Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

2 мая 2014-го для Украины – это то же, что Хатынь с Хрустальной ночью для гитлеровской Германии

Святослав КнязевКМ.ру
3 мая 2019

События пятилетней давности стали четким маркером того, что в Незалежной установился чудовищный неонацистский режим.

 

Причем его поддержал пришедший к власти чуть позже Петр Порошенко. И, судя по всему, так же будет поддерживать избранный на днях президентом Владимир Зеленский.

 

В истории большинства античеловеческих фашистских режимов есть несколько знаковых событий, превратившихся в символы чинимых изуверами зверств. Например, после Хрустальной ночи в Германии стало прекрасно понятно, чего стоит в дальнейшем ожидать от Адольфа Гитлера. А уничтожение белорусской деревни Хатынь превратилось в настоящий символ нацистского оккупационного режима. «Визитной карточкой» франкистов и их немецких союзников стала бомбардировка Герники, а японских милитаристов – Нанкинская резня. Нечто похожее произошло и 2 мая 2014 года в Одессе...

 

Немного истории

 

Основанная в 1794 году на месте бывшей турецкой крепости Одесса никакого отношения к Украине и украинству не имела никогда. Согласно переписи 1897 года, почти 50% населения города считали себя великороссами, а более 30% - евреями. На малороссийском наречии общались всего 9% одесситов – лишь немногим больше, чем на польском языке.

 

В ходе революционных событий 1917 – 1918 годов город стал центром Одесской советской республики, входившей в состав РСФСР. После завершения Первой мировой войны петлюровцы планировали захватить «Южную Пальмиру», но им этого не дали сделать белогвардейцы и интервенты Антанты. Впрочем, последние долго удерживать город тоже не смогли. В Одессе были так сильны просоветские настроения, что ими проникались даже иностранные военные моряки, и западные союзники от греха подальше бежали из «жемчужины у моря», оставив ее большевикам.

 

В составе Украины город оказался по злой иронии судьбы. Владимир Ленин не был уверен в идейной стойкости малороссийских хуторян, многие из которых являлись носителями «частнособственнических» настроений, вот и решил при создании УССР влить в состав республики русскую Новороссию и территорию Донецко-Криворожского бассейна, уравновешивая шахтерами Донбасса и одесскими портовыми грузчиками малороссийских «кулаков».

 

В 1941 году, пока обитатели Львова и других галичанских городов встречали нацистов хлебом-солью, Одесса более двух месяцев отражала атаки немецко-румынских войск, находясь в полной блокаде. Способные держать в руках оружие защитники покинули город только после того, как продвижение фронта на восток лишило оборону стратегического смысла.

 

После наступления «незалежности» Одесская область вошла в состав так называемого «красного пояса» - на выборах в ней регулярно с большим отрывом побеждала Компартия. А в ходе событий 2004 – 2010 годов одесситы уверенно поддержали Виктора Януковича и Партию регионов.

 

Евромайдану – нет

 

После того, как президент Украины Виктор Янукович в конце 2013 года под влиянием промышленников отказался подписывать губительное для украинской экономики соглашение об ассоцации с ЕС, прозападная оппозиция инициировала проведение в Киеве и на Западной Украине массовых акций протеста. Благодаря специально организованным провокациям (вроде псевдоизбиения псевдодетей ночью на Майдане) митинги быстро переросли в столкновения с силовиками.

 

Оппозиция попыталась «раскачать» и регионы Юго-Востока, включая Одессу. Но у нее из этого ничего не получилось. На незаконные акции в поддержку ассоциации с ЕС выходила крошечная горстка местных жителей. Зато манифестации, направленные против Майдана, собирали тысячи одесситов.

 

Оппозиция попыталась «спасти ситуацию» подвозом в Одессу наемных радикалов из других регионов. Для захвата местной областной администрации в Южную Пальмиру пригнали несколько десятков автобусов с боевиками-националистами. Но когда на защиту города от заезжих экстремистов начало стихийно стекаться местное население, наследники Бандеры развернулись и уехали восвояси. А в городе началось формирование народной самообороны – добровольных дружин.

 

После государственного переворота в Киеве Одесса фактически перешла в оппозицию к «новой власти». Многотысячные митинги одесситов, требовавших федерализации и повышения статуса русского языка до государственного, стали регулярными. Местные и привезенные из других регионов бандеровцы время от времени пытались устраивать провокации (в частности, 30 марта, когда в городе проходили синхронно две акции – противников госпереворота и поддерживающих Киев неонацистов), однако изначально у «украинофилов» сил на более решительные действия не хватало.

 

В апреле 2014 года события на Юго-Востоке достигли точки кипения. В Харькове, Николаеве и Запорожье власти смогли подавить антинацистский протест, используя спецслужбы и ультраправых наемников из парамилитарных неонацистских группировок. А в Донецке и Луганске начались народные восстания. Только Одесса «зависла в воздухе». В городе прошли аресты лидеров протеста, однако они не смогли полностью подавить волю людей к сопротивлению.

 

Одесская Хатынь

 

29 апреля Одессу без официальной цели посетил один из лидеров украинских неонацистов, в прошлом – основатель «Социал-национальной партии», а на тот момент уже секретарь совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Парубий. Он провел несколько встреч с находившимися в городе боевиками-националистами и уехал.

 

Позже, в 2018 году, грузинский наемник Цезарь Баджалидзе в общении с израильской прессой сообщит о том, что именно Парубий дал команду разогнать одесский Антимайдан – «поджечь все и уйти».

 

2 мая в Одессе в рамках чемпионата Украины должен был состояться матч между командами «Черноморец» и «Металлист». Под этим предлогом в город начался «незаметный» подвоз «пехоты Евромайдана» из числа ультраправых футбольных фанатов. В фанатской среде растворились также боевики «Самообороны Майдана», «Правого сектора»* и национальной гвардии. Перед матчем они двинулись по центру Одессы маршем под неонацистскими лозунгами.

 

На Греческой площади радикалы столкнулись с группой сторонников федерализации, в несколько раз уступавшей им по численности. Произошли столкновения. В ход пошли палки, взрывпакеты и «травматы». Один из украинских нацистов, Сергей Ходияка, открыл огонь по людям из ружья картечью. Четыре человека были убиты, многие получили ранения. Сторонники федерализации вынуждены были отступить – частично в находившийся неподалеку торговый центр, частично – на площадь Куликово поле, где находился палаточный лагерь Антимайдана.

 

Вслед за ними двинулись и нацисты. Учитывая то, что сторонников федерализации в это время на площади было в разы меньше, чем специально свезенных в город ультраправых, люди решили укрыться в находящемся рядом здании Дома профсоюзов.

 

Около семи вечера неонацисты ворвались на Куликово поле. Сначала они уничтожили палаточный лагерь оппозиции, а затем атаковали и Дом профсоюзов, забросав его бутылками с зажигательной смесью и обстреляв. «Коктейли Молотова» вызвали возгорание на первом этаже. Огонь быстро распространился. Люди выпрыгивали из окон, однако внизу нацисты добивали их палками.

 

Пожарные по странному стечению обстоятельств долго не могли добраться до места пожара. Сначала были некие проблемы с самим вызовом, а затем спасателей не пускали к Дому профсоюзов осаждавшие его неонацисты. Из огня были спасены около 350 человек, включая множество случайных прохожих, которые просто спрятались в здании при виде толпы бегущих на Куликово поле боевиков. Пожарные буквально закрывали их своими телами от стремящихся расправиться с ними бандеровцев.

 

Но 48 человек 2 мая 2014 года в Одессе спастись не смогли. Они погибли - в результате пожара, огнестрельных ранений и травм, связанных с падением из окон (а также возможного добивания на земле). Еще 226 человек обратились в больницы города с тяжелыми травмами, ранениями и отправлениями.

 

Тяжело раненных людей массово задерживали прямо в больницах и уводили в здание Одесского управления внутренних дел. Там произошел последний массовый бой местного антимайдана. Многотысячная толпа одесситов взяла милицию штурмом, освободила задержанных и отступила. Большая часть лидеров и активных участников протеста покинули границы Украины.

 

Позже, «для галочки», украинские спецслужбы похватали случайных людей, некоторые из которых даже не принимали активного участия в акциях на Куликовом поле, и обвинили их в «массовых беспорядках». Дела против них ведутся до сих пор. Уже почти пять лет люди, без малейших доказательств вины, находятся под стражей. Любая попытка судей освободить их наталкивается на сопротивление спецслужб и националистов.

 

Что же касается убийц, то их горячо поддержали киевские власти и украинские политики. Представители политической элиты, бизнеса и промайдановской богемы весело шутили в Интернете о «шашлыках из сепаратистов» и «паленной вате». Неонацист Сергей Ходияк, публично расстреливавший людей из ружья на улицах Одессы, спокойно разгуливает на свободе. Судьи боятся брать на рассмотрение его дело из-за угроз в свой адрес. Некоторые предпочитают даже подать в отставку. Уверовавший в свою безнаказанность убийца теперь промышляет организацией провокаций и рейдерских захватов.

 

Шансы на то, что участники массового убийства в ближайшее время будут наказаны, стремятся к нулю. Становившийся на колени перед атошниками Владимир Зеленский об этой теме даже не вспоминает. Тем более что его хозяина, Игоря Коломойского, СМИ неоднократно называли одним из организаторов побоища. Не зря всего через четыре дня после трагедии губернатором Одесской области был назначен один из «укрнафтовских» менеджеров днепропетровского олигарха Игорь Палица.

+2
    601