Последние новости


Толерантность в Таджикистане: немусульмане жалуются, власти не видят проблем, эксперты говорят об угрозах

21 мая 2019
516
0

38-летний Павел Холов исповедует христианство. Он сам родился и вырос в городе Нурек в мультикультурной семье: отец – таджик, а мать – русская. Павел рассказывает, что начал исповедовать религию по советам матери, которая была православной христианкой.

 

Сейчас он живет в Душанбе и работает экономистом. Многие его друзья и коллеги исповедуют ислам, поэтому в разговорах с ними вопросы о религии он старается обходить:  

 

«Многие мои друзья знают, что я не мусульманин. Некоторые из них, особенно люди среднего возраста, ничего не говорят. Но молодые коллеги, когда узнают о моей вере, сразу начинают держать дистанцию. Некоторые подходят и говорят: «Почему ты не стал мусульманином? Ведь ислам – истинная религия». Но в таких случаях я стараюсь не спорить», – говорит Павел.

 

Он рассказывает, что каждый день все сильнее ощущает рост религиозной нетерпимости и отсутствие толерантности в Таджикистане, где большинство населения – мусульмане.

 

По его словам, особенно сильно это стало ощущаться после 2014 года, когда заработала широкая пропаганда экстремистских групп среди таджикских граждан, в первую очередь, среди трудовых мигрантов в России.  


Слово «муртад» вновь стало популярным

 

Эксперты CABAR.asia обращают внимание, на то что впервые после гражданской войны в таджикском обществе вновь стало популярно слово «муртад», которое применяют к человеку, перешедшему из ислама в другую религию.

 

Под воздействием пропаганды около 2 тысяч граждан Таджикистана присоединилось к террористам ИГИЛ (запрещенной в Таджикистане и других странах региона организации). 

 

Наиболее резонансным и кульминационным итогом этой пропаганды стало бегство в Сирию и присоединение к ИГИЛ полковника Гулмурода Ҳалимова, командира ОМОН МВД Таджикистана.

 

По мнению экспертов, рост пропаганды экстремистских взглядов привел к снижению уровня толерантности в таджикском обществе.

 

В Таджикистане представители других религий, в том числе христиане и бахаиты говорят, что в обществе их называют «куфрами» (уничижительное клише в отношении представителей другой веры, немусульманин – прим.ред.). 

 

В этой связи поступают жалобы не только от приверженцев других культов но и от таджиков, отказавшихся от Ислама.

 

Все они говорят,что отношение окружающих мусульман к ним меняется в худшую сторону.

 

Семья, расколовшаяся на две части из-за религиозных противоречий 

 

25 лет назад, Рахим Амонатов женился на Адолат, разведенной женщине у которой уже был сын Амонулло. Рахим усыновил Амонуло, у них были очень хорошие отношения. Вскоре от совместного брака родился Хайрулло, и братья очень любили друг друга. Прошли годы, Амонуло стал студентом, подружился с ребятами, и однажды, зайдя в дом, объявил домашним, что не хочет быть мусульманином и перешел в другую религию. Отчима эта весть удивила, но он вел себя очень сдержанно. Постепенно Амонуло стал лидером своей общины и отношение соседей к его отчему стало ухудшаться.

 

«Со мной перестали здороваться соседи, не звали молиться в мечеть, хотя я исправно туда ходил, а однажды ребятишки во дворе стали меня дразнить: «отец пастора», «отец пастора»… Я был очень взбешен, когда Амонуло вернулся домой, мы сильно поругались», – рассказывает Рахим Амонатов.

В этом споре мать встала на сторону сына. В итоге отчим и пасынок перестали общаться.

 

«Наша квартира разделилась на два враждебных лагеря – мы с младшим, Хайрулло, держали рузу (уразу – прим) и вместе молились по пять раз в день, а Амонуло крестился и молился у себя в комнате», – говорит Рахим Амонатов.

 

Его супруга по-прежнему не приняла чью-либо сторону в конфликте и старалась быть мостом между мужем и сыном. Потом Амонуло без согласия отчима женился на девушке из своей общины и Рахим Амонатов выгнал пасынка из дома.

 

«Все эти годы мать общается с сыном тайком от меня. Таким образом, наша счастливая семья из-за религиозных предпочтений была разрушена. Спустя много лет, хотя я до сих пор читаю намаз и являюсь правоверным мусульманином, меня не покидает желание простить и вернуть сына обратно. Не знаю, удастся ли»? – задался вопросом Рахим Амонатов.

 

Джамолиддин Хомушов: Нельзя считать мусульманином того, кто не признает Иисуса

 

На фоне роста нетерпимости руководители Совета улемов призывают мусульман воздерживаться от агрессии в отношении приверженцев других религий.

 

Джамолиддин Хомушов, член Совета улемов – единственного органа Таджикистана имеющего право издавать фетвы в интервью CABAR.asia заявил, что исходя из требований ислама мусульмане должны с уважением относиться к приверженцам других религий, которые проживают с ними в одном обществе.

 

По словам Хомушова, для мусульманина одним из условий является наличие веры (имана) во всех предыдущих пророков.    

 

«Например, его нельзя считать мусульманином если он не признает Иисуса (пророк христианства, – прим. ред.). С другой стороны, священная книга мусульман – Коран всегда убеждает своих приверженцев хорошо обращаться со всеми людьми внезависимости от того, какой веры они придерживаются”, – сказал Хомушов.

 

По данным Комитета по делам религии РТ, по итогам переписи населения 2010 года, 99,4% населения являются мусульманами.

 

41,6 тыс. человек, или 0,6% от общего числа населения страны являются представителями других религий, сообщили Islamnews.tj в данном комитете в марте 2013 года.

 

Между тем, по данным турецкого информационного портала HaberVaktim на конец 2012 года, в Таджикистане ислам исповедовали 95% населения. Однако, портал не указал на основе каких источников получена эта цифра.

 

По данным отчёта Международной организации “Open Doors” в Таджикистане проживают 61,7 тыс. христиан или 0,7% населения страны.  Большинство из них – 72,1% православные. При этом только около 500 человек посещает церковь.

 

Международные правозащитные организации и страны Запада не раз критиковали Таджикистан за ограничение свободы религии. Например, в 201И5 году Госдепартамент США призвал власти Таджикистана соблюдать взятые на себя обязательства об уважении религиозных свобод и убеждений.  

 

В 2009 году в Таджикистане был принят закон о свободе совести и о деятельности религиозных объединений. Он запрещает любую агитацию религиозных идей вне религиозных общин. 

 

В феврале 2019 года баптистскую общину Таджикистана оштрафовали на 4000 сомони ($423), а Таможенная служба уничтожила 5 тысяч календарей, изъятых у этой организации в аэропорту Душанбе.

 

Экспертиза Министерства культуры выявила в календарях наличие признаков пропаганды чужой веры. А комитет по делам религий сообщил, что организация не получила предварительного разрешения на ввоз календарей, а количество последних намного превышало число сторонников баптизма в стране. 

 

Власти не видят проблем

 

Правоохранительные органы РТ не высказывали своего официального мнения о росте напряженности в обществе. Однако религиозные организации и структуры которые регулируют данные отношения в стране считают, что уровень толерантности общества не снизился.


По мнению чиновников, отсутствие стычек и конфликтов между приверженцами разных религий говорит об устойчивости религиозной толерантности в обществе.

 

Однако, Рустам Азизи, заместитель Директора Центра исламоведения при президенте Таджикистана утверждает, что в стране до сих пор не зарегистрировано ни одного случая конфликта между сторонниками разных религий. По его словам, приверженцы ислама не грубят сторонникам других религий, хотя и не приветствуют их.   

 

«В Таджикистане, где большинство исповедуют ислам, в основном это сунниты, на уровне государства и общества к сторонникам других религий относятся осторожно, но не враждебно. Нужно отметить, что общество суннитов сильно привязано к культурным традициям.  Все иное, будь это связано с религией или с культурой, люди не одобряют», – говорит Азизи.

 

Между тем, Джамолиддин Хомушов, представитель Совета улемов Таджикистана говорит, что выбор веры свободен и каждый совершеннолетний имеет право выбрать себе религию.

 

 По его словам, основная проблема в том что в последние годы таджикское общество получало информацию об исламе не от традиционных улемов, а из Интернета и спутниковых телеканалов.

 

«В таких условиях растет опасность проникновения экстремистских идей среди населения и таким образом, уровень религиозной толерантности может снизиться», – считает Хомушов.

 

Поэтому он посоветовал приверженцам других культов стараться не оскорблять ценности мусульман, чтобы не вызывать враждебной реакции.

«Оскорбление любых ценностей ислама может привести к нежелательным столкновениям в таджикском обществе», – считает Хомушов.

 

Ходизода: Ситуация похожа на времена СССР

 

Религиозный аналитик Фаридун Ходизода утверждает, что снижение уровня религиозной толерантности говорит о том, что общества закрыто для дискуссий и не хочет принимать мнение другого.

 

Эксперт рассказывает, что аналогичным образом во времена Советского Союза считали правильной    только коммунистическую идеологию, а все остальные идеи не принимали и осуждались. 

 

Законодательство Таджикистана за разжигание национальной и религиозной вражды предусматривает наказание, от пяти до восьми лет лишения свободы.

 

Наиболее крупнейшим проявлением религиозной нетерпимости последних лет в Таджикистане стало убийство в июле 2018 года в Дангаринском районе четверых иностранных туристов. Теракт совершили пятеро таджикских граждан, которые заявили что принесли присягу на верность Исламскому государству (запрещенной в Таджикистане и других странах региона организации). В Интернет размещено видео на котором зафиксирован момент принесения клятвы.

 

По мнению аналитиков, в случае если нетерпимость в обществе будет нарастать, соответственно будет повышаться вероятность повторения подобных терактов.

 

Саъди Юсуфи, эксперт по делам религий говорит, что религиозные споры между мусульманами и приверженцами неисламских конфессий не представляют особой опасности, если будут происходить только в рамках интеллектуального диспута.

 

Однако, по словам Юсуфи, угрозы для стабильности общества возможны в случае если эти споры выйцдут за рамки диспутов и социальных сетей.

 

«Нет проблем когда кто-то что-то не принимает или высказывает противоположную точку зрения, пока все это происходит на уровне интеллектуального спора или в социальных сетях.  Проблемы возникают тогда когда этот вопрос выплескивается на рынки и улицы», – сказал Саъди Юсуфи.


CABAR.Asia | CABAR.Asia
  • Не нравится
  • +2
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO