Последние новости


Киргизия: лишь редкие активисты выступают против эпидемии сексуального насилия

22 октября 2019
714
0

Коллаж: © Русские в Казахстане«Я не буду молчать».

 

С этих слов начала свой ставший сегодня вирусным пост в Instagram Умида, молодая женщина из города Кант в Кыргызстане.

 

Рассказанная ею история знакома многим молодым кыргызским женщинам. Тем не менее законодатели явно не принимают достаточных мер по решению насущных проблем, вызывая недовольство и разочарование.

 

8 октября 17-летняя школьница опаздывала на урок, когда решила заглянуть в магазин канцелярских товаров, чтобы купить тетрадь. Но не успела – на нее напал мужчина, которому было явно за тридцать.

 

«Он схватил меня за руку и потащил в подъезд. Я оказывала сопротивление как могла и начала кричать изо всех сил, – написала она. – Он пытался совершить ПА [половой акт], но не успел, услышав, как с верхних этажей открывается дверь».

 

Вырвавшись, она побежала в школу, где смогла спрятаться и позвать на помощь. Там же вызвали милицию.

 

Случившееся, по словам Умиды, не вызвало у администрации школы сочувствие.

 

«Они сказали моей маме: «Ваша дочь красится, ведет себя вызывающе, прогуливает уроки, общается с парнями. Во время [нападения] ее даже не было в школе, поэтому она сама виновата», – написала Умида, описывая состоявшийся, по ее словам, разговор.

 

Умида сказала, что после инцидента с ней беседовали пять сотрудников милиции. По ее словам, ни один из них не предложил ей психологическую помощь.

 

Пост Instagram стал резонансным, получив более 100 тысяч лайков, по состоянию на 18 октября. «Я поделилась этой историей, чтобы люди понимали и знали, что это может случиться с каждой», – пишет Умида.

 

Сохранившееся табу в отношении сексуального насилия в Кыргызстане сложно искоренить.

 

Активистка и феминистка Эльвира Калмурзаева сказала, что есть две причины, по которым девушки не рассказывают о случившемся насилии.

 

По словам Калмурзаевой, жертвы даже не могут надеяться на помощь милиции, и боятся, что скорее станут объектом общественного порицания, нежели получат поддержку и сочувствие после сообщения о сексуальном насилии.

 

Калмурзаева отметила, что на фоне перемен, произошедших в кыргызском обществе за последнее время, моральные ценности детям должны прививать школы. Однако то, чем чаще всего занимаются государственные педагоги, скорее является пропагандой нездоровых гендерных норм, считает она.

 

«Во многих школах на уроках труда девочки вяжут, а мальчики что-то конструируют. Когда пора убирать классы, девочки моют полы, а мальчики приносят воду. Это разделение, выставляющее мальчиков сильными, а девочек – подчиненными, затем проецируется в обществе», – сказала Калмурзаева.

 

Цифры поражают.

 

По данным МВД, каждая четвертая женщина в Кыргызстане в возрасте от 15 до 49 лет хотя бы раз пережила физическое насилие. Согласно государственной статистике, более 20% браков были заключены в результате похищения невесты.

 

Шок, вызванный жестоким убийством в мае 2018 года, заставил общество пересмотреть спокойное отношение к проблеме похищения невест.

 

19-летняя Бурулай Турдалиева поступила «не по традиции», заявив на своего похитителя Марса Бодошева в правоохранительные органы. 27 мая, когда Турдалиева находилась в отделении милиции, чтобы дать свидетельские показания против своего похитителя, представители правоохранительных органов разрешили Бодошеву подойти к ней и, что называется, примириться. Он нанес ей смертельные ножевые ранения.

 

«Случай с Бурулай стал апогеем всего ужасного, что у нас творится с женщинами. Сейчас милиция более или менее реагирует на случаи похищения невест. Но причина похищения невест связана с местными гендерными нормами», – сказала Калмурзаева.

 

Журналистка Айзирек Иманалиева рассказала, что подверглась сексуальным домогательствам со стороны сотрудника милиции, когда ей было 16 лет. Она и ее подруга были пойманы на краже косметики в магазине и переданы в милицию.

 

«По дороге в отделение милиционеры обсуждали, какая я красивая, и шутили, что, если бы я была постарше, они непременно украли бы меня и женились на мне», – сказала Иманалиева.

 

Уже в отделении милиционер погладил Иманалиеву под столом, несмотря на то, что рядом находились его коллеги.

 

«Он говорил, какая я сладкая и как красиво я одета и как я смогла что-то своровать. Для них это было смешно, а мне было страшно», – сказала она.

Юрист Фатима Якупбаева сказала, что в законодательстве в этой сфере полно лазеек. Существует закон о сексуальных домогательствах, но он предусматривает, что для предъявления обвинений между агрессором и жертвой должна быть связь – профессиональная или семейная.

 

Бишкекская студентка Ольга Пыхова говорит, что на улице часто сталкивается с домогательствами со стороны незнакомых мужчин. Больше всего Пыхову, по ее словам, возмущает то, что прохожие, как правило, молчат и не реагируют.

 

«Неделю назад мужчина лет 50, слегка пьяный, начал ко мне подкатывать в маршрутке. Он сказал, что я красивая, и спросил мой возраст. Еще сказал, что работает и у него есть большой дом, – сказала Пыхова. – Абсолютно все в автобусе слышали это, но ничего не сказали».

 

Пыхова сказала, что даже спустя время ей трудно делиться этими историями. К сообщениям о сексуальных домогательствах обычно относятся как к чему-то заурядному и вызывают осуждение в адрес жертвы вместо солидарности.

 

«Просто казалось, что это мелочь, которая случается со всеми», – сказала она.

 

«Больно осознавать это, но я пришла к мысли, что не хочу, чтобы мои дети росли здесь. История Бурулай нас ничему не научила».


Нуржамал Джанибекова | EurasiaNet
  • Не нравится
  • +3
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO