк-версии исторических событий всплывают либо в период юбилейных дат, либо накануне принятия важных, стратегических решений, например во время обсуждения цен на энергоносители или ставок таможенных платежей.

 

Как следствие, общее историческое прошлое в национальных квартирах занимает разные места, история становится этноцентричной. Одни и те же события рассматриваются через призму интересов автохтонных народов. Ситуация – не самая простая и приятная, ибо, во-первых, это порождает противоречия между соседями и странами-партнерами, а во-вторых, работает на раскол общества внутри страны.

 

Праздники раздора

 

Неслучайно главы двух стран упомянули в своем заявлении победу в Великой Отечественной войне. Пространство СНГ уже давно поделилось на несколько групп стран, по поводу отношения к этому празднику.

 

Традиционный подход ко Дню Победы по крайней мере на официальном уровне сохранился в Армении, Беларуси, России и Казахстане, а также в непризнанных международным сообществам государствах, находящихся на территории бывшего СССР.

 

Полностью поменялись оценки в Грузии, Прибалтике и на Украине. А Азербайджан, Молдова, Туркменистан и Узбекистан частично сместили акценты этого праздника. Собственно, даже исходя из названий понятно, что отношение к нему очень разное: День победы над фашизмом – Азербайджан, Праздник победы и мира – Армения, День победы и памяти героев, павших за независимость родины – Молдова, День победы в Великой Отечественной войне – Таджикистан.

 

Это происходит потому, что Великая Отечественная война – одна из немногих оставшихся «духовных скреп», объединяющих бывшие страны СССР. И именно поэтому героям войны и ее оценкам так достается.

 

Но если к дате 9 мая в части бывшего СССР сохраняется уважительное отношение, то по отношению к другим праздникам бывшего СССР этого не наблюдается. Возьмем более актуальный пример – 7 ноября. День Октябрьской революции за 25 лет развития в альтернативной коммунизму парадигме из главного символа исторической общественной формации либо превратился в праздник абсолютно противоположный по смыслу, либо вообще был забыт.

 

Попытки осмыслить значимость революции наблюдаются, по-нашему мнению, лишь в России. Но и там они в основном идут в формате культурного мейнстрима: только к юбилею было выпущено 4 сериала – «Демон революции», «Троцкий», «Крылья империи» и экранизация романов Алексея Толстого «Хождение по мукам». Раньше вышли многосерийные «Котовский» и «Адмирал», тоже повествующие об этом отрезке истории.

 

Казахстан, кстати, совместно с Россией в 2008 году снял «Мустафу Шокая» – фильм, где главный герой рассматривает революцию как шанс для создания автономии, но позднее разочаровавшийся в ней. Остальные попытки понять, что же дала революция Казахстану, ограничиваются публикациями в прессе, научными трудами и конференциями. При этом в последних четко просматривается тренд на героизацию деятелей партии «Алаш», объективно проигравших большевикам.

 

Если нет реальных дел, не спасет PR-отдел

 

Кстати, несмотря на более чем скромное внимание к этой дате со стороны официального идеолого-пропагандистского аппарата, в канун 7 ноября в казахстанском сегменте социальных сетей встречались поздравления с годовщиной Октябрьской революции.

 

Почему спустя 20 лет после поражения глобального коммунистического проекта идеологические артефакты той эпохи оказываются востребованными? Причем востребованы они людьми взрослыми, состоявшимися, которых никак нельзя назвать апологетами коммунизма.

 

На наш взгляд, дело в том, что все попытки новых независимых государств (ННГ) создать идеологию хотя бы отдаленно приближенную по масштабу к коммунистической, нельзя считать состоявшимися. Большинство идеологических концептов ННГ базировались на отрицании всех прежних достижений. Практически с самого начала независимого развития стало происходить постепенное разрушение идентификационных ценностей советской политической системы. Оказался разрушенным формировавшийся десятилетиями образ мира, следствием чего стала массовая дезориентация, утрата идентификации как на индивидуальном, так и на общественном уровне.

 

В условиях образовавшегося идеологического вакуума альтернативой для граждан стала этническая принадлежность. К чему это привело – видно: практически все непризнанные государства на пространстве бывшего СССР, образно выражаясь, наступили на грабли национализма.

 

Тут необходимо также отметить ретроспективную направленность в попытках выстроить новую идеологию. Т.н. лидеры общественного мнения первых лет независимости зачастую апеллировали к историческим событиям и личностям, исходя из простого принципа: если те были против советской власти, если пострадали от нее, значит они новые герои, которых надо идеализировать. Такой упрощенный подход не мог оказаться эффективным. Еще и поэтому общество до сих пор атомизированно.

 

Справедливости ради надо отметить и то, что использование истории в качестве «служанки идеологии» в советский период также не позволяло «отделить зерна от плевел».

 

Наконец, самое главное – советская идеология была подкреплена реальными достижениями, имиджевые цели не отрывались от функциональных. Иначе говоря, большинство идеологем не расходилось с действительностью: индустриализация в сжатые сроки, победа над самой сильной армией мира, покорение космоса, социальные блага – все это действительно присутствовало и наполняло идеологические тезисы реальным содержанием.

 

Ревизия истории неконструктивна

 

Призывы лидеров двух стран позволяют понять, что идеологическая ситуация в рамках в т.ч. и Евразийского союза не вполне благополучна. Запрос на понятную и четкую идеологию присутствует и на уровне правящих политических элит, и на уровне обществ.

 

При этом отказ от совместной истории, ее ревизия и пересмотр содержания основных исторических дат представляются неконструктивными, так как в идеологии должна просматриваться связь между прошлым и настоящим.

 

При всем при том очевидно, что попытки пересмотреть историю будут продолжаться. В ряде случаев они уже имеют результат – в Прибалтике, Грузии и на Украине отказываются от общего исторического наследия. Не исключено, что в дальнейшем их будут предпринимать и другие партнеры России по бывшему СССР. Это неизбежно, так как идеологическая борьба – это такой же фронт геополитической конкуренции, как экономика, и интеграция на постсоветском пространстве невыгодна другим геополитическим игрокам.

 

А это значит, что надо наполнять интеграционные инициативы реальным содержанием.


Антон Морозов | Ритм Евразии
  • Не нравится
  • +8
  • Нравится
Читайте также:
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO