Последние новости


Граждане улицы. Будет ли уничтожен русский Самарканд?

13 декабря 2018
356
0

С начала 2018 года исторический центр Самарканда лихорадит: невесть откуда взявшиеся застройщики начали сносить дома, возведенные преимущественно в 70-80-х годах XIX века в русской части города, и рыть на их месте котлованы. Даже если не трогают сами дома, то котлованы под строительство многоэтажных административных и жилых зданий роют буквально возле старых стен. Понятно, что устойчивости историческим зданиям это не прибавляет.

 

Информацию об уничтожении «русской» части Самарканда, находящейся под защитой ЮНЕСКО, первым распространил в Facebook работник туристической сферы Мурат Сарсенов. Хотя, по словам местных жителей, к тому моменту исторические здания сносили уже несколько месяцев подряд. За это время застройщики получили предписание региональной государственной инспекции при Министерстве культуры Узбекистана о прекращении работ, однако проигнорировали его.

 

23 июня в Самарканд приехал премьер-министр Абдулла Арипов. Осмотрев историческую часть города, где ведется строительство, он потребовал обеспечить соблюдение законодательства и международных документов. Более того, премьер поручил «принять самые жесткие меры» по нарушениям, которых градозащитники насчитали десятки. После отъезда главы правительства работы по сносу частично прекратились. Однако рытье котлованов рядом с историческими зданиями продолжается, и теперь многие из них находятся под угрозой обрушения.

 

В июле был снят с должности и арестован хоким Самаркандской области Туроб Джураев и несколько его заместителей – за выдачу разрешений на нелегальное строительство в историческом центре Самарканда. Тогда же в сейфе рабочего кабинета Джураева нашли около миллиона долларов, и он сознался, что это взятки, полученные им от застройщиков. Однако арест вороватого хокима не стал помехой уничтожению исторических зданий. В конце июля снос построек в центре Самарканда возобновился.

 

С кухонным ножом наперевес

 

Вместе с активистами инициативной общественной группы «Сохраним Самарканд» мы проехали в центр, где еще сохранились десятки, если не сотни, домов, построенных преимущественно в первые годы после того, как в 1868 году в город вошла русская армия.

 

Самарканду в этом смысле повезло больше, чем Ташкенту. В столице Узбекистана за последние 10-15 лет был уничтожен целый ряд зданий той же эпохи: цветочный павильон в «мавританском» стиле в сквере Амира Темура, бывшая церковь Александра Невского при Туркестанской учительской семинарии, здания Иосифо-Георгиевского собора и Общественного собрания, Кауфманский детский приют и многие другие, не столь известные сооружения.

 

К слову, в Ташкенте до сих пор планируется снос нескольких «русских» микрорайонов – вокруг улицы Ниёзбек Йули и неподалеку от фабрики УзБУМ. Но все эти здания, в отличие от самаркандских, не входят в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, так что формальных причин для их сохранения нет.

 

Однако вернемся к «русскому» Самарканду. Здесь, как и в Ташкенте, свирепствует строительный бум: там и тут можно видеть, что котлованы для многоэтажных зданий подходят впритык к фундаменту старинных домов. Остается только догадываться, как эти здания устояли до сих пор, не обрушившись в огромные ямы. Кое-где еще видны таблички с надписями, говорящими, что дом находится под охраной государства. Однако строения эти уже частично разрушены и вряд ли будут восстановлены – скорее всего, их просто полностью снесут.

 

Я спрашиваю одного из активистов: почему даже после визита второго лица государства ситуация не поменялась? Кто стоит за уничтожением находящихся под охраной домов? В ответ он молча показывает указательным пальцем вверх...

 

Подходим к краю одного из котлованов. Нас нагоняет женщина пенсионного возраста – вид у нее решительный, в руках – кухонный нож. Выясняется, что она живет в доме, к фундаменту которого как раз примыкает котлован. Когда женщина понимает, что мы не разрушители, а скорее защитники, немного успокаивается. Рассказывает, как ее «достали» застройщики, угрожающие, что ее дом может быть снесен в любой момент.

 

У нас свое государство

 

Едем к зданию Центрального почтамта, возведенному в 1910 году. Судьба этого исторического сооружения до сих пор находится под большим вопросом: то в СМИ пишут, что его снесут, то появляется информация, что все-таки сохранят.

 

В сентябре жительница Самарканда Юлия Музафарова отправила жалобу в виртуальную приемную президента, где писала о возможном сносе здания и просила принять меры к недопущению этого сноса. В начале октября ей пришел весьма странный ответ от исполняющего обязанности хокима города Талантжона Эсиргапова. В своем письме он, в частности, пишет (орфография оригинала сохранена. – Прим. «Ферганы»): «Гражданам улицы Мирзо Улугбек и Музаффаровой Ю. было разъеснено что здание ГлавПочты будет снесен по приказу хокима города Самарканд под новый корпус Мед.Института и будет перенесено в ближайшее здание по ул. Мирзо Улугбек, ориентиром за бывшим зданием 2 поликлиники».

 

При этом начальник Госинспекции по охране и использованию памятников истории и культуры Самаркандской и Джизакской областей Майсара Набираева на днях сообщила «Фергане», что никто сносить почту не собирается.

 

«Хокимом Самарканда по-прежнему является Фуркат Рахимов, и именно он дал распоряжение о приостановлении всех строительных работ в городе. Когда его заместитель Эсиргапов дал официальный ответ, Рахимов просто был в отъезде, и я не знаю, откуда у него информация о сносе. Обращайтесь в хокимият, – говорит Набираева. – От себя могу сказать, что почту сносить не будут. Сейчас в городе работает комиссия Минкультуры, которая определяет ценность того или иного здания».

 

Однако у активистов инициативной общественной группы «Сохраним Самарканд» иное мнение. «У нас тут не Ташкент, а свое государство – республика Самарканд. Поэтому почту все равно рано или поздно снесут, – считает Руслан Хаирнуров, – и сделают это ночью, втихаря».

 

Буферная зона

 

Суть проблемы комментирует кандидат архитектуры, доцент Самаркандского государственного архитектурно-строительного института Рахим Авазов.

«Самарканд условно разделен на три части: античный город Афросиаб, средневековый темуридский город и «русский» город колониального периода. Так называемый «русский» город возник на месте цитадели Амира Темура, полностью разрушенной еще до революции 1917 года. Именно здесь жили поначалу семьи русских военных, а потом и обычное русскоязычное население.

 

Сейчас «русский» город существует лишь фрагментарно, и, чтобы его сохранить, необходима комплексная реконструкция. Однако новая стандартная архитектура сегодня нарушает все градостроительные нормы. Нам необходима такая градостроительная политика, которая занималась бы регенерацией, то есть возрождением как средневекового, так и «русского» города. Однако до сих пор четкой концепции такой регенерации нет.

 

В последний раз генеральный план Самарканда был разработан в 1980 году. И теперь наш город остро нуждается в новом генплане, по которому в «русском» городе необходимо определить охранную зону. В средневековом городе такая охранная зона давно есть, а в «русском» городе – до сих пор нет. Ему также необходима буферная зона, в которой новостройки должны архитектурно гармонировать с уже имеющимися строениями.

 

Власти республики не так давно обратились к зарубежным специалистам, которые в будущем и определят эту буферную зону. Но насколько их действия будут успешными, если здесь уже идут такие нарушения градостроительных норм? Даже после визита в Самарканд Абдуллы Арипова строительство почему-то продолжается. Возьмем хотя бы улицу Гагарина – там все еще возводят высотки, которые подавляют всю окружающую застройку, и такие дома для буферной зоны противопоказаны.

 

Согласно паспорту объекта сначала планируется построить трех-четырехэтажный дом, но проходит время, и паспорт меняется – мы наблюдаем, как дом вырастает до 7-9 этажей. А многоэтажность зданий крайне негативно отражается на соседних исторических домах, возлагая на их фундамент повышенную нагрузку. А потом, где гарантия, что построенное по 4-этажному проекту 9-этажное здание в условиях нашей повышенной сейсмичности выдержит землетрясение и в будущем не обвалится? Хорошо, мы с группой «Сохраним Самарканд» в начале текущего года этот вопрос подняли, а то в течение двух лет тут не осталось бы ничего – все бы застроили», – заключает Авазов.

 

Самарканд – третий по величине и численности населения (после Ташкента и Намангана) город Узбекистана, административный центр Самаркандской области. В 2001 году город и его исторические архитектурные и археологические памятники были внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО под названием «Самарканд – перекресток культур». В 1970 году широко отмечалось 2500-летие города. Однако, исходя из новых археологических находок на его территории, в начале XXI века был определен его новый возраст, и в 2007 году было отпраздновано 2750-летие Самарканда.


Сид Янышев | ИА Фергана
  • Не нравится
  • +3
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO