Последние новости


Узбекистан и Таджикистан разминируют границу и региональную интеграцию

26 апреля 2018
275
0

В ближайшее время Таджикистан и Узбекистан приступят к разминированию общей границы. По существу происходит судьбоносное событие: минный вопрос, почти двадцать лет вносивший раздор в систему взаимоотношений двух государств, наконец найдет свое разрешение. За снятием мин на таджикско-узбекской границе последует цепь важных процессов, начиная от разрешения пограничных проблем и нормализации отношений между двумя странами и заканчивая укреплением интеграционных связей в Центрально-Азиатском регионе и сохранением жизни сотен людей.

 

На минном поле

 

Для Таджикистана минный вопрос является актуальной проблемой. Страна, прошедшая в 1990-х годах через испытания гражданской войны, дестабилизацию обстановки на границе с Афганистаном, подвергшаяся массированному штурму афганских моджахедов, шедших на помощь воинствующей таджикской оппозиции, фактически превратилась в минное поле. Противоборствующие стороны активно устанавливали мины в центральных регионах страны, в том числе на пастбищах и полях. В целях воспрепятствования проникновения с афганской территории отрядов бандформирований и наркокурьеров создавались минно-взрывные заграждения вдоль государственного рубежа, разделяющего Таджикистан и Афганистан. Ввиду высокого уровня напряженности на афганской границе последняя мера была вынужденной. К слову, после передачи Группой пограничных войск Российской Федерации функций охраны таджикско-афганской границы в РТ таджикской стороне были исправно предоставлены формуляры минных полей.

 

Третья зона минных полей была создана Узбекистаном на узбекско-таджикской границе. Ее появление было тесно связано с событиями, разыгравшимися в 1999 и 2000 годах в результате вторжения боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ) в районах, прилегающих к стыку границ Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. 2 августа 2000 года отряды ИДУ появились на территории Сарийского района Сурхадарьинской области РУз. Как утверждали узбекские власти, «известные силы в Таджикистане создали условия и обеспечили проход для переправки этих бандгрупп на территорию Узбекистана». В Душанбе эту версию отвергли, выдвинув две своих: либо боевики пришли в данную местность из внутренних областей Узбекистана, либо просочились из Афганистана.

 

В этой ситуации Ташкент принял решение заминировать все возможные проходы на узбекско-таджикской границе. На практике республика, заявив о стремлении отгородиться от угрозы терроризма, якобы исходящей с территории братского соседа, отгородилась на долгие годы от него самого. Карты минных полей Узбекистан соседу не предоставлял. В результате была заложена «мина» длительного действия, повлиявшая на всю систему взаимоотношений двух стран. Эксперты, например, после установки мин, упрямо утверждали, что Узбекистан одновременно преследует цель решить спорные с Таджикистаном пограничные вопросы в свою пользу. Мины в приграничье лишили возможности вести конструктивный разговор о делимитации границы, до демаркации дело вообще не дошло.

 

По данным Госкомитета по землеустройству и геодезии РТ, протяженность таджикско-узбекской границы составляет 1332 километра. Из общей ее протяженности речная граница составляет 105 километров, а сухопутная – 1227 километов. Согласовано, подписано и ратифицировано соглашение о делимитации и демаркации общей границы протяженностью около 1240 километров.

 

Как заявлял летом прошлого года глава Госкомитета по землеустройству и геодезии Раджаббой Ахмадзода, «спорным остается примерно 93 километра таджикско-узбекской границы». Где-то здесь – на этих километрах – как раз и заложены те самые мины, подрывавшие все прошедшие годы не боевиков-террористов, а мирных жителей и добрые отношения между народами двух стран, а вместе с ними – безопасность региона. Радио «Озодлик» («Свобода»), подчеркивая неофициальность данных, утверждает, что напряженность во взаимоотношениях между Узбекистаном и Таджикистаном все прошедшие годы создавали заминированные участки площадью 9,5 кв. км. Так это или нет, остается тайной, но сами районы минирования можно определить по многочисленным отметинам на земле, оставленным взорвавшимися минами.

 

Чужие здесь не ходят

 

Не прошло и нескольких дней после минирования границы, как на участке Ханабад Исфаринского района Согдийской области Таджикистана подорвались шесть мирных таджикских граждан. С 29 августа 2000 года начался отчет жертвам необъявленной минной войны. По данным на 2011 год от взрывов мин на границе пострадало более 160 человек, из них 76 погибли. В их числе – 15 детей и пять женщин.

 

Показательным в этом отношении стал 2004 год. 22 января в Ашатском районе на мине подорвался таджикский пастух Элмир Пардаев. В феврале погиб житель этого же района Махзун Кузиев. 9 февраля на территории Узбекистана были обнаружены человеческие останки. В ходе следствия по фрагментам одежды сотрудникам правоохранительных органов удалось установить личность погибшего. Им оказался житель города Исфары Тошпулот Ахмедов, который в конце 2001 года выехал в Узбекистан и с того времени считался без вести пропавшим. Причиной смерти стал подрыв на мине. 25 марта подорвался пасший скот подросток, житель поселка в Канибадамском районе. На следующий день с жизнью попрощались трое 13-14-летних подростков из Ханабада. Дети, возвращаясь домой, забрели на минное поле. Двое подростков от полученных осколочных ранений скончались на месте, третий умер в больнице.

 

Удивляться тому, что погибшие оказались на заминированных участках, не приходится – испокон веков их предки свободно, без ограничений перемещались по этой местности. Характерно, что сведений о подорвавшихся на минах боевиках не поступало.

 

Для Таджикистана минный вопрос – это огромная проблема с множеством личных человеческих трагедий. В связи с этим в мае 2016 года парламент страны рассмотрел предложенный правительством страны законопроект «О гуманитарной противоминной деятельности». Представляя документ, директор Национального минного центра РТ Мухаббат Иброхимзода заявил, что за последние двадцать лет при подрыве на минах погибли 374 гражданина республики, еще 485 таджикистанцев получили ранения. В ходе разминирования получили травмы 20, а погибли двое таджикских саперов. С их участием в Таджикистане за указанный период разминированы 16,3 кв. км территории, обезврежены около 56 тыс. мин.

 

По оценкам швейцарского Фонда по разминированию, проводившего совместно с Центром по минным вопросам Таджикистана изучение минной темы, в 2008 году на территории республики насчитывалось 208 участков для проведения операций по разминированию с площадью в 9 млн. кв. м и 360 неисследованных минных полей с площадью в 5,8 млн. кв. м, где, как предполагается, установлены более 200 тыс. противопехотных мин. Площадь заминированных участков на таджикско-узбекской границе, как сказано выше, неизвестна, в то время как именно они вызывают особое беспокойство. К тому же, если во внутренних регионах республики и на таджикско-афганской границе разминирование проводится систематически, то на линии соприкосновения с Узбекистаном этот процесс не начинался.

 

Справедливости ради заметим, что в начале XXI века Ташкент неоднократно заявлял о проведенных им односторонних разминированиях на территории Сурхадарьинской области. По заявлению узбекского представителя на встрече пограничных служб государств – участников СНГ, проведенной 20 октября 2005 года, на сурхандарьинском направлении было очищено около 20% заминированных участков. Достоверность данных сведений не подтверждена ни заинтересованной таджикской стороной, ни представителями различных международных организаций, отслеживающих минную ситуацию в регионе.

 

Подлежат разминированию

 

Решение о начале разминирования участков таджикско-узбекской границы было принято в ходе государственного визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Таджикистан, состоявшегося 9-10 марта с.г. Тогда главы двух государств в совместном заявлении об укреплении дружбы и сотрудничества «приветствовали создание совместной таджикско-узбекской рабочей группы по вопросу обезвреживания участков инженерных заграждений в приграничных территориях двух стран и отметили необходимость завершения данной работы в 2018-2019 годах».

 

Как сообщил 17 апреля директор Национального минного центра Таджикистана М. Иброхимзода, в настоящее время недавно созданная совместная рабочая группа начала подготовку к операции по очистке заминированных территорий. Пресс-секретарь Главного управления погранвойск Госкомитета нацбезопасности РТ Мухаммад Улугходжаев добавил, что в данную рабочую группу входят также представители погранвойск. По его словам, совместная комиссия «тщательно изучит, на каких участках узбекско-таджикской границы находятся противопехотные мины» и составит график разминирования.

 

«Скорее всего, разминирование общей границы начнется в середине мая текущего года», – отметил источник в правительстве Таджикистана, при этом воздержавшись от уточнения, какие именно участки общей границы останутся заминированными. «Такие сведения засекречены, но я убежден в том, что, когда начнется процесс разминирования, представителей СМИ пригласят наблюдать за этим», – подчеркнул он.

 

По словам таджикского эксперта Махди Собира, разминирование участков совместной границы принесет пользу гражданам с обеих сторон – «разминированные тысячи гектаров земель можно использовать для нужд сельского хозяйства и животноводства. Самое главное, разминирование общей границы поможет предотвратить сотни человеческих смертей».

 

27 марта Шавкат Мирзиёев, выступая на международной конференции по Афганистану «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие», подчеркнул, что «безопасность неделима, и ее можно обеспечить лишь совместными усилиями. Мы не должны, а точнее, не имеем права воспринимать одни угрозы «своими», а другие «чужими».

 

Пограничная, афганская, минная темы, заявленные поэтапно Узбекистаном, свидетельствуют, что республика берет курс на комплексное решение региональной безопасности в интересах устойчивого развития страны и региона. Тем самым государство, извлекая уроки из собственных ошибок, заявляет о себе как о генераторе интеграционных процессов в Центральной Азии. И этим Узбекистан подает всем странам региона пример того, как нужно «разминировать» накопившиеся проблемы во взаимоотношениях между соседями. И все – во имя их же блага.


Иван Ларин | Ритм Евразии
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO