Сегодня
423,87    505,25    64,43    5,59
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Казахстан. Почему амнистия плохой признак — мнение эксперта

Александра Алёхова365инфо.кз
5 ноября 2020
Если амнистии проводятся слишком часто, значит, уголовное законодательство содержит слишком много погрешностей, а судебная система дает сбои.

Эксперты в области уголовного права снова спорят, кому из казахстанских сидельцев улыбнется удача через год выйти на свободу. На днях расширенной коллегии МВД президент Касым-Жомарт Токаев заявил об очередной амнистии осужденных к 30-летию независимости в 2021 году. Речь идет о лицах, чьи преступления не несут серьезную угрозу безопасности граждан и государства в целом.

Известный адвокат Жангельды Сулейманов считает, что президенту дали неправильные слова.

«Ну нет такого понятия в уголовном кодексе как преступления, не несущие серьезную угрозу безопасности граждан и государства в целом», — написал он на своей странице в Facebook. — «А то вдруг посчитают, что коррупция не несет угрозу, и всех взяточников амнистируют?

У нас всегда амнистии проводятся в зависимости от тяжести преступления, которые бывают небольшой, средней, тяжкие и особо тяжкие. Я думаю, закон о амнистии примут в декабре 2021 года. Амнистируют, наверное, только преступления небольшой тяжести. Это умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы, а также неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы.

Амнистируют тех, кто совершил преступления до вступления закона об амнистии в силу, это примерно 25 декабря 2021 года. Так что если вы совершите в будущем небольшое преступление, условно, 25 декабря 2021 года, вас амнистируют, а если 26 декабря — посадят».

Уместно ли вообще говорить об угрозе тех или иных преступлений безопасности общества или государства? У исполнительного директора общественного фонда «Хартия за права человек» Жемис Турмагамбетовой есть свое видение.

Амнистия — вынужденная мера


— Жемис Утегеновна, как вы отнеслись к идее президента провести очередную амнистию к 30-летию независимости?

— Я не против этой амнистии. Но решительно против столь частых амнистий. В прошлые годы, особенно после 2010, они проводились едва ли не каждый год. Я еще тогда говорила, что без изменения законодательства и без его гуманизации это будет продолжаться вечно.

На несколько лет остыли, но некоторые статьи прежней амнистии продолжали действовать. Сейчас надо очень хорошо изучить Уголовный кодекс на предмет того, какие именно статьи впоследствии будут требовать амнистии.

Первое, что следует сделать, это заставить работать нормы по условно-досрочному освобождению. Это и снижение сроков отбытой части наказания, и более справедливый подход к назначению УДО в случае примерного поведения и отсутствия нарушений. 

Очень много в местах лишения свободы осужденных с ограниченными возможностями. Есть и колясочники, и инвалиды II группы. Для их реабилитации тюремные условия не подходят. Им нужна свобода, вне зависимости от количества лет осуждения. Разумеется, под надзором государства.

Свободу больным и матерям


— Еще одна категория нуждающихся в амнистии — тяжелобольные осужденные, особенно с онкологией. Таких много в женских учреждениях. Неоднократно я предлагала минздраву совместно с МВД пересмотреть и расширить список заболеваний, по которым возможно досрочное освобождение.

Недавно я опять это предложила и новому министру здравоохранения Алексею Цою. Оказывается, он вообще не был в курсе, что существует такой список. Естественно, все вопросы, касающиеся уголовно-исполнительной системы, необходимо отрабатывать вместе с министром внутренних дел.

Ни для кого не секрет, что тюремная медицина отстает от гражданской. Там нет специалистов — медики уходят из-за низкой зарплаты. Они получают только 51% от заработка гражданских профильных медиков.

Их стараются удержать в системе присвоением званий и доплат за погоны и выслугу лет. Но это все равно не покрывает их потребностей. Особенно когда учреждения находятся вдалеке от крупных городов.

Я бы вообще пересмотрела сроки по некоторым категориям статей. Надо, чтобы замена неотбытой части наказания более мягким видом работала лучше.

Право на условно-досрочное освобождение необходимо и женщинам, имеющим детей. Ведь часто эти дети оказываются либо в детских домах, либо у родственников. Государство, осуждая женщину на длительный срок за содеянное, наказывает и ее детей, лишая их матери.
 

Судимость — волчий билет


— Президент, говоря об амнистии, сказал, что она коснется преступлений, не несущих серьезной угрозы безопасности общества и государства. Но ведь по большому счету все преступления так или иначе несут такую угрозу?

— Я полагаю, речь идет о преступлениях небольшой и средней степени тяжести. Это явно не измена Родине, не убийства или распространение наркотиков.

Он также имел в виду, что амнистия не коснется осужденных за коррупционные правонарушения. Такие преступления несут угрозу стабильности государства.

Общество видит, что очень часто у таких осужденных быстрее наступает замена неотбытой части наказания, появляются какие-то болезни. Но говоря о коррупционных преступлениях, опять же следует обращать внимание на ущерб, нанесенный государству. Здесь имеет значение количество имущества,  нажитого незаконным путем.

— Куда трудоустроятся амнистированные, если в пандемию даже люди без судимости оказались без работы? По прогнозам, на оздоровление бизнеса потребуется не менее трех лет, а тысячи освобожденных будут уже в следующем году. Не ухудшит ли ситуация и без того криминогенную обстановку в стране?

— Это вполне может быть. Очень многим осужденным после выхода на свободу некуда идти. Разорваны социальные и семейные связи. Для таких людей надо заранее предусматривать какие-то центры адаптации и социализации. Им на свободе нужна специальность.

Здесь очень остро стоит вопрос социальной ответственности бизнеса. Осужденных не берут ни на какую работу, даже невзирая на статью осуждения. Бизнес боится. В нашей стране судимость — это волчий билет.

Де-юре есть, де-факто нет


— Учитывая, сколько государство потратило на борьбу с пандемией и недополучило налогов, не является ли амнистия способом сокращения расходов государства на содержание осужденных?

— На самом деле бюджетные расходы на содержание осужденных не такие уж и большие. Учитывая, что среди них очень много людей, которым положены государственные социальные выплаты. А управления занятости не учитывают их в общем списке получателей 
Амнистия — акт политический и гуманный. Он не идет ни в какое сравнение с затратами. Одно дело содержать человека за колючей проволокой. Другое — направить эти деньги на его социализацию. Правильно только так.
0
    4 556