Последние новости


Уроки французского. Что вызвало «лягушачий» бунт и чему он учит власти Казахстана?

11 декабря 2018
345
0

Спонтанно возникший протест «желтых жилетов» против не­популярных реформ Эмма­нюэля Макрона привел к масштабным разрушениям во многих городах и к пусть временной, но все же капи­туляции французского пра­вительства. Власти решили отложить введение налогов на дизельное топливо, не поднимать тарифы на газ и электричество. Не вооду­шевятся ли успехом «жел­тых жилетов» социально уязвленные слои населения в других странах? Должен ли Казахстан извлечь уроки из «французского бунта»? Об этом наш разговор с полито­логом Айгуль Омаровой.

 

– Айгуль, какой бы вы поставили «диаг­ноз» последним собы­тиям во Франции?

 

– Для начала немного истории. В мае 1968 года в этой стране вспыхнули массовые протесты, вызванные ухудшением социально-экономической ситуации. Рост числа безработных, низкие заработные платы у рабочего класса, большой разрыв в доходах различных слоев населения привели к акциям протеста. Первыми вышли студенты, затем представители других социальных групп во главе с профсоюзами. Они требовали отставки президента де Голля, перехода на 40-часовую рабочую неделю, выхода на пенсию в 60 лет, повышения минимальной зарплаты до тысячи франков. Акции протеста переросли в массовые, и власти вынуждены были объявить досрочные парламентские выборы. Однако через год референдум, объявленный де Голлем по реформе сената и местной власти, оказался провальным, и генерал подал в отставку.

 

Посмотрите, что происходит сегодня. Власти объявляют о повышении цен на топливо. Сразу вслед за таким решением в ноябре начинаются акции протеста в Париже, к которым затем присоединяются жители других городов Франции. Не правда ли, схожие события?

 

Но протест против повышения цен на топливо – лишь вершина айсберга. На самом деле, как и полвека назад, люди вышли на улицы, чтобы выразить недовольство действиями властей, которые не желают повернуться лицом к «нуждам трудящихся», уж извините за такой оборот. Лозунги те же, как и тогда, – улучшение условий жизни граждан. Ноябрьские акции протеста напомнили власти о том, что она обязана служить народу и что ее главное предназначение – сделать так, чтобы условия жизни рядового жителя страны были сносными. Французы показали всему миру, что слова «достоинство» и «уважение» – не пустой звук. И это на самом деле так. Сейчас заканчивается второе десятилетие 21го века, и люди теперь совсем иные, чем прежде. Вот этого многие наверху не понимают до сих пор.

 

– Французские власти пошли на уступки митингую­щим. Насколько это правильно?

 

– Думаю, что в сложившейся ситуации у президента Макрона не было иного выхода. Рейтинг его падает, пропасть между богатыми и бедными растет, экономика страны уже многое потеряла из-за этих нескольких недель протеста. А если представить, что митинги будут продолжаться, то вполне вероятно впадение экономики в коллапс, чего власти допустить, конечно, не могли.

 

– Чего ожидать дальше?

 

– Давайте вспомним, что решение повысить налоги на топливо власти пытались оправдать благими намерениями, а именно заботой об экологии. Они заявили, что в результате такого повышения на улицах уменьшится количество личных автомобилей, появится больше общественного транспорта, увеличится число электрокаров. Честно говоря, это утопия. Во-первых, люди привыкли к собственному автотранспорту, который удобен для передвижения при любых обстоятельствах. Во-вторых, трудно представить, что все ринутся в общественный транспорт, который станет ходить круглосуточно. Да и производство электромобилей не столь масштабно, чтобы все могли пересесть на них. Прибавьте к этому увеличение налогов, и тогда станет понятно, что французами движет праведный гнев.

 

В итоге властям пришлось пойти на попятную: они согласились ввести полугодичный мораторий на рост цен на топливо, не повышать цены на газ, электричество. Предлагается проведение национальных дебатов по изменению налоговой системы. Такие шаги говорят о том, что власть, наконец, повернулась лицом к гражданам, услышала их. А ведь именно этого и требовали протестующие.

 

Трудно сказать, что будет дальше. Но уже известно, что лидеры «жёлтых жилетов» заявили о продолжении акций протеста. Их цель – добиться отмены инициатив правительства, вызвавших гнев народа. Иначе говоря, если социальные программы сократят, то Макрон может покинуть свой пост раньше срока.

 

– А как быть с теми, кто громил мага­зины, жег машины?

 

– Знаете, в марте 2005 года в Бишкеке тоже громили магазины. Помню, как хозяин бутика в одном из самых крупных торговых центров города рассказывал нам, что вместе с рабочими вытаскивал уцелевшие товары, а по одному из российских телеканалов их показали как мародеров. Этим я хочу сказать, что все относительно и все зависит от того, как представить ситуацию. Лес рубят – щепки летят. Когда случаются такие массовые акции, неизбежно, что кто-то воспользуется ими и начнет чинить беспредел – громить витрины или поджигать автомобили. Конечно, подобного не должно быть. И как раз-таки за этим должны были следить полицейские, а не бросаться на протестующих со слезоточивым газом и дубинками. Вряд ли французы простят подобное с собой обращение.

 

– Какие уроки из событий во Франции должны извлечь наши власти и наше граж­данское общество?

 

– Знаете, мы все время говорим о глобализме. Современные технологии до предела ужали мировое пространство, и то, что происходит во Франции, не может не волновать и нас. Тем более что проблемы у нас схожие. В Казахстане не так давно приняли поправки в закон, которые вводят так называемый единый совокупный платеж для самозанятых. По сути, все безработные вынуждены будут платить этот налог. А поскольку самозанятых у нас насчитывается более двух миллионов человек, такое решение может привести к росту социального недовольства.

 

Вместо этого лучше было бы ввести налог на богатство, как это и предлагают многие экономисты. Лично я поддерживаю такое предложение. А то ведь получается, что предлагаемые государством меры ведут к еще большему обнищанию основной массы населения. Неплохо было бы ввести, например, налог на покупки дорогих автомобилей, проведение тоев. Купил что-то свыше 10 тысяч долларов или устроил празднество на эту же сумму – плати налог. Больше денег ушло на покупки или на тои – процентная ставка налога должна быть выше. И нечего бояться гнева богатых – все свои богатства они имеют благодаря Казахстану. Не хотят платить здесь – пусть уезжают, но сначала вернут все долги.

 

Бояться надо гнева тех, кому нечего терять. А во Франции на улицы вышли те, кому терять нечего. И это не десятки, сотни человек, а сотни тысяч. Вот об этом нужно помнить.


Асель Омирбек | Central Asia Monitor
  • Не нравится
  • +11
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO