Сегодня

470,9    496,94    70,33    8,83
Религия
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Православные Казахстана: как они живут и что их волнует?

Асель ОмирбекQMonitor
24 февраля 2022
Фото: © Русские в КазахстанеПо статистике, почти четверть населения нашей страны исповедует христианство. Большинство из них – православие: по разным оценкам, его приверженцы составляют порядка 20 процентов всех казахстанцев. Как сегодня живут представители столь многочисленной конфессии, с какими проблемами сталкиваются? Попробуем посмотреть на ситуацию со стороны. 


В сетях интриганства и манипуляторства


 Если ещё несколько лет назад ситуация с православными в Казахстане нередко рассматривалась через призму «давления» и «гонений» со стороны как государственных структур, так и обывателей, якобы враждебно к ним настроенных, то сегодня серьёзные информационные вбросы относительно притеснения верующих, чем грешили преимущественно российские СМИ, прекратились. Да, есть откровенные «помойки» - безымянные сайты типа «Азия сегодня»: они по-прежнему продолжают фантазировать на эту тему и, избегая конкретных фактов, рассуждать о «бедственном положении» православия на казахстанской земле ввиду померещившихся им «конфликтов на бытовой почве» и «запретов на строительство храмов». Это, по мнению авторов подобных статеек, выливается в «политику притеснения и назидания», «порождает бытовые и национальные противостояния между людьми разных вероисповеданий». Но в целом можно сказать, что православная конфессия наконец-то освободилась от пут такого рода интриганства. 

Впрочем, избавившись от «внешнего врага», она столкнулась с откровенно дешёвыми провокациями внутри страны, что воспринимается куда острее и болезненнее. В пору всеобщего мракобесия и активизации деструктивных религиозных течений довольно часто в казахстанском сегменте социальных сетей появляются мнения о необходимости «выслать из Казахстана всех попов» за приверженность «враждебной» РПЦ, «запретить крестные ходы» как чужеродные для большинства населения, ну, и конечно же, прекратить раз и навсегда практику крещенских купаний в прорубях – они, дескать, сбивают настоящих казахских батыров с пути праведного. 

Конечно, нельзя сказать, что подобного рода «месседжи» являются фактором, требующим серьёзного анализа. Такие выпады носят весьма разрозненный характер и вряд ли могут претендовать на то, чтобы рассматриваться как некая тенденция, поскольку даже в тех же социальных сетях не находят поддержки и подвергаются жёсткой обструкции. Но, тем не менее, они есть и выступают в роли своеобразного стрессора для православных верующих. 

Православная церковь снисходительно относится к таким «задираниям», демонстрируя присущую ей толерантность. Если бы подобные раздражающие факторы наслоились на многочисленные внутренние проблемы, которые были присущи ей ещё несколько лет назад, то позиция могла бы быть совершенно другой. Но сегодня она, победив дракона внутри себя, сильна как, наверное, никогда. 

Запуску механизма катарсиса во многом послужила утрата доверия к церкви как институту, чему активно способствовал сложившейся образ среднестатистического священнослужителя – попа с набитым брюхом, увешанного золотом и передвигающегося исключительно на автомобиле бизнес-класса. В результате многие прихожане стали воспринимать религию в целом и такую традиционную, как православие, в частности, как систему по выкачиванию денег из доверчивых граждан и, разочаровавшись, «отворачивались» от церкви. Те же, кто продолжал духовные поиски, находили утешение и умиротворение в других религиях, в том числе и в нетрадиционных течениях. При этом сама церковь демонстрировала косность мышления, отсутствие желания менять ситуацию, видимо, полагая, что по определению является той самой «дорогой к храму», разрушить которую ничто и никто не в силах. 

Ржа, разъедающая систему как извне, так изнутри, скорее всего, и стала тем самым «триггером», который способствовал серьёзной трансформации православной церкви в Казахстане. За последние несколько лет она не просто восстановила утерянное доверие со стороны как действующей, так и потенциальной паствы, укрепив тем самым позиции православия в нашей стране, но и стала играть роль важной «ячейки общества». 

Конечно, трудно судить, насколько произошедшие изменения повлияли на уровень религиозности. Его, в принципе, сложно измерить. Но очевидно, что речь идет всё же о некой эволюции. Фундамент православной паствы сегодня составляет не взрослое поколение, в силу возраста обращающееся к Богу, и не те, чьё становление происходило на заре 1990-х (они на самом деле ни в Бога, ни в чёрта не верят, а лишь блюдут внешние атрибуты). Основа основ православия сегодня – это молодёжь. 


Церковь как социальный институт


Сегодня православная церковь в Казахстане – это не замкнутый мирок, живущий исключительно по каноническим заветам. Она интегрирована в широкий общественный и политический дискурс и является полноценным социальным институтом. Такому перерождению во многом способствовало появление в ее рядах молодых образованных священнослужителей, нередко настоящих интеллектуалов, открытых, готовых обсуждать самые острые темы, начиная от абортов и гомосексуализма и заканчивая текущей политической повесткой и размером собственных доходов. Им не чужды современные технологии и новые способы выстраивания коммуникаций с прихожанами. Благодаря им православная вера получила надёжных поводырей. 

Одним из таких по праву считается протоирей Александр Суворов. Он ведет каналы в Telegram: один – неофициальный, посвящённый деятельности митрополичьего округа, второй - личный блог под названием «Записки семиреченского пилигрима». Последний может быть интересен не только представителям православной конфессии – это как бы маркер, позволяющий всем тем, кто не является ее частью, понять, как, чем и по каким принципам живет эта часть населения. 

Например, в одном из недавних своих постов протоирей затронул вопрос участия русских граждан Казахстана в январских протестах: 
«…читаю некоторые комментарии из Казнета: «а почему вот русские не вышли с нами против преступной политики и коррупции»? - Почему не вышли? Да элементарно почему! Они боятся! Боятся того, что в какой-то момент в толпе покажут пальцем на них и скажут, «Братья! Зачем мы убиваем брат брата! - вот кто наш настоящий враг!» Ничего личного – закон социологии: сходные массы зачастую назначают «виноватого» из менее похожей социальной группы. Поэтому позиция русскоязычных в Казахстане - сидеть тише воды, ниже травы, со всем соглашаться, никуда не вмешиваться».

Коснулся Александр Суворов и вызвавших резонанс кадровых назначений: 

«…на должность начальника полиции одной из областей страны был назначен полковник по имени Василий. Не знаю, русский он или украинец. Может, и белорус. Может, и серб. Говорят, что он родственник министра, - кто-то узрел в этом коррупционную схему. Да, пожалуйста - их право. Но огорчило не это. Читаю комментарии, значительная часть которых такие: Қазақты коймадыма? Орыстан арылмайтын болдық па? Аяқ астынан орыс бастықтар қаптады. Бұл бұрын болмаған құбылыс. Мемлекеттік тілді біле ме? Әлде елмен орынбасарлар арқылы тіл табыса ма? 

То есть народ возмущает национальность кандидата. Других возмущает, что его брат - министр (удивительно, что когда 30 лет агашки да инишки занимали должности - мало кто возмущался, - это как должное, а тут...) Профессиональные качества никого отчего-то не интересуют. Несмотря на то, все мы в преамбуле Конституции именованы как Народ, без родоплеменных делений, в реальности несколько сложнее. Русские (да и другие) несоразмерно не представлены в органах власти. Хотя в нынешнем состоянии этому можно лишь порадоваться - очень просто спроецировать народное возмущение от власти к личности, от личности к нации с ужасающими последствиями. В этом плане, пожалуй, и я против такого назначения. Да, безусловно, справедливы замечания о знании государственного языка, но если этот тезис превалирующий, то нечему удивляться, когда компетентность не берётся в расчёт. Сам изучал и изучаю язык - он непросто даётся. Одной из причин январских протестов названо отсутствие социальных лифтов. Логично. Но лифты русских в Казахстане вообще не доходят до верхних этажей - смирились. А куда доходят, как правило, надеясь только на Бога и на себя - у тебя нет родственников в органах власти, да и фамилия не та. Не понимаю: кому дорогу перешли, кімнің нанын жедің? (…) Сейчас многие заговорили о новом Казахстане. У народа появилась надежда на лучшую жизнь. Что победим коррупцию, преодолеем безработицу. А у меня появились вопросы: а нужны ли мы новому Казахстану? Русские, украинцы, корейцы... Нужен ли нам такой Казахстан, в котором сначала смотрят на твоё имя, а потом по нему определяют твой статус в обществе. Может быть, значительная часть страны считает: вот изгоним всех этих, как я сам лично слышал, «колонизаторов», и начнётся Золотой век. Не знаю, может быть. Смотря что именно под этим понимать. Только нам в таком обществе места нет...». 

Достаточно интересная у протоирея и точка зрения относительно взаимоотношений казахстанских русских с их исторической родиной: «…На примере наших соотечественников и современников, которых действительно ради блага и целей Империи срывали с мест и направляли на тот промежуток времени в провинции (колонии), чтобы они там по сути выполняли задачи центра. Причём не обязательно, что ехали они с территорий в границах современной России. Потом всё пришло к краху. Значительная часть «колонизаторов» стала некоренными гражданами новых государств, с совершенно невнятной политикой к ним теперь уже бывшего центра. Который не знал, что ему делать дальше с теми людьми, которые остались вне. Иногда, простите, желание плюнуть в лицо тем, которые говорят: «Ну а чего вам, переезжайте, возвращайтесь, мол, обратно!» Ну, начнём с того, что «Русский мир» никогда не славился пиететом к человеческому ресурсу: там не то что чужие, там, судя по экономической политике, и свои-то не особо нужны. Многие ли из тех, кто говорят: переезжайте, пробовали хоть раз, что это такое? Во-первых, это всегда просадка и поражение в правах. У всех, даже у парикмахеров, есть наработанная клиентура, круг общения и проч. Это обнуление, "reset" жизни. Много ли кто готов на такие жертвы? Особенно когда тебе 40+ (…) мы по сути заложники, ситуации. Поглядите, ради интереса на список регионов, открытых для программы переселения: это ж трэш какой-то! Не, там конечно люди живут, любят, рождаются. Но после климата своего мы, среднего возраста, через три зимы там загнемся. И наши предки отнюдь не оттуда приехали. Приходит такая мысль: наших предков зачастую направляли в силу ряда причин «обживать» дальние места. Переезд и сейчас непростое и недешевое путешествие. А тогда? А теперь их потомкам говорят, ну, теперь и вы еще поработайте на выселках, чтоб, так сказать, нормально национализироваться…».

По сути, сегодня представители православной церкви выступают в роли серьёзных политических акторов, так или иначе, но ретранслирующих коллективное мнение русских и многих русскоязычных, проживающих в Казахстане. Церковь однозначно перестала быть оторванной от реальной жизни, и это было прекрасно видно по событиям января нынешнего года. 


Дорогу осилит идущий


Традиционные религии, в адрес которых на протяжении нескольких десятилетий звучали обвинения в неповоротливости, неспособности выстроить коммуникации, исходя из современных реалий, теперь становятся поистине интерактивными. И речь идёт не только о представленности в информационном пространстве, о заказе молебнов по WhatsApp и прочая. Уровень взаимодействия характеризуется далеко не этим. 

Православная церковь для прихожан сегодня не только источник духовности, но и образования, а также реальной материальной поддержки. Духовенство само или через своих общественных представителей – объединений вроде Союза православных граждан Казахстана или православной службы «Милосердие» – организует сбор средств для оказания материальной помощи прихожанам, попавшим в трудную жизненную ситуацию, тем, кому требуется дорогостоящее лечение, в том числе и за границей. По мере возможностей церковь сама выступает в роли благотворителя. Например, в прошлом году она преподнесла в дар жителям южной столицы более 10 тысяч доз вакцины «Спутник V». 

Серьёзное направление, прослеживающееся в её деятельности, – образование. Как духовное, так и светское. Причём священнослужители учатся сами и учат других. В частности, государственному языку, который преподаётся в Алматинской православной духовной семинарии и освоить который прихожанам из разных регионов страны помогает священник Елисей (Елдос) Кукеев, выросший в казахскоязычной среде и окончивший казахскую школу…
0
    45 125