Последние новости


Миграция из Казахстана: в чем корень проблемы, и нужно ли с ней мириться?

22 февраля 2019
519
0

Коллаж: © Русские в КазахстанеЗаседания, проводимые аналитической группой «Кипр», - практически единственная публичная площадка, где на достаточно высоком профессиональном уровне обсуждаются самые острые проблемы текущей жизни Казахстана. И в этом смысле очередная тема, которая была подвергнута мозговому штурму – «Эмиграция из РК: отток человеческого капитала» - не стала исключением.

 

Не стану излагать ход обсуждения целиком, поскольку наши коллеги из информационных и других общественно-политических изданий уже достаточно подробно осветили основные моменты дискуссии. Остановлюсь только на некоторых соображениях, которые касаются базовых аспектов рассматриваемой проблемы.

 

Понятно, что сами по себе миграционные процессы – явление многогранное и неоднозначное. Особенно для такой страны, как Казахстан, с его огромной территорией и небольшой численностью населения. И уже поэтому было бы неправильно оценивать миграционные процессы вообще и эмиграционные тренды в частности, руководствуясь устоявшимися шаблонами и стереотипами. Причин здесь много.  

 

Во-первых, не будем забывать, что Казахстан с начала ХХ века пережил несколько волн масштабной иммиграции. Начало было положено столыпинской переселенческой политикой, когда из-за резкого обострения земельного вопроса русских крестьян форсированными темпами переселяли на национальные окраины, снимая тем самым социальное напряжение в центральной части Российской империи. Следующий наплыв мигрантов случился в начальный период Великой Отечественной войны и был обусловлен массовой эвакуацией промышленных объектов и рабочих кадров из европейской части страны. После войны началось экстенсивное освоение целинных и залежных земель и, поскольку в этом процессе Казахстану отводилась едва ли не главная роль, то в республику прибыло огромное количество людей.

 

А еще стоит вспомнить, что сюда в разные годы были депортированы большие этнические группы - корейцев, немцев, турок-месхетинцев, греков, курдов, поляков, чеченцев, ингушей, крымских татар, калмыков… В общей сложности полтора миллиона человек. В целом же, по оценкам исследователей, с начала ХХ века в нашу республику было переселено порядка 5,6 миллиона, в том числе 3,5 миллиона за 1940-1988 годы. И это не считая сосланных и эвакуированных. В итоге казахи на своей исторической родине оказались в меньшинстве: их доля в общей численности населения снизилась с 92-х процентов в начале века до 29 в 1962 году.

 

Во-вторых, после развала СССР начался вполне естественный для той ситуации отток неказахского населения. То есть исторический маятник качнулся в обратную сторону:  потомки русских переселенцев и представители других этнических групп стали массово уезжать на свою историческую родину. Кстати, отчасти именно на этом аспекте в ходе обсуждения в «Кипре» акцентировал внимание участников дискуссии известный эксперт Рустем Кадыржанов.

 

Таким образом, и это уже в-третьих, можно смело утверждать, что миграционные процессы в Казахстане имеют множество специфических аспектов – демографического, исторического, этнографического, экономического, социологического и политологического характера. Поэтому при их анализе необходим глубокий и комплексный подход. Только он может гарантировать получение более или менее объективной картины. Некоторые исследователи считают, что с этой точки зрения не хватает работ, в которых специально рассматривалась бы национальная специфика миграционных процессов на постсоветском пространстве в условиях обновления и модернизации общества. И именно это обстоятельство является одной из причин того, что при оценке количественных и особенно качественных характеристик миграции наблюдается большой разброс мнений.  

 

Позволю себе привести два из них, принадлежащие людям, которых вполне можно отнести к категории тех, кто оказывает заметное влияние на формирование общественного мнения.

 

Айдос Сарым: «В последнее время особенно много стало разговоров про то, что уезжают, и уезжают «лучшие». Кто смог доказать, что уезжают именно лучшие? Чем они лучше остающихся? Непонятно. Если верить статистике, то ситуация не такая уж и плохая. Я думаю, что хуже было бы, если бы из страны запрещали уезжать вообще. Полагаю, что цифры надо честно делить на три: а) завершение процессов трудовой миграции и обмена, начавшихся в советское время; б) желание уехать из страны в связи с ухудшением экономической ситуации; в) желание молодых искать новое, учиться и путешествовать. Плохо даже не то, что люди уезжают, а плохо то, что приезжают мало».

 

Марат Толибаев: «Печальная статистика. В последние пять лет из Казахстана больше уезжают, чем приезжают. Причем в последние три года уехавших в три раза больше, чем приехавших. Есть над чем подумать. От хорошей жизни люди не уезжают».

 

Как мне представляется, в приведенных цитатах отражена суть главных миграционных трендов, происходящих в Казахстане. Во-первых, очень плохо, что выезжает больше, чем приезжает. Для такой малонаселенной страны, как Казахстан, это должно быть весьма болезненно с демографической точки зрения. Во-вторых, люди уезжают, не только стремясь увидеть мир и расширить горизонт познаний. Будем честными перед самими собой: главным образом, они эмигрируют в поисках лучшей доли.

 

Не соглашусь с мнением А.Сарыма, что молодежью двигает «желание искать новое, учиться и путешествовать». Хотя нет, второй мотив, а именно желание получить хорошее образование, оспорить трудно, и потому принять его в качестве аргумента можно. Но насколько хорошо то, что наша молодежь уезжает из Казахстана, стремясь получить более качественное высшее образование? Как утверждает известный эксперт Марат Шибутов, сегодня в одной только Российской Федерации обучаются около 80 тысяч выпускников казахстанских школ. Такая статистика звучит почти как приговор отечественной системе высшего образования. А о том, что ее деградация приняла необратимый характер, не писал только ленивый. Правда, во время обсуждения в «Кипре» самый авторитетный казахстанский социолог Гульмира Илеуова высказала категорическое несогласие с такой постановкой вопроса. Учитывая, что она занимается активной преподавательской деятельностью, можно предположить, что какие-то тенденции она улавливает глубже и тоньше, нежели автор этих строк. Ну что ж, как говорится, поживем - увидим.

 

А пока есть смысл привести данные официальной статистики, которые в абсолютных показателях наглядно иллюстрируют динамику внешней миграции Казахстана за период с 1991-го по 2018-й.  

 

Хотя, судя по приведенным цифрам, соотношение выезжающих из страны и въезжающих в нее носит однозначно неблагоприятный для Казахстана характер, не все эксперты разделяют пессимистические оценки. Например, социолог Ольга Симакова убеждена в том, что миграционные тренды не столь печальны, как может показаться. По ее мнению, принцип свободы передвижения важнее, чем возможные демографические потери. А поскольку Казахстану, как она считает, не грозит депопуляция, то все страхи нашего общественного мнения связаны в основном с тем, что якобы основную массу отъезжающих составляют экономически активные представители славянских этносов.

 

При этом, как утверждает Симакова, налицо тенденция к трансформации этнической миграции в трудовую. Согласно приведенным ею последним данным, в прошлом году настрой на эмиграцию имели 10% населения страны, тогда как в 2017-м таких было 11%, а в 2004-м  – 18%. Половину из числа потенциальных эмигрантов составляют русские, треть – казахи. Преобладает молодежь, а свыше трех четвертей – люди, имеющие профессиональное образование.

 

В качестве основных причин, влияющих на усиление эмигрантских настроений, указываются процесс «негативизации» образа страны и так называемый «стеклянный потолок» в плане карьерного роста и самореализации. Правда, дальше констатации этих причин эксперт не пошел – и, как мне кажется, зря. Хотя бы потому, что в этой самой пресловутой «негативизации» образа страны кроется если не базовый мотив массовой эмиграции, то один из наиболее важных мотивов. Столь витиеватой формулировкой маскируется масса вещей, начиная с провала подавляющего большинства государственных программ и заканчивая полной неопределенностью политического будущего страны. То же самое касается и другого вербального ноу-хау – «стеклянного потолка». Понятно же, что за этим стоят такие несимпатичные категории, как непотизм, кумовство и трайбализм. А иначе чем можно объяснить то, что каждый третий потенциальный эмигрант – представитель титульной нации?

 

Сама госпожа Симакова сформулировала это весьма парадоксально: «Уезжают не потому, что здесь плохо, а потому, что нет условий для роста и самореализации». Было бы смешно, если бы не было так грустно.

 

Пока эта публикация готовилась к печати, случилось еще одно забавное совпадение. Во время правительственного часа в мажилисе депутат Куралай Каракен подняла проблему «утечки мозгов». В связи с тем, что все большее число молодых людей уезжает учиться за рубеж, она выразила обеспокоенность по поводу возможного кадрового голода, который начнет испытывать Казахстан в обозримом будущем. Особенно с учетом того, что страну активно покидают люди с высшим и средним техническим образованием. К тому же, заметила депутат, на это накладывается отсутствие механизмов поддержки интеллектуальной молодежи и ее вовлечения в национальную экономику.

 

Согласитесь, здравая и своевременная постановка вопроса. Казалось бы, любой рационально мыслящий человек должен не в меньшей степени, чем депутат, озаботиться ситуацией. Но не тут-то было. Как всегда, у нашего чиновного сословия свое видение и понимание происходящего вокруг. По мнению министра общественного развития РК  Дархана Калетаева, «утечка мозгов» - это вполне обычная практика, соответствующая общемировым тенденциям, и, дескать, не одни мы страдаем от этого. Далее цитата: «Очень много говорят, особенно в прессе. Это общемировая тенденция. И если посмотреть на национальный состав, то более 70% выезжающих - это представители других этносов, не коренной национальности. Поэтому это естественный процесс. Люди ищут свою языковую среду, свои корни и выезжают из страны. Это тоже нормально, и какой-то трагизм мы не должны испытывать».

 

После слов министра невольно вспоминается переведённая на русский язык французская песня «Всё хорошо, госпожа маркиза» (в русской версии «Все хорошо, прекрасная маркиза»). И все бы ничего, если бы не одно «но». Будь на месте Калетаева любой другой чиновник, то можно было бы и не обращать особого внимания на приведенный экзерсис. Но когда подобное говорит один из самых перспективных государственных менеджеров, то впору схватиться за голову. Лично мне всегда казалось, что уж в чем в чем, а в отсутствии государственного мышления Дархану Амановичу не откажешь. И вдруг такой афронт.  Поэтому остается только гадать, чем был обусловлен столь неоднозначный ответ министра.

 

Кстати, об «утечке мозгов». Участвовавшая в дискуссии в «Кипре» заведующая кафедрой политологии и политических технологий КазНУ им. Аль-Фараби, профессор Гульнар Насимова сделала очень любопытное заявление, признавшись, что с некоторых пор очень осторожно использует словосочетание «утечка мозгов». Вполне естественно возникает вопрос: «Почему?». Как объяснила сама госпожа Насимова, когда лицом к лицу разговариваешь с молодым человеком, находясь в стране, где он обучается, то лучше ощущаешь его потенциал. И ей самой не очень бы хотелось, чтобы некоторые из этих студентов обучались на кафедре, которой она руководит. В подтверждение профессор  привела некоторые факты. Например, в Шанхайском университете экономики и бизнеса студенты из Казахстана занимают второе место по числу отчисленных за неуспеваемость после ровесников из Южной Кореи. При этом наши соотечественники пытаются банально «разводить» сессии, или же за них кто-то хлопочет. И потому, считает Насимова, выезд наших студентов на обучение в тот же Китай нельзя назвать «утечкой мозгов». В силу этого отныне она будет использовать данную формулировку с большой осторожностью, чтобы не попасть впросак. Вот такое грустное наблюдение, сделанное человеком сведущим.

 

В заключение следует сказать, что миграционные процессы в Казахстане носят весьма противоречивый характер. Анализ показывает, что в их характере сохраняется ряд серьезных проблем как внутреннего, так и внешнего свойства. В то же время, несмотря на все эти проблемы, Казахстан становится активным субъектом мировых миграционных процессов. Следовательно, можно сделать вывод, что и в обозримой перспективе их масштабы в нашей стране будут только нарастать.      


Кенже Татиля | Central Asia Monitor
  • Не нравится
  • +6
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO