Последние новости


Казахстанские школы заполонят учителя-неучи?

28 января 2019
443
0

Мы пока не знаем, в каком окончательном виде будет принят Закон «О статусе педагога», проект которого сейчас находится на стадии обсуждения. Но очевидно, что главное, без чего невозможно сделать профессию школьного учителя престижной и привлекательной, – это реальное повышение зарплат.

  

Профессионалов сменяют посредственности

 

Для любого общества, ставящего своей целью не просто существование, а развитие с переходом на более высокий уровень, основополагающей профессией является учительская, тогда как все остальные – уже как бы производные от нее. Ведь если ребенок не получит в школе достаточных знаний, то не станет в будущем квалифицированным инженером, врачом, менеджером... и далее по списку. А если плюс к этому он за проведенные в ней годы не усвоит, «что такое хорошо и что такое плохо»? Какого индивида мы получим «на выходе»? И каким будет общество, состоящее из подобных индивидов?


Можно построить тысячи современных и напичканных всевозможным оборудованием школ, можно перенять и внедрить у себя самые продвинутые образовательные программы, но они ничего не дадут, если в стране не будет необходимого количества квалифицированных, ответственных и мотивированных учителей. А у нас таких с каждым годом остается все меньше и меньше.  

 

Кто бы что ни говорил, сегодня людьми движет, главным образом, материальный интерес. И привлекательность того или иного вида профессиональной деятельности определяется, прежде всего, тем, как он оценивается в денежном выражении. С этой точки зрения педагогический труд в нашей стране является одним из самых недооцененных.

 

Вот прошлогодние данные Комитета по статистике МНЭ РК. В феврале 2018-го среднемесячная зарплата по Казахстану (во всех отраслях) составила почти 158 тысяч тенге, а в сфере образования – 101 тысячу. Применительно конкретно к школьным учителям вице-министр МОН Бибигуль Асылова месяцем раньше назвала цифру в 99 тысяч. Иначе говоря, среднестатистический учитель получал лишь 62  процента от средней зарплаты по стране. Что же касается обещанных министерством доплат за преподавание по так называемой обновленной программе, то их введение растянуто на три года, коснется далеко не всех и несильно повлияет на средний показатель.

 

Как следствие, школы теряют профессионалов, которые уходят в смежные сферы деятельности, где предлагают более высокие заработки. А кто приходит им на смену? Что представляет собой молодая учительская поросль с вузовскими дипломами? Это в основном бывшие «троечники», выбравшие педагогические специальности только потому, что на них государство выделяет много грантов, а эти гранты не востребованы «отличниками» и «хорошистами» (они выбирают более престижные профессии), соответственно можно поступить в вуз, даже набрав низкий проходной балл.

 

В концепции обсуждаемого сейчас законопроекта прямо говорится: «Средний балл на грант по педагогическим специальностям в 2018 году составил 78–84 из 140 возможных (наиболее низкий балл среди специальностей). Более того, подавляющее большинство обучающихся (70-80%) поступают на педагогические специальности на платной основе с еще более низким баллом – 50». Если называть вещи своими именами, пусть даже для кого-то обидными, то получается, что на педагогические факультеты поступают преимущественно посредственности, не сумевшие как следует освоить школьную программу. Смогут ли они, имея такую «базу», осилить более сложные вузовские дисциплины? Не станут ли эти молодые люди, придя с дипломами в классы, воспроизводить себе подобных? И вообще, чего можно ждать в будущем от школ с такими учителями?  

 

Причем эту ситуацию создало само государство. В упомянутой концепции констатируется, что «заработная плата молодого специалиста с высшим образованием составляет: в дошкольном образовании 54 тыс. тенге, в среднем – 60 тыс. тенге». Станет ли более или менее толковый и знающий себе цену абитуриент идти на педагогический факультет, зная, что через четыре года обучения в вузе он будет получать зарплату, которой ему в лучшем случае хватит только на питание, оплату коммунальных услуг и проезд в автобусе?  

 

Для нас не пример ни Запад, ни СССР

 

Понятно, что сравнивать денежное довольствие казахстанских учителей с доходами их коллег из развитых стран мира, которые получают (в пересчете на доллары) раз в десять больше, некорректно – абсолютно разные условия и несопоставимый уровень жизни. Но есть общий для всех показатель, характеризующий отношение государства к системе школьного образования вне зависимости от степени богатства той или иной страны. Имеется в виду соотношение средних зарплат учителей и средних зарплат в целом по экономике.

 

Скажем, в Японии этот показатель, или коэффициент, составляет 1,77 (в пересчете на доллары соответственно 5176 в школьном образовании и 2915 в среднем по всем отраслям без вычета налогов), в Финляндии, школьники которой считаются едва ли не самыми продвинутыми в мире,  – 1,31, примерно столько же в США. Список стран, где коэффициент выше единицы, можно продолжать долго. Есть и такие, где он ниже этого порога, но ненамного: например, в Германии – 0,96, в Южной Корее – 0,90.

 

В Латвии, согласно данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), школьные учителя в среднем зарабатывают на 20 процентов больше, чем другие работники с аналогичным уровнем образования, но профильное министерство считает, что государство платит им мало. А вот в Беларуси, которая является нашим партнером по ЕАЭС, упомянутый выше коэффициент составляет всего 0,77 (в Казахстане, напомним, он и того меньше – 0,62). Впрочем, ее президент Александр Лукашенко потребовал от правительства в ближайшие годы вдвое поднять зарплаты педагогов, но когда это случится, сказать сложно.

 

Раз уж разговор зашел о республиках бывшего Союза, то стоит вспомнить (и казахстанские учителя со стажем, возможно, именно это и делают сегодня с ностальгией), что в СССР государство относилось к «сеющим разумное, доброе, вечное» более  уважительно. Да, оно тоже напрягало их во время избирательных кампаний, субботников, пропагандистских мероприятий, но при этом платило им больше, чем многим другим труженикам, понимая, что система образования имеет для страны приоритетное значение.  Чтобы не быть голословными, обратимся к документам, из которых станет понятна ситуация по состоянию на 1985-й – последний год так называемого зрелого социализма, после чего началась перестройка.

 

В мае 1985-го союзное Министерство просвещения во исполнение соответствующего постановления ЦК КПСС, Совета Министров и ВЦСПС издало приказ №94, который касался оплаты труда учителей общеобразовательных школ. Были установлены следующие должностные оклады (за 18-часовую нагрузку): при стаже до трех лет – 130, до восьми – 140, до тринадцати – 150, до восемнадцати – 160, свыше восемнадцати лет – 170 рублей. Если исходить из средней величины (150), то это меньше, чем средняя зарплата по народному хозяйству страны (на тот момент 174 рубля), но….

 

В том же документе можно прочесть о доплатах: за классное руководство – 30 рублей в старших и средних (5-11) классах и 20 в начальных, за проверку тетрадей учащихся – от 15 до 20 рублей. И если учесть эти надбавки, то выходит, что учителя в СССР, в том числе и в Казахской ССР, получали не меньше, а в массе своей даже больше, нежели среднестатистический работник по стране. Кроме того, были еще доплаты за заведование учебными кабинетами (10 рублей), за руководство предметными и методическими комиссиями (15-20), кружковую работу и т.д. В сумме доходило до 200 рублей и даже больше.

 

Теперь спроецируем ту ситуацию на день сегодняшний. Согласно данным Комитета по статистике МНЭ РК, на начало нынешнего года средняя зарплата в целом по республике (с учетом всех отраслей) составила 174 652 тенге. В СССР образца 1985-го повторим, было 174 рубля. То есть в данном случае тысячу тенге можно смело приравнять к одному советскому рублю (кстати, это относится и к цене на главный для казахстанцев продукт: тогда килограмм мяса стоил 1,8 рубля, а сейчас – 1800 тенге). Значит, чтобы школьные педагоги не чувствовали себя ущемленными (относительно других категорий тружеников) по сравнению с советскими временами, необходимо установить им среднюю зарплату на уровне, как минимум, 174 тысячи тенге, а начинающим учителям – порядка 130 тысяч. Вот тогда, возможно, эта профессия станет более или менее привлекательной. В том числе для тех, кто сегодня учится в школах хотя бы на твердую «четверку».

 

Цена вопроса и политическая воля

 

Кто-то спросит: а какова цена вопроса? В нашей стране работают около 320 тысяч учителей. Чтобы довести их среднюю зарплату до средней по экономике страны, потребуется 19-20 миллиардов тенге ежемесячно – столько же было затрачено относительно недавно на празднование юбилея Астаны. Умножим на 12 месяцев и получим 230-240 миллиардов тенге ежегодно. Это чуть больше двух процентов от общей величины расходной части  республиканского бюджета (10,7 триллиона) на начавшийся год.

 

Конечно, деньги немалые, но если подсчитать, сколько наша казна тратит на всевозможные пафосные и не приносящие пользы мероприятия, теряет вследствие неразумного хозяйствования и откровенного воровства, то на этом фоне названная сумма  не покажется столь значительной. К тому же она уж точно пойдет по назначению (зарплаты людей не разворуешь) и, самое главное, на решение наиболее приоритетной для страны задачи. Ведь что может быть важнее для общества, чем качественное школьное образование, стержнем которого является учитель?  

 

В соседней России, судя по всему, это понимают куда лучше нас. После распада Союза и до конца «нулевых» годов ситуация там была примерно такой же, как в Казахстане. Но в период президентства Дмитрия Медведева было принято решение довести средние зарплаты учителей в каждом из субъектов федерации до уровня средней по экономике данного субъекта. И есть немало регионов, где эта задача уже выполнена и даже перевыполнена. Например, в Москве за период, прошедший с 2010-го, средняя зарплата школьного педагога выросла с 39200 до 85900 рублей – при том, что среднестатистический работающий москвич получает 79300.

 

Но, конечно, столица или богатые нефтеносные и алмазодобывающие регионы – особый случай, и в большинстве других субъектов РФ порядок цифр немного иной. По данным Росстата за три квартала прошлого года, учителя общеобразовательных школ получали в среднем 37697 рублей ежемесячно (в переводе на нашу валюту 207,3 тысячи тенге, или вдвое больше, чем в Казахстане), а средняя сентябрьская зарплата по всей российской экономике составила 41774 рубля. Получается, что в целом по стране задача, поставленная при президенте Медведеве, все еще не решена.  Тем не менее, коэффициент соотношения, о котором говорилось выше, доведен в РФ до 0,90 (у нас, еще раз напомним, он равен 0,62) и все ближе подбирается к заветной единице. Причем российская пресса и сами чиновники в Кремле постоянно напоминают о необходимости ускорить достижение поставленной цели.

 

Понятно, что у нас несколько иные условия: Казахстан, в отличие от РФ, является унитарным государством с высоким уровнем централизации бюджетной системы. Соответственно повышение учительских зарплат до уровня средних по экономике должно быть задачей не регионов, а правительства. Но проявит ли оно политическую волю?


Баян Ахмет | Central Asia Monitor
  • Не нравится
  • +8
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

Детальная информация кузовной ремонт бмв у нас.
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO