Последние новости


Россия заставит Запад играть по ее правилам

16 апреля 2018
355
0

Новый кризис в отношениях или угроза реальной войны?

 

Натовские бомбардировки Дамаска многим напомнили Карибский кризис 1962 года, когда весь мир оказался на пороге ядерной войны двух равновеликих сверхдержав. Кто-то же вспоминал нападение на Югославию в 1999 году, когда Россия фактически бессильно взирала на военную агрессию НАТО.

 

Казалось бы, и на сей раз Кремль не сумел предотвратить агрессию. На самом деле, вероятно, были включены мощные дипломатические рычаги, чтобы минимизировать ее последствия. Ведь бомбардировки оказались по сути символическими: военные объекты эвакуированы заранее, большинство ракет перехвачено ПВО, жертв не было. При этом Владимир Ермаков, директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ успел сделать заявление, что Россия имеет возможность дать достойный ответ на любую попытку силового давления со стороны США. В чем будет заключаться этот «достойный ответ»? Неужели войны не избежать?

 

Жизнь по принципу «лишь бы не было войны»

 

Всю прошлую неделю федеральные телеканалы массированно подготавливали россиян к возможному началу новой глобальной войны. Тем, кто поддался панике, даже давали практические советы: в каких подземных убежищах стоит укрываться в случае ядерного удара (подходят, оказываются, даже не все станции метро), какие продукты нужно брать с собой в бомбоубежище. А петербургские журналисты даже обнаружили появившиеся на сайтах объявлений подвалы и бомбоубежища — цены на них неожиданно подскочили.

 

Фонд «Общественное мнение» решил узнать у россиян, как они оценивают резко накалившуюся международную обстановку. 47% россиян считают, что реальная угроза масштабной войны между Россией и странами НАТО существует, противоположного мнения придерживаются 39%, затруднились ответить 14%.

 

38% опрошенных считают, что вероятность масштабной войны между Россией и странами НАТО сейчас выше, чем была во времена правления Леонида Брежнева. 53% россиян оказались убеждены, что вся политика Москвы в последнее время способствует снижению риска глобальной войны, зато 15% были твердо уверены в обратном — что проводимая Кремлем политика лишь увеличивает риск военного столкновения с НАТО.

 

Среди тех, кто убежден, что политика России способствует снижению риска войны, 17% уверовали, будто у Москвы миролюбивая позиция и она стремится решать все вопросы дипломатическим путем, а 8% респондентов подчеркнули, что военный риск уменьшается исключительно за счет увеличения авторитета российского президента Владимира Путина.

 

Запад плохо представляет Россию

 

«Свободная пресса» откровенно обсудила международную ситуацию с доктором политических наук Эльханом Нуриевым, членом экспертно-консультативного совета «Воссоединяя Евразию» (Женева, Швейцария).

 

— Эльхан Эльдарович, сейчас и в российской, и в западной прессе все чаще пишут о «новой холодной войне», а после бомбардировок Сирии появился термин «Карибский кризис-2». Вы согласны с тем, что мы сейчас возвращаемся в худшие застойные времена?

 

— Многие политологи-международники сегодня спекулируют на этом, говоря о новом разделении Востока и Запада, о том, что нужно готовиться к Третьей мировой войне. Но с моей точки зрения как эксперта, который двадцать лет проработал в «мозговых центрах» Европы и США, все то, что происходит сейчас в отношениях между Россией и Западом, это не возобновление «холодной войны», когда существовало четкое разделение мира на военно-политические блоки.

 

Это великая геополитическая игра с очень высокими ставками, которая подпитывается конкурирующими стратегическими интересами основных держав мира и десятилетиями взаимного недоверия. Ведь нужно откровенно признать, что после распада СССР между Россией и Западом не было атмосферы доверия.

 

— Даже при Ельцине?!

 

— Да, я слышу на различных международных конференциях позиции политологов, которые считают, что с Борисом Ельциным можно было легче договориться. Я с этим не согласен. На самом деле Россия и при Ельцине, и особенно при Евгении Примакове (министр иностранных дел в 1996—1998 годы — Ред.), пыталась отвечать на вызовы, которые ей бросали США и Запад в целом.

 

С приходом Путина в 2000 году ситуация стала еще быстрее меняться: Россия стала возвращаться в глобальную политику. В последние годы даже появился термин в английском языке, который активно используют аналитики, — global Russia, глобальная Россия.

 

Все происходящее в мире мне напоминает шахматную партию, в которой Путин прекрасно видит игровое поле целиком и движущиеся по ней фигуры, а Запад — не видит. На мой взгляд, Запад недооценивает не только российскую роль, он плохо представляет и других глобальных игроков, в том числе Китай.

 

Две недели назад в научном журнале «Россия в глобальной политике» была опубликована моя статья, в которой я писал: чем больше Запад будет пытаться настроить весь мир против Москвы и Пекина, демонизируя Россию и сдерживая Китай, тем быстрее Владимир Путин и его китайский коллега Си Цзиньпин расширят политико-стратегическую ось Евразийского региона, включив туда постсоветские страны.

 

— Ну а что, на ваш взгляд, в нынешней ситуации должен делать Владимир Путин: идти на дальнейшую конфронтацию с Западом или договариваться?

 

— Владимир Путин — очень грамотный политик, который много проработал во внешней разведке, и поэтому хорошо представляет ту самую шахматную доску. Сравнивая ситуацию с шахматной партией, можно обратить внимание, что Запад стремится вести ее по периметру поля, избегая центра, где намного опаснее. А Путин — не избегает и мастерски делает смелые шаги с правильным мотивом и в подходящее время.

 

Поэтому, как мне кажется, он будет продолжать гибкую политику, действувуя различными методами, в том числе и до последнего задействуя дипломатический ресурс. Заметьте: в своих выступлениях он всегда называет Запад «коллегами», «партнерами». А в риторике западных лидеров можно слышать определения: Россия — враг, Путин — враг.

 

Когда я смотрю выступления Владимира Путина, то слушаю их от «А» до «Я». И мне всегда импонируют его заявления о том, что самый главный враг России — это не Запад, а внутренние экономические проблемы. И он заявляет о необходимости решения этих проблем, об усилении экономического потенциала, который в том числе позволит противостоять давлению со стороны Запада.

 

— На фоне нового витка «санкционной войны» можно ли говорить о том, что Россия оказывается в экономической изоляции?

 

— Да, Запад задействует такие механизмы как «Кремлевский список», экономические санкции. Но о какой изоляции России мы можем говорить, если даже Дональд Трамп в телефонном разговоре приглашает Владимира Путина встретиться, если Эммануэль Макрон готовится к визиту в Москву.

 

С одной стороны, мы сталкиваемся с воинственной риторикой, но в то же время Запад задействует методы track-two-diplomacy — это установление контактов и урегулирование международных конфликтов посредством специалистов, представителей НКО. Запад привлекает российских и пророссийских экспертов, чтобы выслушать их мнение.

 

И для России сегодня это также необходимо: нужно проводить форумы и конференции, приглашая туда уважаемых экспертов, в том числе с постсоветского пространства, чтобы они могли поделиться информацией и своим взглядом на международные вопросы.


Антон Чаблин | Свободная пресса
  • Не нравится
  • +5
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO