Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Про это: почему в Казахстане нет сексуального образования в школах?

Асель СултанCABAR.Asia
29 января 2020

В Казахстане почти треть молодежи от 15 до 19 лет живут половой жизнью. А показатель подростковой беременности – 36 случаев на тысячу девушек, что в шесть раз выше показателя в развитых странах.

 

Такие данные представлены в исследовании Центра изучения общественного мнения о репродуктивном здоровье молодежи в 2018 году. По словам специалистов, в Казахстане нет системного сексуального образования подростков в школах, что и является причиной ранней беременности, роста числа инфекций передающихся половым путем (ИППП) и ВИЧ среди молодежи. 

 

Исследование проводилось во всех регионах страны с участием более четырех тысяч молодых людей от 15 до 19 лет. Согласно ему, средний возраст начала половых отношений приходится на 16,5 лет.

 

Также наблюдается низкая осведомленность о заражении ВИЧ и ИППП. Только 9% молодых людей правильно ответили на все пять вопросов о ВИЧ/СПИД.

 

Две трети опрошенных не знают о профилактике нежелательной беременности. 2,4% или 49 респонденток ответили, что были когда-либо беременны, а среди девушек, живущих половой жизнью, этот показатель составил 16,7%. 

 

14,8% сексуально активных казахстанцев 15-19 лет отметили наличие хотя бы одного из симптомов ИППП за последние 12 месяцев. Больше половины из них не обращались за медицинской помощью. 

 

Эксперты называют ситуацию критичной и выступают за доступность подобной информации для молодых людей. 

 

Не пропаганда секса

 

В 2007 году в Южно-Казахстанской области работал пилотный проект внедрения в школах предмета «валеология».

 

В основе валеологии лежит идея формирования здорового человека через нравственное, физическое и половое воспитание.

 

Но в 2010 году депутат нижней палаты парламента Алдан Смайыл выступил против предмета, который «описывает все половые органы – как девушек, так и юношей». Он заявил, что в эту тему не стоит сильно углубляться, а детям нужно давать нравственное воспитание. 

 

Сейчас в Казахстане нет единой программы по сексуальному образованию для детей и подростков. По словам психолога и основателя школы сексуальной грамотности «Откровенный разговор» Асель Шаназаровой, в образовательных учреждениях нет подготовленных специалистов, а у психологов другие задачи. Поэтому для хоть какого-то полового воспитания в школы направляют гинекологов. 

 

«Они обычно проводят занятия отдельно для девочек и рассказывают больше о медицинской стороне: про месячные, как пользоваться средствами личной гигиены, СПИД и инфекции. Очень часто бывает, что направленные от акиматов в школы специалисты говорят о нравственной стороне вопроса, будто вся ответственность только на девушках», – рассказывает Шаназарова.

 

Она одна из немногих специалистов в Казахстане, кто проводит платное обучение сексуальной грамотности подростков и их родителей. По ее словам, в основном к ней обращаются уже после форс-мажора. За трехлетнюю практику только одна семья к ней обратилась за консультацией в профилактических целях. 

 

«У нас в обществе есть люди, которые считают, что нужно ввести сексуальное воспитание, и люди, которые считают что это «уят» (каз. «стыд»). И людей из второй группы сейчас больше. Но сексуальное образование – это не только разговоры о сексе или пропаганда секса. Прежде всего, сексуальное образование – это грамотное отношение к своему организму, знание об изменениях в период полового созревания, знание организма противоположного пола, умение выстраивать отношения с ним, умение защитить себя, избежать насилия и знать правила безопасности», – говорит психолог. 

 

Cексуальное образование – это грамотное отношение к своему организму.

 

Согласно исследованию по изучению состояния репродуктивного здоровья подростков и молодых людей 15-19 лет, 44% респондентов сообщили о наличии более одного партнера. Если сопоставить этот показатель с 20% молодых людей, которые практикуют незащищенный секс, то становится понятным большой показатель подростковой беременности и ВИЧ/СПИДа. 

 

По данным UNAIDS, Восточная Европа и Центральная Азия являются единственными регионами в мире, где эпидемия ВИЧ продолжает быстро расти, с ежегодным увеличением числа новых случаев ВИЧ-инфекции на 57% с 2010 по 2017 годы.

 

В 2018 году в Казахстане выявили более 30 случаев ВИЧ на первой и второй стадии заболевания среди подростков. 

 

«Из трёх молодых людей, которые начали половую жизнь в возрасте 15 лет, двое практически не знали, о каких инфекциях может идти речь и не использовали никаких средств для предохранения от нежелательной беременности и от инфекций, передаваемых половым путём», – сообщил гендиректор республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИД Бауыржан Байсеркин на пресс-конференции в декабре 2018 года (цитата по Informburo.kz).

 

Также, по его данным, только в 2017 году зарегистрировали 700 случаев половых инфекций у подростков. У более 17% из них заболевание сифилисом, у 44% – гонореей. 

 

Право на сексуальное образование

 

Согласно исследованию активистки Карлыгаш Кабатовой о половом просвещении в системе школьного образования, половое воспитание находится не в фокусе программ здравоохранения и образования Казахстана. 

 

«Складывается впечатление, что развивать репродуктивную культуру необходимо лишь взрослому населению. Для сохранения же здоровья подрастающего поколения авторы госпрограммы предлагают поощрять их к занятию спортом и пропагандировать ЗОЖ. Из этого следует, что подростки не рассматриваются как группа, подверженная риску сексуально-репродуктивных проблем, хотя статистика по подростковым беременностям и родам упорно свидетельствует о том, что подростки остро нуждаются в половом просвещении и должны рассматриваться как целевая группа мероприятий по улучшению репродуктивного здоровья», – говорится в исследовании. 

 

Подростки не рассматриваются как группа, подверженная риску сексуально-репродуктивных проблем.

 

В 2010 году в Казахстане была утверждена пятилетняя госпрограмма развития здравоохранения «Саламатты Казахстан». Ключевой целью было совершенствование системы здравоохранения, которая в итоге должна была привести к улучшению показателей здоровья населения.

 

Среди прочего планировалось достичь положительных результатов по снижению детской и материнской смертности и «удержанию распространенности ВИЧ-инфекции». Речь шла о пропаганде ЗОЖ среди молодежи, о сексуальном образовании в программе нет ни слова. 

 

Позже была принята программа развития здравоохранения «Денсаулық» на 2016–2020 годы, цель которой «укрепление здоровья населения для планомерного достижения показателей здоровья уровня 30 наиболее развитых стран мира». В ней также говорилось о пропаганде ЗОЖ и спорта среди молодежи. О репродуктивном здоровье – только в контексте взрослого населении.  

 

В прошлом году Минздрав вынес на рассмотрение проект нового кодекса «О здоровье народа и системе здравоохранения», который вызвал бурную реакцию в обществе. Документ обязывает родителей вакцинировать детей, расширяет список случаев для патологоанатомического вскрытия, а также прописывает право детей на сексуальное образование. 

 

Проект кодекса Республики Казахстан «О здоровье народа и системе здравоохранения»

 

Статья 81. Права детей

 

10) получение в доступной форме информации о правильном сексуальном поведении в целях предотвращения нежелательной беременности и распространения инфекций, передающихся половым путем;

 

Некоторые активисты недовольны включением пункта о сексуальном образовании, который якобы растлевает молодежь. Сейчас документ находится на рассмотрении нижней палаты парламента. 

 

Карлыгаш Кабатова отмечает, что из существующих госпрограмм можно сделать вывод, что политическая воля для внедрения полового просвещения в Казахстане есть, но сексуально-репродуктивное здоровье молодежи, в том числе подростков, не является приоритетом. 

 

Она видит три варианта дальнейшего развития событий в плане сексуального воспитания:

 

  1. Игнорирование темы, дальнейшая консервация проблем, отсутствие открытой дискуссии на высшем уровне способны только ухудшить и без того крайне сложную ситуацию.
  2. Рестриктивная модель полового воспитания, а в западной литературе — модель, основанная только на воздержании. Данный подход использует тактику запугивания, искусственного лимитирования сексуальной активности и экспрессии, оставляет без внимания вопросы способов предохранения и так далее.
  3. Введение всеобъемлющего курса полового просвещения, с предоставлением достоверной информации подросткам, обучение жизненным навыкам, воспитание позитивных установок и ценностей.

 

Наиболее эффективный, по ее мнению, третий вариант. В качестве примера Кабатова приводит Эстонию, где обязательный предмет о сексуальном воспитании был введен в 1996 году. Это позволило снизить аборты среди подростков на 61% и более чем в 10 раз сократило количество новых случаев заражения ВИЧ, сифилисом и гонореей. 

 

Асель Шаназарова также поддерживает профилактический путь, нежели метод устрашения в вопросах полового воспитания. Поскольку запугивания и запреты родителей оказывают обратное действие на подростков.

 

По ее словам, первые страны, которые вводили сексуальное образование в 60-70-е годы прошлого столетия, тоже проходили эти же этапы – волна ИППП, ранние беременности, сексуальное насилие. 

 

«Эти проблемы и заставили государство вводить эти программы. Сейчас западные страны добились снижения числа подростковой беременности. Если даже они вступают в половую жизнь, они берегут себя, предохраняются», – отмечает Шаназарова. 

 

Чтобы сохранить здоровье и избежать травмирующего опыта, специалисты рекомендуют вести планомерную работу с детьми и в семье, и в школах. 

 

Сейчас сексуальное воспитание в Казахстане охватывается неправительственными организациями и личными инициативами отдельных людей. Они готовят волонтеров, проводят встречи в школах, предоставляют обучение по вопросам сексуального и репродуктивного здоровья подростков и профилактики ВИЧ.

 

Но работа ведется не на постоянной основе и охватывает далеко не все учебные заведения страны. Поэтому эксперты настаивают на необходимости внедрения специального предмета в школах для предоставления полной информации. 

+1
    374