Последние новости

Гарем нечаянно нагрянет: как в Узбекистане борются с многоженством

30 ноября 2019
560
0

Коллаж: © Русские в КазахстанеМужчинам выписывают штрафы и сажают в тюрьму

 

Если б я был султан, я б имел трех жен», — пел герой советской кинокомедии. В Средней Азии вопрос многоженства обсуждают не только на сцене, но и в судебных инстанциях. В Бухарской области Узбекистана к году ограничения свободы приговорили мужчину, который завел две семьи. Отношения с одной женой он оформил в загсе, а с другой провел обряд мусульманского бракосочетания (никох). Корреспондент «Известий» разбирался в том, почему в регионе гаремов становится всё больше.

 

Полторы пачки денег

 

Жителя Бухарской области Узбекистана приговорили к году ограничения свободы за многоженство. Как сообщают местные СМИ, 53-летний мужчина долгое время жил с первой женой, имеет двух дочерей. В 2016 году он решил жениться еще на одной женщине. Для оформления отношений пара прошла в Самарканде обряд мусульманского бракосочетания (никох).

 

Создание второй семьи мужчина объяснял тем, что первая жена заболела и не могла родить ему сына. В 2018 году вторая жена родила сына. В ходе судебного процесса мужчина признал свою вину. Обвиняемый заявил, что он создал все необходимые условия для обеих семей, в том числе обеспечивал дочерей от первого брака.

 

Сведения о подобных судебных процессах не очень часто попадают в прессу. Известно, что наказанию за создание гаремов подверглись несколько узбекских чиновников. Так, в Сурхандарьинской области к трем годам исправительных работ приговорили главу районного управления народного образования Якуба Нормуродова. После вступления приговора в силу Нормуродова отстранили от должности. Он также лишился права занимать некоторые государственные посты. В связи с аналогичным обвинением от должности был отстранен начальник отделения внутренних дел Гулистана (город в Сырдарьинской области), подполковник Рахим Худойбердиев.

 

По законам Узбекистана за многоженство предусмотрен штраф от 50 до 100 минимальных размеров заработной платы (в 2019 году — от 11 млн до 22 млн сумов или 82,5–165 тыс. рублей) или ограничение свободы до трех лет. В 2017 году президент Шавкат Мирзиеев запретил имамам проводить никох для пар, которые не предоставили свидетельство из загса. «Каждый мулла, который совершит обряд без свидетельства, будет наказан», — пообещал глава государства. Впрочем, указание президента в некоторых мечетях можно обойти за «полторы пачки денег».

 

По официальным данным, в стране насчитывается 12 тыс. незарегистрированных семей. Соответствующие сведения обнародовала заместитель премьер-министра Узбекистана Танзиля Нарбаева. По неофициальным данным, многоженцев больше. Только в Самаркандской области 5 тыс. мужчин имеют вторых гражданских жен. Численность населения региона составляет десятую часть от численности населения всей страны. Соответственно, простая арифметика показывает, что многоженцев в стране может насчитываться около 50 тыс.

 

Если б я был мигрант

 

Причин многоженства в Узбекистане минимум три. Во-первых, несколько семей создают трудовые мигранты. Чаще всего из Узбекистана на работу едут в Казахстан и Россию. На новом месте приезжие начинают по-другому питаться, одеваться, трансформируется их поведение. На родине, тем более в небольшом селе, над человеком довлеет традиционная мораль, мнение окружающих. В чужих городах эти факторы отсутствуют. Например, создание второй семьи здесь не станет поводом для пересудов, этого, скорее всего, никто просто не заметит.

 

Ситуация усугубляется структурой миграции. В России постоянно находится около 2 млн граждан Узбекистана, 85% из них мужчины. Большинство приезжих составляют молодые люди в возрасте 18–35 лет, которые особенно активны в общении с женщинами.

 

Уроженец Хорезмской области Алишер работает в России с 2004 года. У него две жены, обе знают о параллельной семье мужа. «Я хорошо зарабатываю. Снимаю отдельную квартиру, могу на родину деньги отсылать и здесь содержать семью», — говорит 50-летний мужчина. По его словам, сначала он думал перевезти в Россию первую жену. «Она пожила со мной пару месяцев. Ходили на концерты узбекских музыкантов, гуляли по паркам. Но ей здесь всё равно не понравилось: русского языка она не знает, большого города боится. Я объявил ей, что заведу вторую жену. Она согласилась», — рассказывает собеседник.

 

Со второй супругой Мамед познакомился на сайте знакомств. Женщина также родом из Узбекистана. Она моложе супруга на 13 лет, живет в Москве, работает поваром. С ней мужчина заключил брак по исламским канонам. Теперь на две семьи у приезжего четверо детей: три ребенка от первой жены, еще один сын от второй супруги. «Я долго работал на стройке, зарабатывал, в Москве даже машину купил. И обеих своих жен обеспечиваю. Одной приобрел квартиру, для второй построил дом в ее родном селе. Разногласия редко бывают. У меня и без этого много проблем», — говорит мужчина.

 

Ислам и бедность

 

Распространению многоженства способствует также укрепление роли ислама. В советское время религия оказалась на задворках общественного сознания. Большевики долгие годы вели активную пропагандистскую работу. Например, в 1927 году в Ташкенте режиссер Михаил Доронин снял первый в Средней Азии немой фильм «Вторая жена». Картина описывает первые года советской власти в республике. Основа сюжета: богатый торговец Таджибай берет в дом вторую жену, которая страдает от жестокого обращения мужа и первой жены.

 

Еще один фильм был снят в 1969 году. Картина под названием «Минувшие дни» стала классикой узбекского кино. Действие происходит в начале XIX века. Герой — интеллигентный Атабек — по любви женится на девушке Кумуш. Но местные традиции и религиозные обычаи принуждают его взять вторую жену, которая делает невыносимой жизнь соперницы.

 

После обретения независимости советская идеология постепенно забылась. Ее место в некоторых сферах жизни занял ислам. Коран же не осуждает полигамию, он ограничивает количество жен четырьмя и требует от мужчин справедливого отношения к каждой из них. Представители духовенства к многоженству относятся лояльно, хотя и советуют объявлять талак (разводиться) тем, кто долго не живет вместе.

 

Еще одна причина появления гаремов — заметное расслоение узбекского общества. Социально-экономическая обстановка разделила людей на очень богатых и очень бедных. По официальным данным, за чертой бедности находится 13% населения страны. Средняя зарплата в столице страны составляет $180–200. Многие молодые мужчины уезжают на заработки, а девушки остаются без мужчин и без денег.

 

При этом в достатке живут чиновники и крупные предприниматели. Именно они готовы заводить новые семьи. По словам местных журналистов, портрет среднестатистического многоженца выглядит следующим образом: мужчина за 40, есть работа, машина, дом. Практически отсутствуют материальные проблемы. Чувствует, что может содержать и законную, и новую молодую жену. «Сами подумайте, если я могу материально обеспечить двух женщин, почему бы нет? Правда, законная жена не знает, что я двоеженец», — рассказывает работник государственной транспортной компании Сабирджон, который завел по семье в Андижане и Ташкенте.

 

Баллон в многоженство

 

Однозначного мнения по поводу гаремов в узбекском обществе не сложилось. С одной стороны, многоженство поддерживает даже часть женщин. В стране настороженно относятся к матерям-одиночкам. Считается, что женщина всегда должна быть при мужчине — неважно, первой или второй. В связи с этим разведенные часто соглашаются на роль второй жены, лишь бы не быть одной.

 

С другой стороны, гаремы порождают понятные вопросы защиты прав женщин. Исламский брак может иметь большое значение для верующих. Но он не воспринимается государственными органами, не существует юридически. По сути, речь идет не о браке, а о форме сожительства. В графе «отец» у детей, рожденных в таком союзе, будет стоять пробел, алиментов ждать также не приходится. Первые жены всегда могут обратиться в правоохранительные органы или к влиятельным родственникам. А дети от законного брака, став взрослыми, могут попытаться отсудить у своих сводных братьев и сестер то имущество, которое оставил им отец.

 

К тому же многоженство является одной из главных причин семейных скандалов и насилия. Один из резонансных случаев такого рода произошел весной в Самаркандской области. Мужчина изувечил супругу через две недели после свадьбы. Избил ее кулаками и газовым баллоном, женщина получила черепно-мозговую травму, многочисленные ушибы. Супруги не регистрировали отношения, а только провели в мечети никох — жених на тот момент не оформил развод и официально находился в браке с другой женщиной.

 

Профессор кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ Александр Синельников говорит, что среднеазиатское общество остается во многом традиционным. «Муж в таких странах должен содержать, обеспечивать женщину. С этим, кстати, связан обычай калыма. Выплачивая калым, жених доказывает свою экономическую состоятельность, доказывает способность обеспечить семью. Понятно, что есть те, кто и одного калыма заплатить не может, а есть те, кто готов это сделать за двух, трех, четырех женщин», — объясняет эксперт. Он добавляет, что по-настоящему успешная борьба с многоженством возможна, если общество полностью отвергает идею гарема. «В Узбекистане, очевидно, ситуация пока иная», — отмечает Синельников.


Игорь Кармазин | Известия
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO