Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Религия
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

«Два человека вошли в храм...» Фарисеям оправдания не было и не будет

Игорь БекшаевИА Регнум
10 февраля 2020

9 февраля, на литургии звучит известный сюжет о мытаре и фарисее: «Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк.18:10−14).

 

Мы обсуждали уже этот сюжет прежде, указывая на то, что синодальный перевод здесь сильно грешит неточностью и совершенно переворачивает понимание Христовой притчи, делая и мытаря, и фарисея — обоих — оправданными по результатам их молитвы. Одного «более», а другого «менее». Такое понимание есть фарисейская хитрость, никаких «более» и «менее» в этой притче нет. Это плутовство и бессмыслица считать «оправданным» того, кто перед Богом, лицемеря, сравнивая с собою, унижает другого человека, каким бы тот ни был. Будто бы Бог приемлет такое, не скрываемое, даже показное лицемерие. Вопреки тому (παρ' εκεινον), что наговорил о нем фарисей, мытарь вышел из храма оправданным: «Ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится». Таков смысл притчи. Фарисей же не оправдан никак, но «будет унижен».

 

Вот эти криво исполненные переводы позволяют фарисейству, то есть религиозному лицемерию, оправдывать свое существование и первенствующее положение во всяких «духовных вопросах». Фарисей осуждал? Да, но ведь все правильно при том исполнял. Значит за строгость к себе, за исполнение всего положенного — тоже оправдан. А мытарь хоть и не осуждал, но по всем признакам ведь грешник! Предатель, компрадор и кровосос. А грешник — это плохо. То, что мытарь — «все равно грешник», прямо вытекает из этого «более-менее», добавляя ко всему прочему новое фарисейское требование, что «осуждать — грех». Лицемерие при таком прочтении приобретает лишь новую статью о том, чего делать нельзя: «осуждать». Спрашивать можно стало строже.

 

Приближается Великий пост, время, когда показное лицемерие зацветет у некоторых пышным цветом. Грядут рекомендации «исполнять, дабы угодить Богу», но при том «не осуждать ближнего». Сложновато будет, но «надо стараться». Сегодня же читается Второе послание апостола Павла к Тимофею, глава третья, небольшую часть из положенного отрывка здесь процитируем: «Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы. Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь. А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено, зная, кем ты научен. Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса» (2Тим.3:10−15).

 

Подлинное благочестие всегда будет преследоваться, говорит апостол, не уточняя конкретно род преследования, ведь оно бывает разным. В том числе и засилием обмана, шарлатанства, сводя на нет всякое здравое суждение, просто численно задавливая, забалтывая все, что может мытарево желание милости поставить выше фарисейских требований. «Будут гонимы» значит и то, что учение Христа никогда сполна не будет принято миропорядком, как и религией, если она подстраивается под правила, диктуемые миропорядком. В той или иной степени оно угрожает любому миропорядку. Мир легко принимает «моральный кодекс», грубо и поверхностно выковырянный из Нового Завета, преобразуя его деталями в уголовный, другими же частями оставляя на откуп риторическому пустозвонству.

 

Знанием и пониманием Писаний апостол Павел полагает возможным и правильным для Тимофея, да и для каждого верного, противостоять злу и обману, с помощью которого оно добивается постоянно для себя превосходства, «преуспевая», как сказано, в утверждении себя. Но как может помочь Писание, которое переведено абы как, да еще прокомментировано грубо и однобоко, настраивая сознание на столь перекошенное понимание? Если мытарь «более» оправдан, а фарисей «менее», то какая мысль будет постоянно сопровождать фарисейство? Что оно все же оправдано, то есть необходимо в той устоявшейся форме, что понукает всех принимать именно ее. Есть куда расти дальше, конечно, не осуждать, например, попробовать «научиться» (так и говорят: надо научиться не осуждать), а пока «учишься» («смиряя себя»), то можно продолжать зыркать глазами по сторонам, выявляя недостатки, грешников обличать, а грешников вообще повсюду полно. Благо мытари не каждый день в храм заходят и стучат там себе в грудь. Таких осуждать не надо, пусть каются, хорошо делают. Но многие не хотят, вот в чем дело. Ходят, как будто они безгрешные какие-то. Вот таким надо обязательно напоминать, что они грешные, что все мы грешные. Это целая наука — любить грешников и ненавидеть их грех. А указав на грех, тем самым проявим любовь.

 

Криво понятые, косо истолкованные, отвратительно переведенные, священные Писания для людей не оказываются способными «умудрить во спасение через веру», но скорее, преобразившись в свою противоположность, пройдя сквозь кривотолки, сделают их бесчувственными к слову. Проповедникам стоит помнить, что за последствия от кривотолков отвечают именно они в первую очередь, а не лишь те, кто их изготовил в виде готовых рекомендаций для поучения паствы.

0
    439