Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Религия
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Готовы ли казахстанцы протестовать против строительства религиозных объектов?

Александра Алёхова365инфо.кз
22 мая 2019

Религия может быть государственной идеологией, если при принятии решений учитываются интересы людей. Церковный вопрос в Екатеринбурге вызвал волну протестов и в других российских городах. Главный тезис митингующих везде одинаков — никто не против строительства церквей, повстанцы за сохранение мест общего пользования.

 

В Казахстане подавляющее большинство населения исповедует ислам. А по числу мечетей мы обгоняем Узбекистан, Азербайджан, Кыргызстан и Туркменистан

 

— в 2012 году такие данные озвучил тогдашний глава Агентства по делам религий Кайрат Лама Шариф. В частности, на тот момент в Казахстане регистрацию прошли 2 228 мечетей. Тогда как в Узбекистане их было 2 050, в Азербайджане — 1 700, в Кыргызстане — 2 200 и 400 в Туркменистане.

 

Возможны ли протесты светского населения против строительства культовых сооружений в нашей стране, и как на них отреагирует власть, прокомментировал политолог Рустам Бурнашев.

 

Теория и практика принятия решений

 

— Учитывая исламизацию населения в Казахстане, есть ли разница в государственной религиозной политике России и Казахстана? 

 

— Я не думаю, что события в Екатеринбурге связаны именно с религиозной политикой в широком плане. Скорее проблема в том, как принимаются решения. Насколько я знаком с ситуацией, люди выступали не против строительства какого-то религиозного сооружения. Речь шла о том, что они не хотели этого строительства в конкретном месте — в данном случае в сквере — и что решение было принято без согласования с населением.

 

Видимо, аналогичная волна сейчас прокатилась и в других российских городах. То есть речь идет о процессе принятия решений. Поскольку само по себе строительство любого религиозного сооружения проблем не вызывает, если это не затрагивает интересы населения.

 

Понятно, что есть некоторые отличия в религиозной теме между Россией и Казахстаном. Православие в России приобретает форму некоей государственной религии.

 

Есть очень четкая его поддержка со стороны руководства. Причем визуальная. Например, участие президента Владимира Путина, премьер-министра Дмитрия Медведева и других лидеров России в православных религиозных мероприятиях четко акцентируется.

 

У нас же государство относительно ключевых конфессий — ислама, православия и католицизма — занимает четкое нейтральное положение. У нас есть баланс.

 

Если мы в Казахстане столкнемся с ситуацией, когда какие-то религиозные объекты будут создаваться на территориях общественного пользования, возможно, возникнут и протестные настроения. У нас бывали массовые недовольства — например, при строительстве парковок. Понятно, что происходило это не в такой жесткой форме, как у россиян, но высказываются они иногда очень даже активно и открыто.

 

Религия как идеология

 

— В Казахстане к мусульманству относятся трепетно. И чтобы не задеть ничьих чувств, вряд ли протесты возможны, даже если религиозное сооружение соберутся строить в парке. Разве нет?

 

— Мы просто не сталкивались с такой ситуацией, как это произошло в России. У нас подобные вещи делаются с учетом пожелания людей, живущих рядом с будущим объектом.

 

В Алматы есть две мечети, положение которых могло бы вызвать недовольство рядом живущих горожан — Центральная мечеть и мечеть «Байкен» на Жандосова. Но там не затрагивались объекты общественного пользования, да и само решение принималось взвешенно.

 

— То есть в Казахстане власть реально отделена от религии? В России, к примеру, священнослужители освещают даже боевые ракеты. 

 

— Я бы не сказал, что у нас власть реально отделена от религии. Но у нас нет ставки на какую-то одну религию. Есть баланс между несколькими наиболее востребованными конфессиями. А связь государства с религией в Казахстане тоже достаточно тесная.

 

Например, участие чиновников при избрании Верховного муфтия — это факт. Факт и то, что у нас какая-то отдельная религия не становится предметом государственной идеологии.

 

И важно здесь не то, использует ли государство религию как идеологию, а то, как принимаются решения.

 

И учитываются ли при их принятии интересы местного населения. Религия может быть идеологией, никаких проблем с этим нет. В тех же США это так, но там невозможно построить религиозный объект, если население будет против.

-3
    1 945