Сегодня
423,87    505,25    64,43    5,59
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Стоит ли ждать «новую волну миграции»? — Султанов

Роман Иванов365инфо.кз
14 ноября 2020
Если сравнивать с 2019, снизилось число как выбывших, так и приехавших, а отрицательное сальдо уменьшилось примерно в 2,5 раза. Но эксперты связывают это с пандемией коронавируса и рядом ограничительных мер. До пандемии (примерно с 2013 года) сохранялась устойчивая динамика роста, хотя чуть ранее кривые графиков колебались в обе стороны. Разумеется, не считая девяностых. В целом только за последние десять лет, по тем же официальным данным, из страны эмигрировали 332 тыс. человек, приехали 220 тыс.

На проблему обратил внимание даже Нурсултан Назарбаев на заседании совета АНК, потребовав «сделать так, чтобы у нас было лучше».
Историк и политолог Булат Султанов объясняет рост количества эмигрантов сразу несколькими факторами.

Где перспективы?


— Булат Клычбаевич, почему все-таки из года в год уезжают все больше? Какое-то время назад считалось, что страну покинули уже все желающие, и это число пойдет на спад. Но практика показала, что считали ошибочно.

— Главная причина — продолжающееся ухудшение качества жизни. Проще говоря, население продолжает беднеть, плюс увеличивается расслоение общества. И люди просто отправляются на поиски лучшей жизни.

У нас в стране официальный прожиточный минимум, на основе которого вычисляется, например, минимальная зарплата, немногим более 33 тысяч тенге. Из них на продовольственную корзину выделяется всего 18,5 тысяч.

Два с лишним миллиона числятся самозанятыми. То есть это люди, у которых практически нет никаких перспектив.

Поэтому многие считают, что в другой стране у них эти самые перспективы появятся. Кроме того, есть и еще ряд сопутствующих факторов. Отдельно можно выделить «образовательную миграцию». Молодые казахстанцы едут учиться за рубеж (в большинстве своем в Россию), потому что там и качество обучения лучше, и стоимость его относительно низкая. Да еще есть возможность трудоустроиться на месте.

При этом неизвестно, многие ли по окончанию вуза вернутся обратно. Даже если семья живет здесь более-менее хорошо, люди все равно могут уехать только ради того, чтобы их дети получили достойное образование.

Дипломы никому не нужны


— Несколько лет назад в Китае я встречался с нашими студентами. Они все как один говорят, что в Казахстан не вернутся, причем независимо от собственной национальности. Представляете, насколько обрушилось отечественное образование, если люди готовы учиться на китайском, а потом остаться работать там или в других странах Юго-Восточной Азии, лишь бы не дома?

И сразу возникает вопрос — а чем мы сами занимались эти тридцать лет? Кризис в системе образования начался уже давно. Когда прямо с первого класса стали вводить разные непонятные предметы, все и посыпалось.

Для получения прибыли пооткрывали массу университетов, которые на деле таковыми не являются. Они просто не дают того уровня знаний, который должен давать настоящий университет. В университеты переделали даже большинство техникумов, особенно много таких в регионах. А их выпускники не могут устроиться по специальности, дипломы никому не нужны.

При этом уезжают часто как раз именно высококвалифицированные специалисты. А кто приезжает на их место? В большинстве своем это из сельских депрессивных районов Китая, Монголии, Каракалпакстана и так далее. В свое время у нас проживал почти миллион немцев — уехали все.

Самое главное — сохранить и приумножить человеческий капитал. А он у нас все хуже и хуже. Кстати, в развитых странах, в том числе и США, сейчас, наоборот, усложняют въезд для неквалифицированных работников и создают условия для специалистов, в том числе из РК.

Собственную медицину мы ломали сами


— Примерно такая же ситуация в сфере здравоохранения. Особенно хорошо это показала пандемия. Почему так произошло? Потому что мы сами сломали эту систему, когда по рекомендациям западных специалистов, в том числе и знаменитых «соросят», уничтожили, например, фельдшерско-акушерские пункты на селе. А сейчас приватизируем больницы и поликлиники.

Вообще, кризис здравоохранения начинается в системе медицинского образования. Наглядный пример — знаменитый медицинский институт (который стал университетом Асфендиярова) перенесли куда-то на окраины, а участок на месте комплекса (который существовал еще в годы Великой Отечественной) решили передать под строительство очередного торгово-развлекательного центра. Или, к примеру, как можно было приватизировать институт глазных болезней?

Коронавирус просто выпятил те недостатки, которые уже и так наличествовали.

По мнению некоторых экспертов, Казахстан по средней продолжительности жизни оказался между Конго и Бангладешем. Может это и неправда, но средняя продолжительность жизни мужчин в Казахстане составляет 64 года, а пенсионный возраст — 63. Ходит даже шутка, что человек выходит на пенсию, а на следующий год может помирать. Это тоже многое говорит о нашем здравоохранении.

Бытовой национализм опасен


— Следующий серьезный «выталкивающий фактор» — бытовой национализм, о котором тоже говорили неоднократно. Причем сейчас есть даже еще более серьезная опасность. С этим всегда надо быть очень осторожным, а по мере ухудшения социально-экономического положения национальный вопрос будет еще и обостряться.

Когда растет пропасть между богатыми и бедными, когда население нищает, в обществе копится протест. И чтобы он не выплеснулся в социальный, его могут направить либо в национально-этническое русло, либо в русло межконфессионального конфликта. Этого я опасаюсь больше всего. И госорганам нужно серьезно заниматься этими вопросами. Мало пообещать, что призывы к розни будут пресекаться, людям необходимо дать некие гарантии. И люди должны быть в этом уверены.

Надо понимать, что время призывов «оставайтесь» давным-давно прошло. Практические меры нужно было принимать еще вчера.

— Может и сейчас не поздно?

— Необходимо понять простую, но важную истину — главное для любой страны — это человеческий капитал, независимо от этнической и религиозной принадлежности. И если вы не хотите, чтобы этот капитал испарился, людей надо не уговаривать, а создавать для них комфортные и качественные условия жизни. И начинать прямо с первого класса — обеспечить реальные перспективы, социальные лифты, чтобы граждане были уверены в будущем. Люди должны знать, что у каждого есть право и возможности занять достойное место в обществе, а их дети могут спокойно смотреть в будущее. Мы же 30 лет всех успокаиваем, мол, «в Багдаде все спокойно». Но это не так.
+10
    11 345