Последние новости

Суд по шпаргалке. Решать споры между казахстанцами будет искусственный интеллект

3 декабря 2019
467
0

С 2020 года в Казахстане собираются использовать искусственный интеллект для предсказания исхода судебных дел. По задумке инициаторов, нововведение позволит разгрузить суды на 70%, а потенциальному истцу поможет спрогнозировать исход дела еще до подачи иска. Корреспондент «Ферганы» поговорил с юристами и разработчиками о плюсах и минусах новой системы.

 

Как это будет работать?

 

Система, о которой идет речь, — это специальный портал с базой данных, куда загружены 1,2 миллиона оцифрованных судебных актов и более 120 тысяч исковых заявлений. На портале будет свой поисковик для населения, где можно ввести ключевые слова или описательную часть иска, после чего система выдаст прогноз с шансами на успех. К примеру, если ввести ключевые слова «затопил сосед», из 1,2 миллиона актов будет отобрана именно та категория, которая касается спора соседей из-за затопления. А чтобы поиск был легче, в нем введут категории по тематике.

 

Для кого это должно работать?

 

Главная цель проекта, как сообщили в Национальной палате предпринимателей «Атамекен», — введение единой правоприменительной системы в стране. «Не секрет, что в одних регионах по аналогичным делам принимают одно решение, а в других — другое, поэтому хотим, чтобы было единообразное правоприменение. Нельзя по аналогичным делам кому-то давать штраф 10 тенге, а кому-то 10 миллионов. Вторая цель — снизить нагрузку на судей. Сама система будет состоять из двух модулей. Один — для судей. И когда судья принимает решение и хочет посмотреть, какой была правоприменительная практика, он с помощью этой системы сможет изучить полностью описательную, мотивировочную часть, связанную с [аналогичными] делами», — объясняет Ербол Устемиров, управляющий директор в Национальной палате предпринимателей «Атамекен» (НПП).

 

Также, по его словам, система показывает, какие дела дошли до апелляции, а какие — до Верховного суда. «Судья видит жизненный цикл дела и то, какие доводы принимал [другой] судья при вынесении решения, — ссылки на законы и НПА (нормативно-правовые акты. — Прим. «Ферганы») и может узнать, до какой инстанции доходило дело, — апелляционной или до кассации. Но в то же время мы не можем сказать, что вот правоприменительная практика по такому делу такая и решение будет таким. Судья независим и принимает решение самостоятельно по своим внутренним убеждениям, основываясь на полном и объективном изучении всех доказательств», — напоминает Ербол Устемиров.

 

Второй модуль системы разрабатывается для населения и предпринимателей. «Нередко бывает много бесперспективных дел. И [потенциальному истцу] система выдает дела по тематике, а также выдает прогноз, что, допустим, если обратиться с иском в суд по такой-то фабуле, то процент выигрыша будет составлять 80. И на процедурах медиации истец может сказать ответчику: “Видишь, в судебной практике сложилось так, что если я подам на тебя в суд, то на 80% выиграю, поэтому зачем спорить в суде? Давай, мы решим спор в рамках процедуры медиации”. И ответчик решает, что лучше не судиться, ведь там еще и пошлину платить, и моральный ущерб возмещать», — объясняет представитель НПП.

 

Конечно, будут граждане, которые все равно решат судиться, даже если прогноз покажет проигрыш, но система выдаст все возможные варианты развития событий.

 

Не исключено также, что прогноз, выданный искусственным интеллектом, сможет помочь при подаче апелляции. «Можно опираться не на сам прогноз, а на те доводы, законы и НПА, на которые ссылались судьи в аналогичных судебных делах, выданных системой. Допустим, истец судился в Кызылорде и проиграл, и в базе он находит аналогичное дело в Караганде, где по нему дошли до кассации и выиграли. И во время апелляции на этом примере он говорит: “Вот кассация решила так, и если вы не вынесете правильное решение, то я пойду в Верховный суд, и там высока вероятность, что примут решение, как по аналогичному делу в Караганде”. То есть система будет помогать ему», — поясняет Устемиров.

 

По его данным, пока точность прогнозов составляет 90%, но сейчас систему еще тестируют.

 

Шпаргалка для судей

 

До конца ноября доступ к системе дали некоторым судьям, чтобы они могли «поюзать» и оценить ее. «В августе делали тестирование для судей экономического суда Нур-Султана и в целом сказали, что система как помощник хорошая. Судьям понравилось. В ходе теста судьи в Алма-Ате говорили, что им первая инстанция неинтересна, они сразу будут смотреть на доводы при апелляции и кассации», — рассказывает Устемиров.

 

Все работы по тестированию планируют закончить в марте-апреле 2020 года и потом передадут систему в Верховный суд, который и является базовым приобретателем. Палата предпринимателей выступает заказчиком для ВС. Сам проект разрабатывался в Казахстанско-Британском техническом университете, к разработке также привлекали и специалистов столичного университета Назарбаев.

 

Бюджет проекта держится в тайне — в палате предпринимателей «Атамекен» ссылаются на то, что это «ее частные деньги».

 

Система полностью будет управляться Верховным судом. «Когда какой-то судья, допустим, в Кызылординской области принимает решение, которое противоречит правоприменительной практике, то это дело заливается в систему, и потом в Верховном суде к нему возникнут вопросы касательно причин принятия такого решения», — говорит собеседник «Ферганы».

 

О том, что искусственный интеллект может стать своего рода «шпаргалкой» для судей, ранее говорил заместитель председателя правления НПП «Атамекен» Рустам Журсунов. По его словам, «это помощь, отход от рутины и повышение внимания при рассмотрении тех или иных спорных вопросов в судах». Если судья будет затрудняться в вынесении решения, система поможет по его запросу сформировать топ-10 судебных дел, аналогичных тому, которое данный судья рассматривает.

 

«К примеру, судья рассматривает дело, которое касается жилья, и к нему приходит дело по земле. Он же не универсальный специалист, чтобы хорошо разбираться во всех делах. Поэтому, узнав, как на практике, почитав нужные НПА и законы, он принимает решение. Ведь эти акты принимают не случайные люди, а такие же судьи, как он», — отмечает управляющий директор НПП.

 

А судьи для чего?

 

Впрочем, в среде юристов новшество особого восторга не вызвало. Особенно им не понравилось, что судьи будут «заглядывать» в решения своих коллег.

Судья должен сам решать вопросы без изучения других материалов, убежден юрист Жангельды Сулейманов. «При рассмотрении уголовного, административного или гражданского дела судья руководствуется законами, нормативно-правовыми актами, но никоим образом не решениями других судей. Судья должен исследовать только те доводы, которые есть у него в деле. Каждое дело уникально. Если там развод и здесь развод, это не значит, что и там, и здесь решения одинаковые. Это противоречит работе судей. Беспристрастность суда заключается в том, что он независим от мнения третьих лиц. Судьи не должны учиться у других судей», — заявляет Сулейманов.

 

«Судью нужно брать такого, который знает сам (как выносить решения), — продолжает он. — Если судья не разбирается (в деле), то пусть увольняется. Такой судья не должен работать. Если судья не понимает, то он не должен вообще там быть. Получается, что до этого, без этой базы они не понимали, что делают, но все же выносили решения? Все 30 лет (независимости Казахстана)? Поэтому в судьи надо брать идеального человека, который разбирается», — подчеркивает Сулейманов.

 

Юрист также сомневается в прогнозах, которые будет давать система, считая, что она все равно не учтет все нюансы и детали. «Возможно, система выдаст, что у стороны по такому-то делу должен быть определенный перечень документов, и если не окажется документов, то вы проиграете. Но у нас суды выносят решения даже без документов. Ни одна система не может предусмотреть, что будет в финале. В 90% случаев новые доказательства всплывают именно в суде. У нас четко и ясно сказано в гражданском кодексе, что все обстоятельства подлежат выяснению судом в ходе судебного разбирательства», — напоминает адвокат.

 

«Если прогноз выдаст 80-процентный выигрыш дела для истца, — отмечает он, — то нормальный ответчик скажет, что ему все равно, и будет судиться. У нас смелые люди в Казахстане. Но будет социальный взрыв, если человек, которому прогнозировали победу на 80%, проиграет. И причины могут быть разные: система не все поняла, судья не понял, ответчик и его адвокат оказались крутыми в юридическом плане. И тогда проигравший истец имеет право предъявить претензии. Как так, машина предсказала победу, а я пошлину заплатил в пятьсот тысяч, адвокату миллион дал и все равно проиграл. И он в таком случае в суд может подать на эту систему. Я бы подал. Ведь из-за нее я потратился на полтора миллиона, поверив прогнозу. Вообще надо запретить эту систему!» — заключает Сулейманов, добавляя, что при внедрении искусственного интеллекта «изначально были поставлены неверные цели».

 

«Если цель в том, чтобы минимизировать количество поданных дел, то это не цель. Цель должна быть благая — и для населения», — отмечает он.

 

Проценты могут врать

 

Адвокат Бауыржан Азанов также считает, что прогноз искусственного интеллекта не будет объективным. «Когда [люди] не будут сомневаться, что судебное решение не ангажировано чем-то или кем-то, когда знают, что суд выясняет только истину, только тогда, пожалуйста, пусть хоть поменяют всех судей на роботов. Но когда куча претензий, как можно говорить о каком-то процентном соотношении при несовершенной судебной системе? Нельзя высчитывать проценты, у многих нет доверия к этой судебной системе», — предупреждает он.

 

«При вынесении решения суд должен руководствоваться только законом и должен быть независим от всего и всех. Если бы база выдавала материалы именно по тому делу, которое данный судья рассматривает, тогда ладно. Но нельзя принимать решение, опираясь на другие дела, ведь они не бывают одинаковыми, у каждого свои нюансы. Создается впечатление, что все будет по схеме, шаблону. И человек, в отношении которого будет приниматься решение, будет недоволен. Работа любого юриста — выяснение истины, а не манипуляция фактами и законами. И суд, и адвокат вместе должны устанавливать истину — как было на самом деле.

 

Истина устанавливается в каждом конкретном деле. А они (инициаторы проекта) хотят формализовать процесс и загнать все в прокрустово ложе, подогнать под шаблон. Нельзя ни в какие шаблоны загонять дело, в котором решается судьба человека», — считает Азанов.

 

Адвокат также замечает, что предлагаемое новшество подразумевает переход к прецедентному праву по англо-саксонской системе, когда суд при принятии решения руководствуется уже сложившимися нормами, обобщая судебную практику (сейчас в Казахстане действует романо-германская система, при которой источники права построены по иерархии — Конституция, законы, подзаконные акты).

 

Судьи ждут машину, а население — честный суд

 

Корреспондент «Ферганы» обратился в Верховный суд Казахстана, чтобы узнать позицию инициатора проекта, однако в ведомстве потребовали написать официальный запрос, ответ на который редакция к моменту выхода материала не получила.

 

Между тем судья Верховного суда Елена Максюта призналась «Фергане», что ждет внедрения новой системы. «Не надо боятся этого, без новых технологий нельзя двигаться вперед. Спросите любого юриста, все ждут», — говорит она.

 

По словам Максюты, система особенно удобна для граждан, в ней «каждый может попытаться спрогнозировать исход дела». Комментируя возможные манипуляции с выигрышным прогнозом, которым могут козырять истцы перед ответчиками, представитель Верховного суда отмечает, что гражданский процесс состязательный, и исход дела зависит от предоставленных доказательств. «И есть очень хорошая и работающая статья 8 Гражданского кодекса (“Осуществление гражданских прав”), которую ни одна машина не может применить», — добавляет она.

 

На вопрос, какие есть гарантии, что внедрение системы не повлияет на независимость судей, ведь они, вероятно, будут опираться на решения коллег, рассмотревших аналогичные дела, Максюта ответила, что аналогичное дело найти очень сложно, «нет практически на 100 процентов похожих дел, везде есть свои нюансы».

 

«Этот сервис надо рассматривать как аналитический помощник для юристов. Такой есть по уголовным делам, но никто же не говорит, что кто-то манипулирует этим. В России похожий сервис в частных руках, эта информация доступна по платной подписке. И там никто не говорит о манипуляции», — поясняет она.

 

Как ожидается, система будет запущена в первой половине следующего года. Поначалу ее будут использовать при рассмотрении гражданских дел.

 

Пока очевидно, что сервис призван облегчить работу казахстанских судей, которые нередко подвергаются критике. Однако юристы сомневаются, что искусственный интеллект справится с этой задачей. «Нужно разрабатывать программы в защиту прав граждан, а не в защиту прав судов. Нужно качественно судить и увеличивать количество судов», — советует Жангельды Сулейманов.

 

Его коллега Бауыржан Азанов в свою очередь добавляет, что, какие бы инновации ни вводились, для населения нужно, чтобы суд был честным и независимым, таким, о котором не придется писать гневные посты в социальных сетях. В то же время введение искусственного интеллекта, по мнению юриста, пока не говорит о честности и независимости судебных решений.


Багдат Асылбек | ИА Фергана
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO